Гипотеза о третьей силе

“… тема о наличии в стране третьей силы, работающей в своих интересах, возникла, думается, не случайно и не на пустом месте. Тем более, что озвучена она была официальной Астаной, фактически признавшей тем самым отсутствие контроля над политической ситуацией в стране”

Страшная реальность, с которой мы, народ Казахстана, сталкиваемся ежедневно – жестокая реальность жизни в стране, не признающей никаких прав у своих граждан, включая право на жизнь, всегда была чем-то неизведанным для власти. Чем-то происходящим где-то поблизости, но никак их не задевающим, поскольку сами они являлись, прямо ли, опосредованно ли, через своих бюрократических вассалов источником этих злодейств. Вроде того как, заходя ночью на кухню и имея четкую цель выпить кефира из холодильника, вы не присматриваетесь к количеству раздавленных вашими тапочками тараканов. При этом для общества власть всегда представлялась массой монолитной, единой и нерушимой. Вечной, как сфинкс, но не с львиной мордой, а с ликом первого (нет, вот так вот — Первого) президента, а по совместительству мудрейшего представителя казахской нации, замены которому нет и неизвестно, когда будет.

В последний год все с ужасом увидели, насколько глубоки трещины в основании этой глыбы. Ужасающий кризис, порожденный образованием Демократического Выбора, внутрисемейные склоки в венценосном семействе, разоблачения и компромат сыграли с режимом злую шутку, обнажив всем его фрагментарность. Сфинкс оказался сложенной мозаикой. Режим разошелся по фронтам, прежде “особо приближенные” личности мобилизовались в группировки, члены семьи стали накапливать силы и начали издалека плеваться друг в друга. Внутри власти стартовала кампания по выбору нового президента для Казахстана – подготовительный этап предвыборной кампании, которая, впрочем, особой нагрузки не несет, поскольку, как бы народ ни проголосовал, подсчитывать голоса будут “надежные простые парни”.

Таков был славный финал красивого мифа длиной в десятилетие независимости о жестокой борьбе добра и зла, света и тьмы, оппозиции и власти. Так население страны узнало о том, кто на самом деле им управляет и кто дает полезные советы тому, кто им управляет; чьи газеты люди читают и чьи банки дают деньги этим газетам; чьи каналы люди смотрят и чей сахар кушают, и много других вещей. И стало ясно и президенту, и его народу, что власть – не сало, между родственниками не поделишь. Особенно, если родственники уже обросли жирком и жаждут всего или ничего. Президенту ловко удавалось манипулировать этими силами внутри своего окружения, пока они не стали сильнее его и не начали манипулировать уже им.

Поднятая в последние дни тема о наличии в стране третьей силы, работающей в своих интересах, возникла, думается, не случайно и не на пустом месте. Тем более, что озвучена она была официальной Астаной, фактически признавшей тем самым отсутствие контроля над политической ситуацией в стране. В течение последних месяцев критика оппозиции была сфокусирована как раз на факте слабости нынешней власти, погрязшей в коррупции, семейственности и произволе. И пойти на такой шаг президенту было, по-видимому, нелегко. Фактически это заявление на фоне предыдущих событий можно трактовать так, что в стране нет силы закона, но зато есть какая-то неведомая сила в лице поджигателей, живодеров, ночных снайперов и мордоворотов, терроризирующая народ и саму власть.

Основной характеристикой силы, условно говоря, первой, а именно — режима Назарбаева является ее стремление всячески удержать власть, как инструмент отстаивания экономических, интересов семьи и ее прислуги – руководителей администрации, части правительства, судов, армии и силовых структур, а также как гарантию собственной юридической неприкосновенности. Именно это, а не социальная или индустриальная политика, стало не только целью власти, но и ее главным мотивом. Президент потерял контроль за движением и распределением потоков торгово-промышленной прибыли, передав эти функции доверенным людям из ближайшего окружения и надеясь продолжать управление ими по личностным каналам. Этот вариант провалился, на шее у власти стали появляться массивные наросты, которые наивно расценивали как мускулы. По прошествии нескольких лет эти псевдоподии выросли в самые настоящие головы, одна сильнее другой, выжидающие удобный момент для того, чтобы перегрызть глотку отцовской голове. Поэтому сегодня режим судорожно хватается за любые возможности самолегитимизации и зачищает политическое поле от своих оппонентов, все чаще позволяя себе крайние меры. Президент в панике, поскольку не в состоянии трезво оценить ситуацию, выйдя за рамки своего узкого восприятия политического пространства на уровне “зять-сват”; но даже в этом своем окружении он уже не может никому доверять. Приходится полагаться на гвардию старых преданных товарищей, убожество интеллекта и методов которых вызывает немой восторг.

Наступление на назарбаевскую клептократическую монархию идет по всем фронтам. Вторая сила – оппозиция Казахстана — все активнее солидаризируется, перерастая в единое и скоординированное движение сопротивления. Тщательно, на исключительно логичной демократической платформе анализируется среда, прорабатываются стратегия и методы совместной работы. Помимо научно выверенных и реально осуществимых тактических разработок, проводится массированная пи-ар кампания в зарубежных СМИ, проводятся встречи с общественностью, распространяются печатные материалы. Несомненно, сегодня объединенная оппозиция представляет для президента заметно большую опасность, нежели еще год назад. И ответом стала реакция дикого хищника – агрессия, безудержная и беспощадная. Поставив себе целью обезглавить сопротивление, режим применил все оставшиеся у него в руках орудия – АФП, МВД, прокуратура, суд. Довольно славный инструментарий, многие бы приписали сюда и садистов-собаконенавистников, маньяков-поджигателей и таинственных борцов с политически озабоченными телевизионными фидерами.

