Треугольные мысли о треугольном государстве

“О казахских традициях государственного управления необходимо забыть! Я не говорю о том, что их надо выбросить. Их уже выбросила история! Колониальная, царская, советская – не имеет значения!”

Кто увидит, что делу конец дурной,
Откажись от такого любой ценой.

Фирдоуси

Карл Маркс иронизировал, что когда мы критикуем напудренные косы, то все равно продолжаем говорить о косах. В то время как следует их не только повыбрасывать, но и забыть о них, а следовательно, разговор переводить либо на другой предмет, либо сам предмет разговора переводить на более высокий уровень. Однако, коль скоро уважаемый Тельман Медеу-улы не смог игнорировать казахские жузы, то все равно нам придется хотя бы принципиально выразить свое отношение к ним.

Ясно, что жузовщина, то есть трайбализм (напудренные мужские косы на войне) только раскалывает казахский народ. Тем более очевидно, что несправедливая трайбалистская политика (завшивевшие напудренные мужские косы на войне) еще больше раскалывают казахский народ. Из сказанного вовсе не следует, что солдат на войне должен, находясь в окопах, только мыть, чесать и пудрить свои косы. Наоборот, очевидно, что его надо подстричь под ноль, а если он завшивел, то и посыпать его дустом. Так и в Казахстане следует выкорчевывать под ноль всякий трайбализм, да еще и посыпать там, где это надо, дустом. Народ от этого, в худшем случае, чихнет раз-другой, зато основная масса вшей-паразитов попередохнет!

Более того! Хватит говорить о казахском народе! Такого народа нет в сегодняшней действительности и не должно быть в будущем, если мы хотим иметь унитарное государство. То есть, уважаемый автор треугольного государства как-то не замечает, что он впадает в противоречие, когда говорит о необходимости унитарного государства и вместе с тем говорит о преемнике — достойном во всех отношениях члене Большой Семьи, о справедливой жузовщине (например, справедливая (?) дедовщина в армии) или о казахском народе. Подобно тому, как нельзя поставить на пользу военной службе дедовщину — хотя нынешние армейские командиры только этим и пытаются укрепить воинскую дисциплину, а в ответ то деды калечат и убивают молодых, то последние расстреливают своих мучителей, — так и самых больших членов Семьи, и жузы, и даже отдельно взятый казахский народ невозможно поставить на службу созидания цивилизованного демократического государства. Другое дело, если мы замыслили нечто нехорошее, непотребное, например, создание феодального государства или карликовых государств, да еще не то с ханом, не то с удельными князьками во главе. И куда бы ни шло, если бы к этому призывали практические политики, то есть сегодняшнее руководство страны, так как они – политики, то есть они не понимают того, что они говорят и творят. Их предназначение – укреплять собственную власть и приумножать свою собственность и, по мере возможности, плодиться, даже ценой жизни народа и государства. Поэтому исторически они не видят дальше своей вытянутой (для взятки!) руки.

Медеу-улы, как мне кажется, противоречит себе и в другом, когда говорит, что надо двигаться вперед и одновременно использовать казахские традиции. О казахских традициях государственного управления необходимо забыть! Я не говорю о том, что их надо выбросить. Их уже выбросила история! Колониальная, царская, советская – не имеет значения! Мы уже по горло находимся в состоянии неоколониализма, который называется глобализмом, главным и существенным признаком которого является финансовая кабала. Казахская власть даже разворовывает свое государство, грабит и уничтожает свой народ по совету, с разрешения и в пользу этого глобализма.

Вернемся к анализу противоречия Медеу-улы относительно желательности сочетания демократического модернизма с казахским традиционализмом. Первое. На тех же казахов он смотрит как бы только изнутри. Это, конечно, необходимо, но недостаточно. При этом, как говорил Гегель, мы обречены на рассуждения своего рода “вещи в себе”, то есть не представляем себе даже собственную сущность. Второе. Он игнорирует международные процессы, которые имеют существенное отношение к казахской действительности. То есть в своей методологии он не использует того, что “только смотрясь в человека Ивана, как в зеркало, человек Петр осознает себя человеком”. Иными словами, те же США, в случае присутствия в Казахстане своими вооруженными силами, совершенно иначе будут рассматривать нарушения казахской властью прав человека. Гегель бы сказал, что Казахстан не смог стать “вещью для других”. Третье. Только что перечисленные первое и второе не позволяют ему стать, в конце концов, “вещью для себя”. И видимо, это будет длиться достаточно продолжительное время. Во всяком случае, до тех пор, пока наши власти нам и мы сами себе же не перестанем затуманивать мозги! Вот такие “треугольные мысли” про треугольное государство возникают!

Только тогда, когда вместо борьбы только за казахский народ государство и общество будут бороться за формирование казахстанского народа, когда наряду с казахским языком государственным станет и русский язык, только в этом случае можно будет говорить о начале формирования необходимых (но достаточных ли?) условий для прорыва вперед, а не назад, как это делается сегодня.

Новости партнеров

Загрузка...