Открытое письмо Г.Жакиянова к политсовету общественного объединения ДВК, к оппозиционным партиям и движениям, ко всем гражданам страны

Политические процессы надо мной и Мухтаром Аблязовым – позади. И казахстанская, и международная общественность уже дали им свою оценку. Эта оценка единодушна – мы приговорены к длительным срокам заключения за свои демократические взгляды и убеждения, за противостояние коррумпированному и преступному режиму личной власти президента Назарбаева.

Еще задолго до оглашения приговора вся страна знала: Назарбаев лично распорядился, чтобы Аблязов и Жакиянов были осуждены и отправлены в лагеря. И воля президента была исполнена: ни обвинители, ни судьи не посмели ей воспротивиться.

Тем не менее, суды над нами дались президенту нелегко. Несколько последних месяцев вся государственная машина занималась только и исключительно борьбой с демократической оппозицией. Были разгромлены и закрыты все независимые телеканалы, все оппозиционные газеты, как республиканские, так и региональные, были возбуждены уголовные дела против многих лидеров и активистов оппозиции, с невероятной поспешностью был принят откровенно антиконституционный закон о политических партиях, в чрезвычайном режиме работали и продолжают работать органы МВД и КНБ.

Сам президент вынужден был неоднократно лгать и изворачиваться, пряча глаза и косноязычно заявляя, что в стране идет борьба с коррупцией и, дескать, Аблязов и Жакиянов – самые главные и опасные для нашего государства коррупционеры. Хотя уж кто-кто, а Назарбаев-то достаточно хорошо информирован о том, кто на самом деле коррупционер и кто на самом деле опасен для государства. Кому, как не президенту Назарбаеву знать, что прокуратурой Швейцарии арестованы не счета Аблязова и Жакиянова, а счета Назарбаева, а также его родных и близких. Кому, как не президенту Назарбаеву знать, что департамент юстиции Соединенных Штатов расследует дело по фактам коррупции и отмывания грязных денег не в отношении Аблязова и Жакиянова, а в отношении все того же Назарбаева, а также его родных и близких.

Вот что на самом деле пугает Назарбаева, вот что вынудило его пойти на такой позор, как бездарно сфабрикованные и полностью рассыпавшиеся в судах псевдоуголовные дела, возбужденные против меня и Мухтара Аблязова. Назарбаев, как все диктаторы (а именно грозным диктатором он себя воображает), панически боится гласности, правды, свободного слова, свободного народа. Он прекрасно знает, что при свете гласности он не усидит в своем кресле и недели. Только ложь, только запугивание, только насилие, только издевательство над законом, как в глубине души думает Назарбаев, могут помочь ему уцелеть. Должен сказать, что президент глубоко заблуждается …

В последнее время я часто вспоминал один эпизод, как представляется, весьма характерный. Около года назад, когда я еще был не “обыкновенным уголовником”, а акимом Павлодарской области, мне довелось посещать местные правоохранительные органы. И там мне показали некоторые архивные документы. В частности, личное дело заключенного Александра Солженицына. Причем личное дело, оформленное согласно всем требованиям этого ведомства, — с отпечатками пальцев, с фотографиями в профиль и анфас … Помню, что я был поражен: почему личное дело Солженицына в начале двадцать первого века находится в действующем архиве спецслужб? Почему не в музее? Я тогда предложил все хранящиеся в архивах спеслужб документы по незаконно репрессированным в советское время гражданам передать в музеи, рассекретить их, сделать открытыми и доступными для общественности. Тем не менее, под разными предлогами этого так и не было сделано.

Я вспоминал этот эпизод и думал, как я был наивен еще год назад. Еще год назад я даже не подозревал, насколько живучи глубоко ушедшие в нашу землю, цепко в нее вросшие, корни тоталитаризма. Наверное, об этом же думал в следственном изоляторе нашей новой столицы Астаны и Мухтар Аблязов, когда вспоминал о Натане Щаранском и об Андрее Дмитриевиче Сахарове …

Сергей Адамович Ковалев, десять лет проведший в советских лагерях для политзаключенных, был близким другом академика Сахарова. Он вспоминал, что, когда Сахарова отправляли в ссылку в Горький, с ним удалось поговорить нескольким иностранным журналистам. И они спросили его, верит ли Андрей Дмитриевич в скорые перемены в Советском Союзе? \»Нет, — ответил Сахаров. — В скорые перемены в Советском Союзе я не верю\». \»Мне кажется, — сказал он, — что все это будет продолжаться еще очень долго\». Потом он задумался и добавил: \»Хотя … кто знает, крот истории роет незаметно\».

\»Крот истории роет незаметно\», — сказал мне Сергей Адамович Ковалев, когда приезжал на процесс в Павлодар. Я благодарен ему и за то, что он нашел время, чтобы поддержать меня, и, быть может, особенно за эти слова академика Сахарова.

