Вице-премьер не жалеет о потерянном кресле

“… работать в правительстве, где одна часть тянет все, что можно, в свой карман, другая плохо понимает, чем вообще ей нужно заниматься, и лишь третья часть работает нормально, на самом деле трудно”

Из досье

Ораз Жандосов, 40 лет. Закончил МГУ. С января 1991 года на госслужбе, был председателем Национального банка, министром финансов. С февраля 1998 года по ноябрь 2001 года с перерывом (работал президентом КЕГОК) являлся заместителем премьер-министра страны. Отправлен в отставку в ноябре 2001 года в связи с участием в организации общественного объединения “Демократический выбор Казахстана”. В марте этого года вместе с Булатом Абиловым и Алиханом Байменовым стал сопредседателем Демократической партии Казахстана “Ак жол”.

Ораз Алиевич, как Вы оцениваете политическую ситуацию в стране сегодня?

— Политическую ситуацию в стране сегодня можно оценить как сложную. Для большинства социально активного населения ситуация представляется неопределенной, поскольку, с одной стороны, в стране наступило как бы затишье после известных судебных процессов, а с другой – неясно, что будет дальше, поскольку четких ответов на многие из стоящих перед страной вопросов нет. Недавние изменения в структуре Правительства и в составе Администрации Президента не внесли ясности в создавшееся положение.

На мой взгляд, власть последние полгода увлеклась борьбой с “радикальной” оппозицией и, кроме этой борьбы, мало что сделала для улучшения дел в стране. Проблема в том, что в окружении главы государства много людей, которые хотят, чтобы так и продолжалось.

“Радикальная” оппозиция тоже, похоже, не знает, что именно сейчас нужно делать для изменения ситуации. Таким образом, мы сейчас пребываем в обстановке неопределенности, и это ненормально, учитывая вызовы, стоящие перед нашей страной.

Ваш прогноз, чем обернется наступившее затишье?

— На мой взгляд, возможны два сценария развития ситуации. Один сценарий – никаких особенных изменений не произойдет. Этот сценарий означает — те проблемы, которые есть у страны в плане социально-экономического развития, будут продолжать накапливаться внутри системы. При таком сценарии будет происходить дальнейшее усиление социальной дифференциации населения. Развитие несырьевой экономики пойдет медленными темпами, и в геополитическом плане положение нашей страны еще более ухудшится.

Второй сценарий предполагает, что власть в принципе пойдет на какие-то подвижки и начнет осуществлять либерализацию в политической сфере. Ясно, что все изменения останутся жестко контролируемыми властью, но тем не менее положительные сдвиги начнутся. Второй сценарий предполагает, что власть желает подойти к выборам в Мажилис осенью 2004 без больших внутренних и внешних катаклизмов. Если данный сценарий реализуется, то где-то в начале 2005 года Парламент может принять изменения в Конституцию, закрепляющие изменения в политической системе государства.

А политологи говорят о возможности досрочных выборов всех уровней…

— Если это вопрос, то я думаю, что ответ, скорее, нет, чем да. Я не вижу со стороны власти большого смысла проводить досрочные выборы, особенно если будет осуществляться второй вариант.

Сегодня в Казахстане есть значительная часть общества, которая считает, что нужно двигаться от “Центральной Азии к Европе”, но без потрясений в виде баррикад. Если власти прислушаются к таким доводам, учтут настроения социально активных масс и перестанут демонизировать “радикальную оппозицию”, то получат поддержку данной части общества. И на самом деле могут набрать потерянные нынешней весной и летом очки.

Многие лозунги ДВК сегодня используются властью, в том числе и тезис о децентрализации органов государственного управления. Что Вы скажете об этом?

— Это хорошо, если лозунги взяты властью на вооружение, на это и была надежда. Вопрос стоял всегда не в авторстве, а в том, когда и как делать необходимые для страны вещи. Ведь то, что было предложено ДВК в ноябре прошлого года и в феврале-марте этого года, когда “Ак жол” создавали, во многом “выстрадано” на личном опыте. Многие из нас отчетливо понимали необходимость той же децентрализации, ибо чрезмерная концентрация власти в Центре мешала осуществлять курс реформ во многих областях экономики и социальной сферы.

Мне кажется, что часть людей, которая удивляется тому, что власть начинает использовать наши предложения, не понимает, что речь идет не об авторстве, а о реализации идеи с тем, чтобы она приносила пользу людям.

По мнению советника президента страны Ермухана Ертысбаева, ДВК переоценило революционные настроения масс. Что Вы скажете по этому поводу?

— В ноябре, когда ДВК создавалось, мы (то есть та часть людей, которая сегодня составляет ядро “Ак жола”) не переоценивали настрой масс, потому что знали реальную обстановку. Можно согласиться со словами советника применительно только к тому периоду, когда в феврале сего года в ДВК появилось много представителей радикальной оппозиции. Видимо, эту реплику советника главы государства надо переадресовать этой части ДВК, но не тем, кто создавал объединение в ноябре прошлого года.

Насколько, по Вашему мнению, судебные процессы над Галымжаном Жакияновым и Мухтаром Аблязовым повлияют на экономическую и политическую ситуацию в стране? Некоторые эксперты говорят в этой связи об уменьшении иностранных инвестиций, об оттоке отечественного капитала за рубеж…

— Ясно, что политическая составляющая в этих процессах доминировала над правовой. Если бы правовая составляющая в борьбе с коррупцией преобладала, то есть борьба по искоренению коррупции носила реальный, а не выборочный характер, мы бы видели сейчас совсем другую картину.

В целом же, прошедшие судебные процессы – это индикатор того, о чем я говорил уже много раз. Без политической либерализации существенно улучшить инвестиционный климат в нашей стране невозможно.

