Мент он и в Африке мент

Своеобразный, но интересный взгляд автора на нашу полицию и ее главного начальника

Скованные одной цепью,
Связанные одной целью
Вячеслав Бутусов

\"\"

Участившиеся в последнее время происшествия, связанные с произволом полицейских, заставляют пристальнее вглядываться в тех, кто возглавляет это ведомство. Министр внутренних дел Каирбек Сулейменов – один из долгожителей на Олимпе власти. В президентской команде он находится с 1991 года. Но фактически рядом с Нурсултаном Назарбаевым Каирбек Сулейменов работает с 1989 года. Срок, согласитесь, немалый, чтобы сделать вывод о том, что из всего своего окружения президент наиболее доверяет ему, впрочем, как и Нуртаю Абыкаеву, который рядом с главой государства с того же времени.

Каирбек Сулейменов претерпел за эти годы немало кадровых перемен. Поразительно, но со своими постами менялся и сам он. В самом начале девяностых годов это был один из самых грамотных управленцев в команде президента. Всегда подтянутый, энергичный, он руководил всей работой правоохранительных органов республики. Будучи государственным советником в первые годы становления суверенного Казахстана, Каирбек Шошанович немало сделал для того, чтобы прежняя, советская, судебно-правовая система была изменена. В те годы Сулейменов был одним из самых видных политиков молодого, только что получившего независимость Казахстана. Очевидно, понимание исторической миссии, выпавшей на долю тех, кто создавал суверенное государство, делало Каирбека Шошановича столь блистательным во всех отношениях в то время. Во-первых, это был один из тех немногих чиновников, к чьему голосу прислушивались в Верховных Советах 12-го и 13-го созывов. Госсоветник по правовым вопросам, каковым являлся Каирбек Шошанович в ту пору, отвечал и за взаимодействие президентской администрации с высшим законодательным органом. Надо сказать, что Сулейменов блестяще справлялся со своими обязанностями. Несмотря на критику, которой подвергалась администрация главы государства и он сам, взаимопонимание между двумя ветвями власти было полное. И многие законы были приняты в ту пору благодаря умело выполняемой работе советника. Кстати сказать, тогда Сулейменов проявил себя не просто как грамотный управленец, но и как дальновидный политик и просто смелый человек. Во многом из-за принятых им мер не произошло кровопролития между казаками и казахским населением в Уральске и Петропавловске. Он руководил комиссией по выяснению конфликта между чеченцами и казахским населением в Восточно-Казахстанской области, и там тоже не пролилась кровь благодаря его личной смелости и решительности.

Также решительно госсоветник действовал и тогда, когда Нурсултан Назарбаев принял решение о реформировании судебно-правовой реформы. Однако все положительные качества госсоветника на сей раз обернулись минусами. Не нами сказано, что наши недостатки есть продолжение наших достоинств. Это как раз о Каирбеке Шошановиче. Гибкость, дальновидность, профессионализм госсоветника превратились в изворотливость, изощренность. Интриги, которые устроил Каирбек Шошанович на рубеже 1995-1996 годов, привели к тому, что наша судебно-правовая система оказалась весьма далекой от того проекта, который был одобрен в самом начале Нурсултаном Назарбаевым. В ту пору много говорилось о противостоянии госсоветника и министра юстиции, а затем вице-премьера по правовым вопросам Нагаибая Шайкенова. Кстати сказать, сам пост вице-премьера по правовым вопросам был предложен, очевидно, не без подсказки Каирбека Шошановича. Таким образом, он избавлялся от реформатора, который пытался добиться реализации намеченных планов. Во многом “благодаря” Каирбеку Шошановичу была похоронена идея выделения следствия в самостоятельный орган. Немало способствовал он и тому, что назначение новых судей оформляется через квалификационную коллегию, а все остальные проходят аттестацию. Хотя Нагашбай Шайкенов предлагал подвергнуть квалификационному экзамену на знание казахстанского законодательства всех судей.

Противостояние между двумя наиболее яркими представителями юридической общественности привело в конце концов к отставке Н.Шайкенова и его удалению от государственных дел. Сам же Каирбек Шошанович стал министром внутренних дел. Очевидно, это и было целью самого Сулейменова. Очевидцы вспоминают, как госсоветник подвергал резкой критике вначале Владимира Шумова, а затем Булата Баекенова (занимавших посты министра внутренних дел в начале девяностых годов) за малейшие провинности в работе министерства.

