Серикболсын Абдильдин: “Прохладных сезонов в политике не бывает”

Серикболсын Абдильдин – человек, неудобный для любой власти, тем более нынешней. Во-первых, всегда имеет собственное мнение, которое не преминет высказать. Во-вторых, знает очень многое, ибо был председателем Верховного Совета республики 12-го созыва. Это именно он провозгласил независимость Казахстана. В-третьих, сегодня, когда многие спешат откреститься от былой принадлежность к КПСС, он не только не открещивается, но и возглавляет Компартию Казахстана.

Сегодня Серикболсын Абдильдаевич комментирует политическую ситуацию в стране после судебных процессов в отношении лидеров общественного объединения “Демократический выбор Казахстана” и расширенного заседания правительства с участием акимов всех уровней.

Серикболсын Абдильдаевич, как вы прокомментируете итоги недавнего совещания, на котором с большой речью выступил глава государства?

— Это не совещание, совещание, когда стороны разговаривают. Это был односторонний разговор со стороны президента. То, что говорили премьер-министр, Марченко с Павловым, так или иначе перекликалось с его мыслями, оценками ситуации. По большому счету, можно было не проводить совещание, а разослать письменную информацию о том, что итоги первого полугодия таковы. Назарбаев провел это совещание значительно хуже, чем когда он проводил совещания в бытность председателем Совета министров Казахской ССР. Никакого спроса, никакого предложения, никакого анализа мнений местных акимов, местной власти. Так в принципе не совещаются. Поэтому результативность этого заседания я оцениваю со знаком минус.

А как вы оцениваете те восемь задач, которые глава государства поставил перед правительством?

— Вообще-то, это метод никуда негодный: управлять государством посредством поручений в виде восьми-девяти, иногда десяти задач перед правительством. Это опасно и неграмотно. Многие исполнители будут привязаны к этим поручениям, а государственные, глобальные задачи, связанные со строительством независимого Казахстана, останутся в стороне. Помнится, когда президент давал поручения о встрече 10-летия независимости, произошел такой казус: одним из пунктов было “очистка улиц городов”.

Я недоволен тем, что Назарбаев хочет управлять государством посредством раздачи поручений. После ежегодного послания главы государства народу Казахстана в какой-то степени я был убежден, что после слов о необходимости перехода к индикативному планированию от президента последует указание о подготовке такого плана. Я ожидал, что он и на заседании об этом скажет. Но глава государства просто фиксировал, что у нас нет того-то и того-то. Но при этом он не говорил, как надо делать, не обозначал статус – правительственный ли план, государственный ли план или президентская программа. Я считаю, что пора осознать собственные ошибки с точки зрения управления экономикой. Надо создавать систему управления, а это достигается посредством планирования. Все развитые государства планируют даже негативные ситуации и принимают соответствующие меры, чтобы смягчить отрицательное влияние внешних и внутренних факторов. В том числе указывается и ожидаемая степень риска.

А вам не показалось, что президент говорил опасные вещи, ведь коррупционная система, о наличии которой в нашей стране Нурсултан Назарбаев заявил, так или иначе затрагивает его самого, ибо система выстроена в государстве, которым руководит он…

— Для меня это давно ясно, и поэтому я всегда говорю, что политическую, экономическую и социальную базу коррупции создал собственноручно сам президент.

Очевидно, можно согласиться с тем, что завтра президент укажет на какого-то чиновника или бизнесмена и скажет, что он — коррупционер. Это вытекает из слов “иных уже нет, а некоторые здесь”…

— Это его метод. Он людей загоняет в грязь, а потом в любое время, дергая за ниточки, дает им знать: не послушаешься, попадешь под прокурора. Методика понятная, и я даже не хочу повторять эти вещи, потому что самому народу видно: если бы Жакиянов с Аблязовым были послушными, не вышли из-под влияния президента, они и сегодня процветали бы. А то, что они предложили демократизировать власть, задело его самого, во-первых. Во-вторых, вероятно, будет задействован закон о первом президенте РК и Казахстан будет иметь параллельно двух президентов.

И чтобы убрать претендентов, он организовал судебные процессы над Жакияновым и Аблязовым.

А как вы прокомментируете слова главы государства о компенсации денежных вкладов, сгоревших в банках. Вряд ли смогут вернуть свои деньги граждане, родившиеся в 1960 году…

— Это он специально говорит, чтобы перенести акценты на правительство. В следующий раз, выступая, президент скажет, дескать, я дал поручения правительству давно, но ничего не делается. Это просто политическая игра, фальсификация, ибо на деле ничего не будет.