В самом начале появление ДВК вызвало шок у большинства населения, потом незаметно произошло разделение между инициаторами этого объединения. Одни сомкнулись с так называемой радикальной оппозицией, другие организовали “Ак жол”. Это дало повод аналитикам говорить, что в лице “Ак жол” власти пытаются создать новую партию, которая будет играть роль мнимой оппозиции. Как Вы прокомментируете это утверждение?

— На самом деле я не вижу большой разницы между “Ак жол” и тем ДВК, каким он создавался в ноябре прошлого года. Не считая того, что “Ак жол” старается быть партией в полном смысле этого слова. Иными словами, мы не хотим сидеть в столице и Алматы, а стремимся действовать по всей стране, иметь региональные подразделения, влиять на ситуацию и т.д. Мы предложили программу по экономическим, социальным, правовым и другим вопросам и наша цель – добиться реализации программы. Что касается утверждения, что “Ак жол” создали власти, то так говорят у нас почти о всех, кто создает новые политические партии.

Но о вас не грех так говорить, состав-то какой: вице-премьер, министр, вице-министр, экс-депутат…

— У нас могут создаваться любые движения и партии, и в том числе людьми, которые работали во власти. Мне кажется, то, что у нас есть опыт и знания работы в Правительстве, является плюсом для политической деятельности. Да, “верхние” чиновники не политики, но ведь тоже публичные фигуры, привыкшие отвечать за свои слова, без чего невозможно стать политиками. “Мнимая оппозиция”? Нет, мы не мнимая оппозиция. Просто надо, наверное, говорить о том, что если какие-то шаги власти верны, мы их поддерживаем. С другой стороны, когда мы видим, что некоторые действия не правильны, или мы считаем, что сделать по-другому будет правильно, а власть это не делает, то мы их критикуем. Конструктивная эта оппозиция или мнимая, не знаю.

Закон о политических партиях вступил в силу. Многие аналитики говорят о том, что пройти установленный властью барьер для регистрации смогут не все. Каковы шансы у вашей партии?

— Наша партия оказалась практически единственной силой, которая постаралась в Парламенте какое-то сопротивление организовать, воспрепятствовать принятию данного закона. Мы разработали альтернативный законопроект, предприняли ряд организационных мер, но законопроект, предложенный “Отаном”, по известным причинам, одобрили большинство депутатов. Что касается шансов нашей партии, то думаю, 50 тысяч голосов у нас будет. Вопрос в том, зарегистрируют ли нас после того, как соберем необходимые 50 тысяч подписей.

На какие слои населения рассчитывает “Ак жол” и что сегодня происходит в ее рядах?

— Сегодня общество, как говорят, политически неструктурированно. Долго так продолжаться, конечно, не будет. Уже сейчас мы видим, как начинает происходить разделение по политическим ориентирам. Когда общество структурно оформится, это будет хорошо для страны, тогда, по крайней мере, станет понятно, кто какую нишу занимает. Но это – дело, минимум, нескольких лет.

Поэтому сейчас Демократическая партия “Ак жол” не делает ставку на какой-то конкретный социальный слой. Среди наших членов и рабочие, и предприниматели, и фермеры, научная и творческая интеллигенция, студенты… Сейчас у нас продолжается сбор подписей для регистрации партии. Уже есть больше 30 тысяч членов нашей партии. Стали издаваться газеты на казахском и русском языках, которые призваны сыграть определенную роль в расширении наших рядов.

Лидер Компартии Серикболсын Абдильдин считает, что власти одинаково страшны и центристы и левые. Ваше отношение к такому мнению?

— Сначала надо определиться с терминами, кто такие центристы, а кто справа… Когда структуризация общества по политическим ориентирам пройдет, то станет понятно, кто коммунисты, а кто правые. К власти же придут те, кого поддержат массы.

Нас часто критикуют за умеренность позиции, но вряд ли кто из радикально настроенных политиков отдает себе отчет о последствиях революционных шагов. Дестабилизация в нашей стране с ее огромными территориями, с полиэтничным населением чревата самыми непредсказуемыми последствиями. Поэтому мы остаемся верны лозунгу о постепенном, но последовательном реформировании политической системы.

Ораз Алиевич, как сейчас, спустя девять месяцев, Вы оцениваете решение о создании ДВК? Не жалеете, что расстались с креслом вице-премьера?

— Решение было правильным, но сейчас многое видишь иначе, поэтому приходишь к выводу, что с технической стороны некоторые вещи могли сделать по-другому. Не жалею, что расстался с креслом вице-премьера с двух точек зрения.

Во-первых, считаю, что создание ДВК сыграло позитивную роль в ускорении политических процессов в обществе, хотя сейчас они, как уже отмечал, притормозились. Во-вторых, работать в правительстве, где одна часть тянет все, что можно, в свой карман, другая плохо понимает, чем вообще ей нужно заниматься, и лишь третья часть работает нормально, на самом деле трудно.

Многие газеты писали о том, что, по слухам, Вы являетесь владельцем пакета акций “Казкоммерцбанка”. А в народе говорят, что слухи рождаются не на пустом месте…

— Знаете, я уже как-то говорил, что готов немедленно подписать доверенность на передачу этого пакета любому, кто захочет получить его. Только нужно, чтобы мне показали такой пакет…

А на какие средства живет бывший вице-премьер, если, по утверждению его друга Григория Марченко, он жил всегда на одну зарплату? Где он сегодня получает зарплату?

— С декабря прошлого года я возглавляю Ассоциацию финансистов РК, здесь получаю основную зарплату. Параллельно немного работаю в компании “Сана консалтинг”, которую возглавляет Жаннат Ертлесова. И не стану скрывать, что зарабатываю также тем, что даю разовые консультации…

Новости партнеров

Загрузка...