Сейчас я хочу передать эти слова всем вам. Да, крот истории незаметно прорыл, и те изменения, которые происходят сейчас с сознанием людей, носят на самом деле очень глубокий и масштабный характер. И мы должны это понимать. Андрей Дмитриевич Сахаров, уезжая в Горький, думал, что это надолго, может быть, навсегда. Но прошло совсем немного времени, и академик Сахаров, уже в качестве народного депутата СССР, выступал с трибуны всем нам памятного первого съезда.

У меня нет никаких сомнений в том, что перемены в Казахстане близки. Но это не значит, что мы не должны их приближать. И тем настойчивее мы должны это делать, чем упорнее и ожесточеннее сопротивляется правящий режим.

В последнее время, и особенно после принятия закона о политических партиях, широко обсуждалась идея объединения оппозиции. Думаю, что это не только правильная и своевременная идея, но и в сегодняшних условиях единственно верная. Конечно, оппозиция неоднородна. Конечно, она вбирает в себя очень пестрый спектр политических взглядов и идеологических платформ. Конечно, каждая из существующих в Казахстане партий, каждое из ныне действующих движений и объединений имеет право на существование. Более того, придет время и, скажем, коммунисты будут ожесточенно спорить с демократами или республиканцами о путях развития страны и общества. Такое время придет.

Но для того, чтобы межпартийные дискуссии стали возможными, для того, чтобы в политической жизни страны были представлены все существующие в обществе мнения и суждения, Казахстан должен стать правовым и демократическим государством, не на словах, а на деле обеспечивающим права и свободы своих граждан. Пока же этого не произошло у всех у нас – у демократов, у республиканцев, у коммунистов, у всех честных и порядочных людей, у всех граждан Казахстана – один общий враг – авторитарный режим, построенный и возглавляемый президентом Назарбаевым.

И именно для разрушения этого режима, который приносит горе и страдания нашему народу, который закладывает мину замедленного действия под устойчивое развитие нашей страны, оппозиция может и должна объединиться.

Думаю, что движение “Демократический выбор Казахстана”, которое сегодня не только окрепло в борьбе, но и реально сплотило вокруг себя большинство оппозиционных партий и движений страны, де-факто уже стало базой для такого объединения. Эту работу по объединению всех здоровых сил общества можно и нужно продолжить.

Наверное, пришло время вступить в “Демвыбор” и членам Республиканской народной партии Казахстана, чьи активисты очень активно и мужественно работали все это время и чей лидер, Акежан Магжанович Кажегельдин, еще в марте, во время нашей встречи в Париже, говорил мне о своей готовности вступить в “Демократический выбор Казахстана”.

Исполнение этого его решения в силу разного рода причин, надо полагать, уважительных, несколько подзатянулось. Но вот недавно он сделал заявление, что готов вступить в ряды объединенной демократической оппозиции в качестве члена политсовета, отвечающего за работу с заграницей. На мой взгляд – очень правильная инициатива. Работа Акежана Магжановича, опытного политика, обладающего известностью и авторитетом на Западе, в этом качестве была бы, несомненно, полезна для движения. Причем, я думаю, надо не только ввести его в политсовет, но и избрать сопредседателем “Демократического выбора Кахзахстана”.

Стоит в принципе увеличить число сопредседателей “Демвыбора”. Скажем, избрать дополнительно еще двух-трех человек. Это можно сделать на съезде объединенной демократической оппозиции, созыв которого целесообразно не откладывать в долгий ящик, а провести в самое ближайшее время.

Съезд важен не только потому, что он организационно оформит объединение оппозиции. Задачей съезда является и принятие программы действий на период до парламентских выборов. Нужно очень серьезно подумать о работе с населением, особенно в условиях полицейских репрессий, которые в последнее время многократно ужесточились. Нужно очень системно и целенаправленно разъяснять людям нашу позицию, и тогда, когда они узнают правду о положении дел в стране, подавляющее большинство поддержит “Демвыбор” вне всякого сомнения.

Я хотел бы также обратиться ко всем гражданам Казахстана. Нельзя оставаться в стороне от тех событий, которые сегодня происходят на нашей родине. Нельзя считать, что голос отдельного человека ничего не значит. Все мы заслуживаем лучшей участи, но мы должны хорошо понимать, что перемен в жизни своей страны, в жизни своих детей мы можем добиться только сами. Это дело всего народа Казахстана.

В целом, нам следует смотреть на вещи здраво и оптимистично, хорошо понимая, что корчи и судороги режима, которые он сейчас демонстрирует всему миру, долго не продлятся. Бесчинствовать этому режиму, а только так можно охарактеризовать все его сегодняшние действия, не позволят ни, в первую очередь, сам народ Казахстана, который власти больше всего и боятся, ни международное сообщество.

Режим Назарбаева прогнил насквозь, и он неминуемо рухнет. Но произойдет это только в том случае, если мы будем действовать твердо, последовательно, а главное, слаженно.

Убежден, что так и будет.

Галымжан Жакиянов

(записано защитником от движения “Демократический выбор Казахстана” П. Своиком в тюрьме г. Павлодара 8 августа 2002 года)

Новости партнеров

Загрузка...