Но что-то заставляет усомниться в том, что эти извращения – тоже дело рук назарбаевских бармалеев. В конце концов, в Казахстане заставить человека замолчать можно и более “цивилизованными” мерами тех же органов – иски, задержания, штрафы, финансовые нарушения, клевета, тираж, паспортный контроль и пр. Подкуп, шантаж, запугивание, наконец, конечно, не последние способы, которыми можно осюрпризить слишком горластого журналиста или целый творческий коллектив. Но изощренный маниакально-агрессивный террор, свидетелями которого мы все являлись (и, возможно, еще будем являться), очень похож на спланированный третьесортный перфоманс в жанре черного пи-ара. Несмотря на всю дегенеративность и топорность работы органов, такая дикая провокация была бы для них губительна, в первую очередь по причине их прямого подчинения непосредственно Президенту. Более того, всем известно, как у них обстоят дела в вопросах связей с общественностью.

Зато признанным “гением” режиссуры именно такого кондового пи-ара в памяти казахстанцев остался генерал с дипломом врача, храбрый борец с наркомафией, человек, предупреждавший США о терактах 11 сентября, отец местного футбола, а ныне посол в Австрии. Из ближайшего окружения президента именно он проявлял наибольшую волю к обладанию умами и сердцами потенциального электората, с трудом подавляя одержимую жажду власти. 2002 год он готовился встретить во всеоружии – сконцентрирован нешуточный экономический потенциал, во всех стратегических ведомствах расставлены свои люди, совместно с женой фактически приватизирован информационный купол над республикой, тонны компромата стекаются в его кабинет, откуда можно шаг за шагом выстраивать свой имидж на костях недругов. Альянс дочери и зятя президента, как и оппозиция, имеет девиз: “Казахстан без Назарбаева”. В чем эта сила на самом деле не заинтересована, так это в хоть сколько-нибудь значимом реформировании диктатуры; курс взят на отстранение действующего Президента и захват его полномочий.

На это указывает и характер военных действий альянса на информационном пространстве. Сдержанные отклики в адрес арестованных лидеров оппозиционного фронта упреждают появление обвинений в антидемократичности, но позволяют нейтрализовать конкурентов; чудовищная грязь, выливаемая на головы верных псов Назарбаева, – Сулейменова, Дутбаева, Абыкаева, Алтынбаева, Храпунова – расшатывает монарший трон. Лютая ненависть Алиева к другим головам монстра казахстанской власти – Кулибаеву и Утемуратову доходит до прямых оскорблений, выходящих изпод пера братьев-редакторов, а супружество с самой успешной и влиятельной из Дочерей дает ему массу преимуществ. Война всех против всех, царящая в области околовластных маневров, вполне укладывается в сложившуюся политическую систему. Дискредитация президента и его свиты путем организации провокаций, эксплуатация псевдодемократических клише в отношении собственных СМИ, а впоследствии, надо полагать, умелое использование того факта, что уволен из КНБ он был якобы из-за того, что захотел выступить в парламенте с докладом о коррупции в высших эшелонах власти, при эффективной поддержке массы персональных каналов и газет, должно, по расчету несостоявшегося хирурга, сыграть свою роль. В этом же сценарном ряду могут стоять и пошлые акции в духе истязания животных, поджогов и избиений (чуть раньше было бетонирование входных дверей квартир оппозиционеров), демонстрирующие не просто нарушение прав и несвободу, а зверства режима и необходимость его реставрации.

На самом деле, полагать, что за власть в стране борьбу ведут только две силы, реакционная и реформаторская – наивно настолько же, насколько утверждать, что мы одиноки во Вселенной. Не бывает только черного и только белого, в мире полно серого цвета, особенно он к лицу дворцовым заговорщикам.

***

P.S. Очередное подтверждение убожества власти – цитата с “Хабара”.

“Министр внутренних дел Каирбек Сулейменов привел данные, что два — три раза в месяц в прессе обязательно появляются публикации, оскорбляющие честь и достоинство Президента.

Два-три факта дают полное основание для возбуждения такого рода дел и привлечения к уголовной ответственности журналистов, но Президент категорически против и не дает нам это делать. А без его ведома и согласия нельзя этого делать, потому что задета честь Президента, персональная честь человека, гражданина, отца семьи. Мы должны спросить его мнение, и он категорически всегда возражает, — заявил Каирбек Сулейменов, министр внутренних дел РК

Получается, задание возбудить дело против Дуванова было дано лично президентом. Надоело ему категорически возражать, решил вкатить вольнодумцу по полной. И мозги сотрясти, чтобы в правильном направлении мысли двигались. А если забудет вдруг про установку экстрасенсов в масках, так шрам на груди не даст свернуть с дорожки.

Новости партнеров

Загрузка...