Айбек Нуржанов о “треугольном государстве”

“…бартерный обмен: он нам – новое государственное устройство, мы ему – пожизненную верховную власть”

Откровенно, первое впечатление от “Треугольного государства” какое-то странное. Почему “жузы” — или это архаика, или что-то чисто казахское, национальное. А где в этом “треугольнике” русские и другие, которых в Казахстане еще очень много – на целый “жуз” хватит. И вообще, если говорить о “жузах”, может быть надо строить четырехугольник. И так далее, в таком же духе.

Но если вдуматься в смысл поглубже, отойти от поверхностных суждений и покопаться в затемненных закоулках современной казахстанской политической кухни, можно увидеть много очень любопытного и поучительного.

Возьмем для начала преторианскую гвардию Президента. Впереди — ближайшие соратники и телохранители: Абыкаев, Токаев, Калмурзаев, Туякбаев, Есимов, Тажин, Сарсембаев, Утемуратов. Это — свои, из Старшего жуза. А это – союзники из Младшего жуза, они совсем рядом: Тасмагамбетов, Кекильбаев, Балгимбаев.

Ближе других попутчики из Среднего жуза – Абдыкаримов, Сулейменов, Алтынбаев.

И дальше остальные вперемешку – Павлов, Масимов, Мухамеджанов, Школьник, Есенбаев, Какимжанов, Рогов, Дутбаев, Нагманов, Карагузова, Марченко, Тусупбеков, Мамиев…

Напротив, в оппозиции – сплошной Средний жуз и лучшие представители “Четвертого”. Впечатляет? Пойдем дальше.

В совсем недавние времена добрую половину (если не больше) мест в истеблишменте занимали русские. И, надо сказать, по праву – знаний, опыта, профессионализма, личных качеств. Сейчас во власти нет ни одного представителя русскоязычного населения страны, имеющего прямой мандат. Все те немногочисленные “инородцы”, которых можно встретить в коридорах казахстанской власти, работают по найму или благодаря чей-то милости. Правда, для статистики, их могут часто даже назвать представителями русских во власти. Но какая же это власть, когда твоя задача – помалкивать да поддакивать! Для того ведь и берут на работу.

Выходит, не такая уж это архаика — жузы! Они – живы, они – существуют, потому что они были, они есть, они будут всегда. И с этим надо не бороться и искоренять, а надо – использовать на благо обществу и пользу людям.

А если они живы, значит – всегда один из них будет верховодить и уничтожать другого, который ближе подбирается к власти. Для этого – не грех и задружить с третьим. Так что же, с этим и жить: двое дружат против одного, а четвертого как бы и нет вовсе? Любому непредвзятому и здравому уму ясно – это ненормально для государства, это губительно для общества. Ясно также, что призывы и заклинания ситуацию не исправят, туману только будет побольше.

Значит – как ни крути – надо “заводить” все три угла и замыкать их друг на друга. Вот и получается треугольник – ни больше, ни меньше. Кстати, очень важно: не больше! Думается, что изворотливые умы из власти быстро сообразят, что (не возрождать!) признавать жузы им не следует, а вот порассуждать об изменении административно- территориального деления страны можно (может быть, даже окажется, что власть уже имеет на этот счет свои планы). Например, создать не три, а четыре или шесть-семь аймаков будет более целесообразно и даже более современно. Но это уже будет совсем другое дело. И если такие разговоры возникнут, значит – дошло, значит – заматывают.

Вообще, насколько можно понять идею треугольного государства, главным в ней являются не жузы, а самодостаточность территорий, которые в свое время занимали Старший, Средний и Младший жузы. Современная жизнь перемешала коренное население (хотя преимущественное расселение по родовым признакам, видимо, сохранилось), добавила к нему иноязычное и сформировала определенную демографическую и языковую картину страны. Так вот, если местное население будет избирать свою, местную власть, то в ней будут, прежде всего, представлены его интересы, т.е. интересы тех казахов, русских, уйгуров, украинцев, немцев, корейцев и т.д., и т.п., которые проживают на этой территории. В органах местной власти будут представлены все национальности пропорционально числу проживающих в этой местности. Таким образом, появятся легитимные представители разных национальностей (и прежде всего, русских) в местных органах власти. Безусловно, улучшится представительство и в Парламенте страны, главным образом за счет изменения порядка формирования верхней палаты Парламента.

Законотворческая деятельность местных парламентов позволит сообразно местным условиям решить многие застарелые вопросы общественно-политической жизни, например, проблему русского языка.

Можно предположить, что местный парламент, например, Северо-Восточного аймака, сумеет принять решение о придании русскому языку статуса официального языка на территории своего аймака. Возможно, такие же решения смогут принять парламенты и двух других аймаков. Во всяком случае, ясно, что таких тупиковых ситуаций, каких много возникает с одним “перекошенным” Парламентом, будет оставаться все меньше и меньше. А там, глядишь, и совсем исчезнут.

Таким образом, треугольное государство, как мы понимаем, это:

  1. Признание жузов как объективной реальности в рамках единой казахской нации;
  2. Оформление трех (а не четырех, шести и т.д.) экономически самостоятельных территорий;
  3. Введение самоуправления этих территорий путем избрания местных парламентов и назначения этими парламентами местных правительств.

Именно совместное использование этих трех признаков превращает понятие “треугольное государство” из некой идеи (или схемы) в реальный механизм государственного функционирования.

Хотелось бы к сказанному добавить следующее. Очевидно, что новый государственный механизм, если он когда-то приживется в Казахстане, обладает очень важным конструктивным потенциалом.

Во-первых, через экономику территорий постоянно будет устраняться чрезмерное влияние Семьи, а также будут ослабляться (а в дальнейшем, возможно, и совсем исчезнут) предпосылки для формирования союза двух жузов против одного. Хотя, конечно же, какие-то предпочтения останутся.

Во-вторых, в новой государственной конфигурации смягчается проблема принадлежности того или иного важного госчиновника, вплоть до Президента страны, к какому-либо конкретному жузу, так как политическая и экономическая элита каждого жуза будет иметь свое преимущественное поле деятельности. В этом случае борьба за высшие посты в стране будет вводиться в определенные рамки, иметь свои правила и постепенно приобретать нормальные, цивилизованные формы.

И, наконец, самое главное. В нынешнем Казахстане любая политическая реформа невозможна без учета “фактора Назарбаева”. Он либо захочет, либо – не захочет. Естественно, он не захочет реформ, не учитывающих его интересов.

По-видимому, в рамках обсуждаемой идеи допустим в некотором роде бартерный обмен: он нам – новое государственное устройство, мы ему – пожизненную верховную власть. Это, конечно, противоречит нынешней Конституции (два срока подряд), но чего не сделаешь ради хорошей идеи. Возможен и вариант выдвигаемого Назарбаевым преемника с переводом его самого в почетное качество Первого Президента страны. В любом случае, возможен разумный политический диалог с достижением определенного результата, а не бездумное противостояние без надежды на успех.

Надо спешить, времени остается все меньше и меньше (здесь с автором тоже трудно не согласиться).

Новости партнеров

Загрузка...