Выступление на ежегодной конференции ОБСЕ по правам человека, Варшава 9-19 сентября 2002 год

Ежегодная конференция ОБСЕ по правам человека

Варшава 9-19 сентября 2002 год

Сообщение Петра Своика, Казахстан, демократическая партия “Азамат”, движение “Демократический выбор Казахстана”.

Уважаемые коллеги!

Наш мир стал един, и зона деятельности Организации, созданной когда-то для решения проблем Безопасности и Сотрудничества в Европе, распространяется теперь на Среднюю Азию. Более того, существует много причин утверждать, что именно наш регион, и, в особенности, Казахстан, является сейчас ключевым с точки зрения обеспечения долговременной стабильности и перехода к устойчивому развитию всего евразийского континента.

Вопрос стоит просто: либо цивилизованный мир, объединяя свои усилия с зачатками гражданского общества в странах нашего региона, сможет создать в Средней Азии плацдармы парламентской демократии, либо берущие сейчас верх тенденции скатывания местных президентских режимов к абсолютному авторитаризму приведут к утрате стабильности, волны которой докатятся, в таком случае, и до центра Европы.

С этой точки зрения невозможно переоценить важность не просто продолжения, но и повышения эффективности деятельности миссий ОБСЕ в наших странах. Тем более, что из всех международных представительств именно ОБСЕ, и только ОБСЕ, имеет своим непосредственным мандатом становление таких основополагающих институтов демократии, как честные и свободные выборы.

У нас, — делегатов объединенных демократических сил Казахстана, есть основания самым лестным образом оценить компетентность и активность работников представительства ОБСЕ в Алматы за последние несколько лет. Однако не меньше оснований констатировать и тот факт, что за эти же годы ситуация в области политической демократии и гражданских прав в Казахстане существенно ухудшилась.

Может быть, именно в Средней Азии ОБСЕ столкнулась с самым трудным для себя вызовом за все время своего существования. Если еще три-четыре года назад президентские режимы Аскара Акаева и Нурсултана Назарбаева подавали надежды на некие демократические подвижки, то теперь ситуация в Кыргызстане близка к политическому коллапсу и потере управляемости, в Казахстане же власти перешли к прямым политическим репрессиям против демократической оппозиции и демонстрируют очевидное нежелание пойти навстречу даже весьма умеренным рекомендациям ОБСЕ по демократизации избирательного законодательства.

Ситуация, надо признать, тупиковая, и даже унизительная для ОБСЕ: если эта авторитетная международная организация и дальше будет мириться с пребыванием в ее составе государств, демонстративно не желающих следовать ее принципам и не исполняющих взятые на себя обязательства, то тем самым она ставит под вопрос целесообразность своего собственного существования. Разумеется, можно “забыть” про демократию и сосредоточиться на сотрудничестве с авторитарными среднеазиатскими режимами в отражении угроз исламского фундаментализма, международного терроризма и наркомафии, но тогда лидерам ОБСЕ придется делать вид, что они не замечают прямой связи между этими угрозами и самим существованием авторитарных режимов.

С другой стороны, исключение, например, Казахстана из ОБСЕ было бы еще худшим решением, лишь усугубляющим тупиковость нынешней ситуации.

Пока, как нам видится, у ОБСЕ нет плана решения этой проблемы, и никто, если говорить откровенно, не знает, что делать дальше.

Между тем часы отмеряют то контрольное время, в течение которого мы все обязаны найти выход из этого тупика конкретно для Казахстана. Это время – дата следующих парламентских выборов, которые должны состояться уже через два года. А два года – это очень маленький срок. Тем более что президент Назарбаев может в очередной раз воспользоваться уже проверенной технологией организации досрочных выборов.

Сразу скажу, что не следует испытывать иллюзий относительно способности властей Казахстана учесть рекомендации ОБСЕ по демократизации избирательного законодательства, сделанные после признанных нечестными и недемократическими выборов 1999 года. Дело в том, что фальсификации результатов голосований, выполняемые самими избирательными комиссиями под диктовку администрации, — есть та основа, на которой и держится несменяемый режим личной власти президента. Ожидать, что избранный за счет тех же фальсификаций и контролируемый правительством Парламент внесет поправки в закон о выборах, лишающие избирательные комиссии рычагов фальсификаций, равносильно надежде, что ваш оппонент сам возьмет пистолет и собственноручно застрелится.

Поэтому судьба рекомендаций, выработанных на длившемся два года “круглом столе” под эгидой ОБСЕ, заранее предрешена: этой осенью Парламент примет лишь не мешающие фальсификациям второстепенные поправки, которые попытается выдать за реальные шаги к честным выборам. В таком случае тупиковость ситуации лишь усугубится: миссии ОБСЕ придется либо отказываться от наблюдения за предстоящими выборами, либо прикрывать авторитетом ОБСЕ заранее предрешенный избирательный спектакль.