Вы считаете, что нынешней осенью мы увидим повторение российского варианта по передаче президентской власти, как об этом говорят политологи?

— Я прогнозировал четыре варианта. Первый – президент скажет, что он ошибся, ошибки таковы и положение поправлять надо так-то и так. И поправлять должен новый человек. Этого мы вряд ли дождемся. Второй вариант – повторение российского. Третий – под давлением извне его могут убрать. И четвертый вариант – то, что связано с олигархами. Можно сказать, что олигархи сработали. И если бы они своей группой в 12-15 человек стояли до конца, то на самом деле мой прогноз уже реализовался бы. Президенту сегодня живется трудно, и он будет искать продления своего влияния, своей президентской жизни, поэтому три варианта еще не отпадают.

Иными словами, следует ожидать внедрения института регентства, который фактически вводится Законом “О первом президенте РК”?

— Конечно.

А сроки?

— Я Нурсултана Абишевича хорошо знаю, у него в принципе принятые решения на государственном уровне связаны с защитой его самого, кресла, имиджа и т.д. Если он почувствует напряжение, то он может в любой момент принять такое решение. А напряжение есть. Но все зависит, насколько мудро он подойдет к снятию этого напряжения. По большому счету, у него нет и окружения, которое могло бы стоять за главу государства.

Серикболсын Абдильдаевич, что вы можете сказать о словах главы государства в отношении решения вопроса о частной собственности на землю? Во время встреч с сельчанами Алматинской области Нурсултан Назарбаев заявил, что земля однозначно не будет продаваться иностранцам, только казахстанцам. Согласно его словам, разработаны три варианты продажи земли в частную собственность…

— Пусть президент не обижается, но он не профессионал по земельному вопросу. Так, один из вариантов продажи земли – аренда — уже сейчас существует. И незачем говорить об этом, как об одном из вариантов. Что касается продажи земли в рассрочку без оплаты, то и это есть, сначала разрешили брать землю в аренду без оплаты на 49 лет, а потом продлили данный срок. Не существует единственного – продажи сельскохозяйственных угодий в частную собственность. А продажа садоводческих участков в собственность и другие методы фактически действуют. Президент оговорился, сказав, что не будут продаваться пастбища. Это и так ясно, потому что они малопродуктивны. Речь идет о пашне, плодородных землях, орошаемых. Вот пашню он спешит раздать. А то, что он говорит, что иностранцам земля не будет продаваться… Иностранцы через тех же собственников земельных участков вложат инвестиции и начнут делить продукцию. В принципе можно распоряжаться и быть собственником продукции, а не земли. Дорога иностранцам не закрывается: земля будет числиться за конкретным собственником, а кредиты ему дадут иностранцы. И потихоньку собственники станут влезать в долги, а затем настанет время, когда они добровольно расстанутся с землей в уплату долгов. Поэтому не имеет значения, кто окажется инвестором, будь то иностранец или наш соотечественник, тем более, что много тех, кто принимает наше гражданство.

Я считаю, что вопрос о передаче земли в частную собственность крутится специально, чтобы люди вошли между собой в конфронтацию и не обращали внимание на \»Казахгейт\».

— А насколько реален \»Казахгейт\»?

— Казахгейт ни я, ни вы не выдумали. Это реально существующие вне нашей страны судебные расследования об отмывке и краже денег в Казахстане. Среди людей, причастных к ним, есть и имя нашего президента, что подтверждено документально. Но судьба \»Казахгейта\» зависит от того, как сумеет Назарбаев распродать дальше американцам Казахстан, ту же самую нефть, к примеру. Отношения Казахстана с западными государствами имеют двойной стандарт. Если США будут удовлетворены прибылями от Казахстана, как от сырьевого придатка, то они могут закрыть глаза на нарушения прав человека, отмывку грязных денег и т.д. Но есть и другие силы в этих государствах – Швейцарии и США, которые давят. И если окажут влияние на первых руководителей, то тогда, конечно, не миновать скандала, а скандал уже есть и завершение может оказаться плачевным.

Как, по-вашему, будут развиваться события дальше? Ведь в самом начале, когда появилось общественное объединение “Демократический выбор Казахстана”, на первый взгляд казалось, что власти опережают оппозицию, даже побеждают?..

— Айгуль, простому человеку каждый раз, когда разыгрывается политическая коллизия, пока режим не свалят, кажется, что режим побеждает. А на деле режим каждый раз проигрывает. Да, оппозиция ослабевает, но происходят какие-то позорные вещи со стороны режима. Я считаю, что последние события означают в республике не победу, а поражение, потому что по указанию главы государства без состава преступления осуждены два человека. Это не сила, а слабость Назарбаева.

