Этногенез и современная политика

Снова к вопросу о “треугольном государстве”

От редакции: Другие статьи на эту же тему читайте здесь и здесь.

Этническая история народов не менее важна, чем социальная история, определяющая исторические эпохи и судьбы народов. Ход этногенеза ломает этносоциальные системы, казавшиеся вечными; а они, в свою очередь, разрушают государства, казавшиеся незыблемыми. По-видимому, по силе воздействия на историю этнические революции более фундаментальны, нежели социальные, по крайней мере, развалу могучей советской империи, бывшей мировой сверхдержавы, способствовала этническая дивергенция, которая в конце ХХ века стала неотвратимой. Можно сказать, что развал Советского Союза явился результатом прежде всего распада советского суперэтноса. Каждый, знающий историю последних 10-15 лет, может проверить это утверждение по своей памяти.

Казахский этнос: исторический взгляд

Попробуем осмыслить современное состояние Казахстана с точки зрения теории этногенеза (по Гумилеву Л.Н.). Очевидно, последние 10 лет истории Казахстана явились для казахов временем исторического ожидания или – по теории – инкубационным периодом этногенеза (т.е. частью фазы подъема от момента пассионарного толчка до появления этноса как новой этносоциальной системы). Два века (XIX и ХХ) казахи находились в составе славяно-тюркского суперэтноса, создавшего в этот период два мощных, сменивших друг друга государства: Российскую империю и Советский Союз. Как известно, казахи вошли в состав Российской империи раздельно, по жузам, и фактически так же раздельно продолжали существовать внутри империи. Октябрьская революция, несмотря на образование в составе СССР национальной республики, этническую ситуацию принципиально не изменила, и казахи оставались этнически раздробленными, находясь, согласно пассионарной теории этногенеза, в состоянии этноландшафтного равновесия без смены фаз этногенеза, т.е. в состоянии этнического гомеостаза.

Развал советского суперэтноса и образование независимых национальных государств, явившиеся результатом глобального исторического потрясения, независимо от уровня развития отдельных этносов стали для всех них, особенно для этносов периферийных, своеобразным моментом истины, некоторым подобием момента пассионарного толчка, могущего вызвать в популяции повышенную абсорбцию биохимической энергии из внешней среды и привести к появлению новой этнической системы.

Объективно возможности для действия пассионарного толчка и активного начала фазы подъема этногенеза возникли и продолжают существовать, однако их фактическая реализация зависит от субъективных факторов, по существу определяющих продолжительность инкубационного периода. Другими словами, исторический шанс создать собственное государство, выпавший казахам на рубеже ХХ и ХХI веков, может быть реализован только в том случае, если население страны сознательно ощутит себя единым этносом.

Однако для этого надо совершить подвиг, как минимум, подвиг преодоления межродовых и межнациональных различий, искусственного возвышения одних над другими, ущемления интересов простых граждан и эгоизма власть имущих.

Только общенациональный подвиг способен сплотить людей и превратить население в этнос с собственной структурой и оригинальным стереотипом поведения.

Исторически и фактически нынешнее казахское население представляет собой этническую систему, состоящую из трех субэтносов: казахов Старшего, Среднего и Младшего жузов. Жузы — это квазигосударственные образования (своего рода социальные структуры) в форме племенных союзов, образовавшихся на месте Белой, Синей и Золотой Орды (бывших улусов потомков Чингисхана). В состав жузов вошли степные кочевые племена, обитавшие в XV – XVI в.в. на территориях Джучиева и Джагатайского улусов. Ни тогда, ни позже, вплоть до вхождения трех жузов в состав Российской империи (вторая половина XIX века) самостоятельной этнической целостности казахов не существовало. Воссоединение трех жузов в качестве субэтносов в рамках образовавшейся позднее советской суперэтнической системы было неполным и ограничивалось фактически культурной сферой и экономическими отношениями.

Поэтому созидание новой казахской государственности должно быть начато интенсивным процессом формирования новой этнической системы. При этом, с учетом специфики современного Казахстана, в этот процесс наряду с тремя казахскими субэтносами должны активно вовлекаться представители других национальностей и народностей, проживающих на территории Казахстана, объединенных единым мироощущением и стереотипом поведения.

Этническая политика: состояние и проблемы

Представление об этнической политике как саморазвивающемся процессе, регулируемом с помощью преимущественно языковых механизмов, очевидно, является упрощенным и неверным. Так называемая национальная политика, перенесенная из одной этнической реальности в другую, и вовсе непригодна для управления современными национальными (этническими) процессами. Для этого необходимы совершенно новые подходы, основанные на приоритете формирования самостоятельной этнической целостности и создания соответствующих ей социальных структур и общественно-политических институтов.

Во-первых, мы должны признать, что без осознания себя этносом население страны неспособно сформировать и укрепить государственность;

Во-вторых, формирование самостоятельной этнической целостности включает в себя наряду с коренными субэтносами представителей других национальностей, разделяющих общие мировосприятие и стереотипы поведения;

В-третьих, необходим общественный консенсус трех структурных субэтносов в создании новой этносоциальной системы;

В-четвертых, система территориальной организации и управления должна соответствовать природно-ландшафтным особенностям страны, а не слепо опираться на произвольные административно-политические конструкции.

Удовлетворяет ли этим требованиям современная этносоциальная политика государства? Очевидно – нет.

Население страны не только не ощущает себя этносом, но в своем большинстве, включая коренные субэтносы, не разделяет ответственности за формирование и укрепление государственных институтов. Существует все более возрастающий разрыв между обществом и властью.

Представители других национальностей, игравшие большую роль в общественной жизни страны в прежние годы, все больше и больше утрачивают свое влияние и не предпринимают реальных усилий для изменения существующего положения.

Не отрегулированы отношения и между главными участниками этнического процесса – казахскими субэтносами. Текущие политические интересы определяют участие последних в общественной жизни, заслоняя и этнические, и социальные проблемы, без разрешения которых нарождающаяся государственность не обретет внутренней силы.

До сих пор сохранен и функционирует перешедший из прошлой тоталитарной системы принцип политико-административного управления государством. Печальный опыт политического администрирования через произвольно определенные территориальные образования (губернии, области), будучи введен еще в императорской России Петром I и сохранен в советские годы, продолжает оставаться востребованным и в новой стране, созидающей свою собственную государственность. Что это? Непонимание сути происходящих событий, имеющих историческое значение? Или, наоборот, осознанная политика властей?

В любом случае, это не этносоциальная политика государства, построенная на основе объективных законов общественного развития и с учетом долговременных исторических интересов народа. Все, что имеет отношение к этническим проблемам, в нынешнем Казахстане сведено к борьбе с так называемым трайбализмом (к тому же негласной), конституционному запрету “родовой розни” и признанию казахского языка государственным. Сами по себе эти меры, безусловно, не в состоянии сплотить нацию и привести к образованию новой этнической системы с высоким уровнем пассионарного напряжения и соответствующим ему стереотипом поведения людей.

В этих условиях наиболее актуальные и принципиальные вопросы нарождающейся казахской государственности не находят своего решения и накладывают негативный отпечаток на политическую и социальную обстановку в стране.

Новости партнеров

Загрузка...