Женская логика “Мухаметжана Адилова”

Анализ статьи Мухаметжана Адилова “О каше” в газете “Финансы. Экономика. Рынки. Деловое обозрение Республики” № 10 от 9 августа 2002 г.

Уважаемая Ирина Альбертовна! Я знаю, что “Мухаметжан Адилов” Ваш псевдоним, потому обращаюсь напрямую. Тем более, что Вы сами призываете к открытой дискуссии.

Мне представляется, что ваш “анализ” поверхностный и носит слегка провокационный характер. Ну посудите сами, вот только несколько пассажей Вашего анализа:

“Трудно усидеть сразу на двух стульях и ни с одного из них не упасть”. “Г-н Ертысбаев выдал тайну своих “патронов”. “Чтобы нас не обвинили в призыве к свержению действующего строя, мы сошлемся на г-на Ертысбаева” (!!!). “Надо сказать, что любое интервью представителей нынешнего политического режима является утечкой ценнейшей информации”.

Ирина Альбертовна, ну что же Вы так? Выдал, утечка… Надеетесь, что мне дадут, как Вы выразились, по “шапке”? С чего Вы взяли, что я сижу на двух стульях? По-моему, я свою позицию достаточно четко отразил. И что значит – “выдал”? Дескать, нехороший этот Ертысбаев, выдает “государственные тайны”. Кстати, если Вы утверждаете, что я “выдал”, стало быть, Вы хорошо осведомлены об этой тайне. И, если уж тайна существует, является ли она таковой? Подумайте только какая эта ужасно “засекреченная и ценнейшая тайна” – боязнь перед союзом Кажегельдина и ДВК? Смех, да и только.

Вы подумайте лучше, Ирина Альбертовна, почему чиновники не хотят давать интервью вашим журналистам? Потому что, по-Вашему, “любое интервью представителей нынешнего политического режима является утечкой ценнейшей информации”. Я советовал многим министрам и акимам не чураться вашей газеты, наоборот, активно публиковаться именно там. Но они мне говорят: “Ни в коем случае. Обязательно дадут какой-нибудь злостный комментарий и припишут тебе то, что ты не говорил”. Так что, не теряйте стиля, уважаемая Ирина Альбертовна! А впрочем, ваш несколько милитаристский стиль (“выдал”, “утечка”, “свержение действующего строя”, “уничтожить политическую оппозицию”) мне лично понятен: на войне как на войне. Я имею в виду информационную, идеологическую войну между властью и оппозицией, которая имеет место. И, к сожалению, в этой войне работает печально известное правило: все средства хороши. Ваш “анализ” – блестящее тому подтверждение. Союз богатых людей и радикальной оппозиции, включая коммунистов, в этом же ряду конфликтного процесса, где работает железное правило: цель оправдывает средства.

С другой стороны, в Конституции записано: “Свобода слова и творчества гарантируется”. Ваш анализ – это Ваше творчество, Вы имеете право анализировать, прогнозировать, делать оценки, додумывать и даже придумывать. Я тоже. Ну, например, Вы утверждаете, что в последнее время мое “влияние на главу государства, равно как и возможность личных контактов, близки к политическому нулю”. Надо сказать, что это Ваше заявление – утечка ценнейшей информации из оппозиционного лагеря. Вы неосторожно “выдали ценного агента”, который работает не иначе как в Администрации Президента страны. Неужели вы имеете доступ к журналу регистрации лиц, приходящих к главе государства? О влиянии, личных контактах знают только три человека: президент, его советник и технический работник в приемной администрации, который связан с Ириной Петрушовой. Вот до какого маразма можно договориться, если “творчество” без тормозов, безудержное и всепоглощающее. Ей богу, Ирина Альбертовна, перечитайте свой “анализ”, построенный на такой “творческой” методе.

А теперь по существу. Ирина Альбертовна, вы очень сильно сужаете политическое пространство и значимость появления ДВК. История с Рахатом Алиевым – это повод, а причины гораздо глубже. Причина, в общем-то банальная – борьба за власть. И в этом ничего плохого нет, ибо борьба за власть существует с тех пор, как возникла цивилизация. Другое дело, что программа ДВК представляла опасность для действующей власти не в том, что она потеряет эту самую власть, а в том, что мы все, в конечном счете, потеряли бы Казахстан. Лидеры ДВК допустили два грубейших промаха в своих программных установках – это выборность областных акимов и переход от президентской республики к парламентской. То есть они стали не личными политическими противниками президента, а противниками молодого, независимого Казахстана. Это мое твердое убеждение.

Вы пишете, что я “избегаю ваших корреспондентов”. Неправда. Во время судебных процессов ко мне обратилась Жибек Кашкеева. Мы встретились и поговорили. Я объяснил ей, почему я не могу во время судебных процессов дать интервью. Недавно, после завершения судов, пришел факс с вопросами от Оксаны Макушиной. Я готов был ответить, но один телефон, указанный в факсовом сообщении, (503521) вообще не зарегистрирован в Алматы, а ее мобильный (3332207396) не отвечал.

Неужели вы серьезно полагаете, что я опасаюсь каверзных вопросов? Какие еще каверзные вопросы Вы можете задать, кроме тех, которые задали мне Виктор Верк (“Время”) и Бахытжан Мукушев (“Мегаполис”)? Не каверзных вопросов я опасаюсь, а непорядочности. Прошлой осенью я дал большое интервью тогдашней “Республике” (29 ноября 2001, № 47, с.5). Читатель должен знать о технологии публикации подобных материалов. Обычно высылаются вопросы, детали обговариваются по телефону. Вместе с корреспондентом мы включили ряд вопросов более острых и злободневных. Интервью было опубликовано с Вашим комментарием. Ну, то, что последнее слово остается за вами, это, как говорится, “хозяин – барин”. Но в своем комментарии Вы отметили, что вот эти и те вопросы г-н Ертысбаев сам включил. “Видимо, Администрации Президента было важно донести официальную точку зрения на эти проблемы до наших читателей” – добавили Вы. Как это называется? Вы сами знаете. Помнится, у меня сидел в кабинете Мухтар Аблязов и он так прокомментировал: “Конечно, это непорядочно”. Я же просто отметил для себя, что главный редактор газеты – “каверзная” женщина.

И, тем не менее, я готов к открытой дискуссии с вами, Ирина Альбертовна. Высылайте парламентеров, то есть я хотел сказать корреспондентов, обсудим условия.

Новости партнеров

Загрузка...