Есть ли выход из этого тупика?

Да, есть. И он состоит в продолжении сотрудничества с режимом президента Назарбаева, однако, — сотрудничества, избавленного от иллюзий, создаваемых демократической риторикой правительства Казахстана, и основанного на более настойчивой и принципиальной, чем ныне, позиции ОБСЕ.

В частности, на этом этапе целесообразно сосредоточить усилия на строительстве фундамента демократической политической системы, каковым является местное самоуправление. Институтов реальной представительной власти в городах, поселках и сельской местности сейчас просто нет в Казахстане, а они в любом случае необходимы в первую очередь. Дополнительный шанс городскому самоуправлению дает то, что передача полномочий по решению местных вопросов от назначаемых сверху чиновников избираемым населением властям не угрожает напрямую авторитарной власти президента, поэтому на данном направлении диалог с режимом возможен. С другой стороны, одновременно с созданием местного самоуправления можно было бы начать строительство реально прозрачной избирательной системы, и уже с этого плацдарма продолжать демократизацию президентского режима.

Повторю, однако, что ни на какие демократические подвижки режим добровольно не пойдет. У международного сообщества есть возможность потребовать от правительства Казахстана исполнения взятых на себя обязательств перед ОБСЕ, и оно должно это сделать в самой недвусмысленной форме.

Шансы на успех такой линии дает та политическая ситуация, которая сложилась сейчас в Казахстане.

С одной стороны, режим президента сейчас в остром и все углубляющемся кризисе. Этот режим давно уже потерял опору в обществе, а теперь он вошел в стадию расколов внутри себя самого на конкурирующие и враждующие клановые группировки. Президенту Назарбаеву становится все труднее предотвращать новые расколы и конфликты внутри своего окружения, он теряет рычаги управления ситуацией, и этот процесс необратим.

Следствием кризиса режима являются и те репрессии против демократических сил, которыми Казахстан “прославился” в последнее время. Подчеркну, что как относительно легальная часть этих репрессий, например, закрытие по суду независимых газет и телеканалов, и осуждение лидеров оппозиции по инспирированным уголовным обвинениям, так и ночные террористические акции: расстрел телепередатчиков, поджоги редакций, подбрасывание обезглавленных собак, и просто избиения, последним примером чего является Сергей Дуванов, имеют одни и те же причины и источники.

С другой стороны, демократическая оппозиция Казахстана приобретает все большую силу и авторитет. Сейчас в финальную стадию вошел процесс реальной консолидации так называемой “старой” оппозиции, заявившей о себе еще в середине 90-х годов, и той частью правительства Назарбаева, которая образовала движение “Демократический выбор Казахстана” в конце прошлого года.

Международный авторитет представителя “старой” оппозиции Акежана Кажегельдина соединяется с той выдающейся ролью, которую играют сейчас внутри Казахстана осужденные на длительные сроки лидеры “Демократического выбора Казахстана” Галымжан Жакиянов и Мухтар Аблязов. Сами суды над ними доказали политическую ангажированность процессов и несостоятельность обвинений в коррупции, на которые пытался ссылаться режим.

Я хотел бы специально подчеркнуть, что Галымжан Жакиянов и Мухтар Аблязов, несмотря на то, что еще недавно они занимали ключевые государственные посты и были весьма заметными членами “команды президента Назарбаева”, а вернее, — как раз благодаря этому, безусловно доказали свое право быть во главе объединенных демократических сил нашей страны. Это право подтверждается и теми беспрецедентно жесткими наказаниями, которые назначили им президентские суды.

Я присутствовал на суде над Мухтаром Аблязовым и выступал официальным защитником на процессе над Галымжаном Жакияновым, а потому имею право заявить, что ни тот, ни другой на самом деле не совершали приписанных им уголовных преступлений. Назначенное им лишение свободы на шесть и семь лет продиктовано самим президентом, и является наказанием именно за “Демократический выбор”. Тот и другой по праву являются политическими узниками, узниками совести, и такой статус, уверен, они получат в международном сообществе.

Информирую вас, коллеги, что движение ДВК совместно с Республиканской народной партией приступило к созданию “Казахстанского международного фонда поддержки политических осужденных”, и призываю поддержать эту нашу инициативу.

Сейчас мы можем уверенно говорить, что консолидированные демократические силы Казахстана в состоянии взять на себя ответственность за стабильное будущее страны. Но для этого нужна международная поддержка, и в первую очередь со стороны ОБСЕ. Объединяя усилия, мы придем к нашей общей цели!

Новости партнеров

Загрузка...