Прошло время, и произвол в органах внутренних дел, о котором когда-то говорил Каирбек Шошанович, возрос. Некоторые аналитики говорят о том, что в результате всех преобразований из органов ушли лучшие кадры, которые нынче возглавляют частные охранные структуры или ведут частный сыск. Возможно, низкая квалификация сегодняшних сотрудников в некоторой степени объясняется и этим. Однако создается впечатление, что сам глава ведомства утерял вкус к работе. Сулейменов сегодняшний и Сулейменов образца 1994 года – небо и земля. Энергичный и подтянутый, с новыми идеями, всегда на острие событий в 1994 году и человек, выглядящий значительно старше своих лет, с потухшим взором, – сегодняшний. Трудно сказать, что стало причиной таких перемен. Может, противостояние между Каирбеком Шошановичем и зятем главы государства, бывшим первым заместителем председателя КНБ Рахатом Алиевым, о котором шептались в кулуарах. А что такое противостояние было и есть, можно судить по тому, как старательно лепят образ беспредельщика СМИ, которые контролирует, как говорят, Рахат Алиев. Однако при этом мало кто задумывается над тем, что полиция, армия есть часть общества, и все то, что говорится об этих структурах, в полной мере можно отнести и к обществу в целом.

Удивительно, но факт — о самом Каирбеке Шошановиче, как сами полицейские, так и люди, далекие от полиции, говорят как о профессионале. Многие оперативники вспоминают о нем как об одном из лучших следователей, который, взявшись за дело, доводил его до суда, расследовав даже самые мелкие детали. Но вряд ли его опыт помогает на нынешнем посту. Многие дела полицией так и остаются нерасследованными, а уж о произволе, который творится во многих областях республики полицейскими, не говорит только ленивый. То полицейские избивают офицера, приехавшего в отпуск к родителям. То полицейские являются виновниками ДТП и скрываются с места происшествия. Единственное, в чем преуспевают полицейские, так это в разгоне стариков и мирных демонстрантов, выходящих на площади, чтобы выплеснуть свою боль. Да еще в сборе дани на дорогах страны. Недаром даже сам Каирбек Шошанович два года назад предпринял энергичную попытку расправиться с мздоимцами в своем ведомстве, совершив поездку из Шымкента до Астаны с грузовиками, набитыми арбузами. Однако эта попытка весомых результатов не дала: министр далеко, а соблазнительный плод рядом.

Интересно, но о своих российских коллегах Каирбек Шошанович отзывается далеко не лестно. Но, судя по всему, хорошие отношения у него установились с Владимиром Рушайло, который нынче возглавляет Совет безопасности России. Может быть, это вызвано тем, что оба прошли путь от рядовых следователей и оперативников до министров? Обоих в своей среде называют профессионалами.

Сейчас вся страна взбудоражена двумя происшествиями, в которых замешана полиция. Это убийство или самоубийство дочери главного редактора газеты “XXI век. Республика” Лиры Байсеитовой и избиением ведущего аналитической программы “Портрет недели” КТК Артура Платонова. Удивительно, но сам министр, который никогда не избегал таких щекотливых ситуаций, до сих пор не дал пресс-конференции по этим случаям. Вообще, за последнее время Каирбек Шошанович как-то незаметно перестал общаться с журналистами, хотя прежде в таком не был замечен. Напротив, он всегда охотно проводил пресс-конференции и давал оценки тому или иному событию. Либо министр устал и собирается на покой, который поможет скрасить мясокомбинат под Астаной, приобретенный им на тендере пару лет назад вместе с сыном. Об этом он сам сказал журналистам. Либо в стране готовятся какие-то события, что главному полицейскому не до разъяснений происходящего. Последний раз Каирбек Шошанович публично прокомментировал только одно: задержание Галымжана Жакиянова. Помнится, тогда в ответ на вопрос, каково состояние бывшего акима Павлодарской области, министр ответил, что здоровье у Жакиянова железное, дай Бог каждому. Мы помним, что Жакиянова пришлось несколько раз помещать в реанимацию как раз из-за того, что здоровье у него оказалось далеко не железным. После этого Каирбек Шошанович ни разу еще не появлялся на публике и не комментировал ситуацию.

Многие люди, хорошо знающие Каирбека Шошановича, сомневаются в том, что нынешний полицейский произвол вызван им самим. Скорее, считают они, это дело тех третьих сил в стране, о которых говорил в своих статьях советник главы государства Ермухан Ертысбаев. Создается впечатление, что кому-то очень выгодно потопить Сулейменова. Вот только для чего? Ведь Сулейменов на самом деле один из самых преданных Нурсултану Назарбаеву людей. Если Сулейменова топят специально, тогда это делается для того, чтобы оголить окружение президента, убрав от него самых верных и преданных людей. Судя по тому, кто наиболее часто говорит о полицейском произволе, можно сделать выводы о том, кому это выгодно.

Впрочем, сам Каирбек Шошанович далеко не ангел и полицейские наши далеко не белые и пушистые. Мент, как себя однажды назвал Каирбек Шошанович, он и в Африке мент. Вот только кому выгодно топить сегодня министра внутренних дел, если полиция – оплот государства?..

Новости партнеров

Загрузка...