Что, по-вашему, предпримет власть, чтобы сохранить имеющийся статус-кво?

— По большому счету, должны быть приняты меры по изменению политической системы. То есть необходимо укрепить демократические институты, прибавить полномочия парламенту, местным органам государственной власти, возродить Конституционный суд, создать независимую судебную систему, обеспечить контроль за исполнением законов со стороны прокуратуры. А сегодня все правоохранительные органы работают на защиту только одного человека – президента страны. Но защищают ли они его? Они усугубляют его положение, при котором возрастает напряжение.

Я считаю, что настало время считаться с мнением общественности, оппозиционных сил. Я хорошо знаю государственную власть, я – один из членов парламента, один из тех, кто создавал оппозицию, поэтому мое видение такое: надо снимать напряженность, находить компромиссы, сесть за стол переговоров. От этого выиграет только сам Нурсултан Назарбаев. К великому сожалению, мы видим со стороны власти только одно: давление, насилие. Но этот режим обречен, ибо это мировая практика подобных режимов доказывает. Вот если бы сейчас президент взял другой курс, то мог бы кое-что поправить и выйти на новый рубеж, пойти на компромисс, а президент, напротив, обостряет каждый раз ситуацию.

На днях в интервью газете “Время” советник президента Ермухан Ертысбаев сказал, что ДВК переоценил революционные настроения народа. Но так ли это?

— Я считаю, что народ давно находится в оппозиции власти. И люди открыто высказывают свою ненависть, но они не вооружены ни политически, ни другими механизмами. Чтобы их обучить и консолидировать, у оппозиции нет сил, потому режим давит постоянно. Вот даже собрание общественности республики 19 января этого года привело главу государства в такое состояние, что он провел ответное совещание с руководителями всех рангов и ведомств и направил всю государственную машину против нескольких человек – инициаторов собрания 19 января.

Как будет действовать демократические силы Казахстана в условиях реализации Закона “О политических партиях”? Сумеют ли они сконсолидироваться?

— Я считаю, что такой антиобщественный закон должен сработать на объединение оппозиции по двум причинам. Первое: многие не смогут называться партиями, потому что не пройдут регистрации, но в политических кругах они хотят сохраниться. Поэтому они вынуждены будут войти в ту оппозиционную партию, которая может пройти регистрацию…

— Сегодня пройти регистрацию, очевидно, могут только Компартия и “Ак жол”?

— Мы принятого закона не боимся, мы боимся очередного беззакония, статьи, по которой не произведут регистрации филиалов партии. Остальное мы осилим. С “Ак жол” я не знаю, как поступят. У власти есть варианты. Своих, конечно, пропустят, одна или две партии будут, не имеет значения. А дальше они должны придумать мнимую оппозицию, которой вполне может стать “Ак жол”, или согласиться с радикальной оппозицией, которой является Компартия. И тот и другой варианты проблематичны для власти, которая бы не хотела ни левых, ни центристов, потому что оппозиция в принципе ей не нужна.

Как будет действовать ДВК в отсутствии своих лидеров?

— Президент нанес большой урон данному объединению, осудив и посадив двух лидеров – основателей этого объединения. Но это не означает, что дух ДВК сломан. Наоборот, он усиливает свою деятельность; и политсовет ДВК, членом которого являюсь и я, будет укреплять свое противостояние произволу власти.

Какие события могут все же произойти осенью после возвращения депутатов с летних каникул?

— Глубокие прогнозы я бы воздержался делать, но я считаю, что президент сменит правительство. Сейчас объявив трехлетку по сельскому хозяйству, заявив о продаже земли, глава государства как бы пытается сказать, что лучшего сельхозника, чем Ахметжан Есимов, нет. Да, он родственник, но другого человека нет. И он может своего человека поставить премьером.

А в связи с выборами части сената он может затеять перевыборы председателя палаты. Из какого жуза он окажется, не имеет значения, главное, чтобы он был более твердым и боевым, чем нынешний спикер сената. Такие перемены, я предполагаю, необходимы для передачи власти президентом.

Значит, осень у нас окажется жаркой?

— Но у нас прохладных сезонов в политике не бывает, если учесть, что власть находится всегда в кризисе, начиная с роспуска парламента в 1993 году, и по сей день. При этом все потрясения вызываются самим президентом страны и в большинстве случаев осенью.

Новости партнеров

Загрузка...