Посол США: “Мы воюем против террора”

Источник: Республиканский общественно-политический еженедельник \"Эпоха\"

Год назад, 11 сентября 2001 года, в Америке случилась трагедия, потрясшая и изменившая мир.

Естественно, нам очень хотелось узнать о ее последствиях из уст Чрезвычайного и Полномочного посла США в Казахстане господина Ларри Неппера. К нашему удовольствию господин посол любезно согласился ответить на наши вопросы.

— Ваше Превосходительство!

На следующей неделе исполнится год со дня трагических событий 11 сентября 2001 года в США, в связи с чем возникает много вопросов. И, предваряя их, хотелось бы начать разговор издалека.

Вот уже 11 лет США — единственная супердержава в мире. Как себя они чувствуют в этой роли и какие цели, в частности, в Центральной Азии они ставят?

Я думаю, что Соединенные Штаты Америки понимают свою историческую ответственность и у них существуют два главных направления во внешней политике.

Первое – это борьба с терроризмом, потому, что по нашему мнению терроризм угрожает не только США, но и всем странам, в том числе и странам Центральной Азии. Поэтому борьба с этим злом и связанного с ним распространения оружия массового уничтожения – это единый комплекс.

Второе, обеспечение развития демократии не только в Центральной Азии, но и во всем мире.

Когда в прошлом году начиналась военная акция против Афганистана, ваши соотечественники тоже говорили, что главным является борьба с терроризмом. Достигнуты ли цели, которые ставились тогда?

Достигнуто многое, но и оставшихся проблем немало. Были уничтожены режим Талибана и лагеря аль-Кайды и других террористических организаций в Афганистане. Поэтому угроза терроризма, исходившая оттуда, уменьшилась. Афганцы сами избрали себе новое правительство и оно сейчас работает. Впервые за 20 с лишним лет страна получила возможность приступить к нормальной жизни. Многие международные организации выделили ей большую гуманитарную и экономическую помощь. Вместе с тем, борьба против терроризма в мировом масштабе далеко не закончена.

Критики американской политики говорят, что изначальные цели борьбы с бен Ладеном и терроризмом сейчас забыты и теперь Америка решает свои геополитические задачи. Насколько это справедливо?

Что значит геополитические задачи? Я думаю, что одной из главных задач всех стран является устранение угрозы терроризма и если он угрожает всем странам, всему миру, то борьба с терроризмом, является одним из важных геополитических и вместе с тем гуманитарных вопросов. Ведь во время террористических актов в Америке погибли граждане 80 стран.

Как долго будут находиться войска США и НАТО в Афганистане?

Это трудно предсказать. Если вы обратили внимание командующему войсками США генералу Томми Фрэнксу задали подобный вопрос и он ответил: “Может быть через несколько месяцев, может быть через год”. И это связано с тем, что восстановление экономики, упрочение безопасности и усиление правительства в Афганистане продолжаются, и кроме того, американские войска должны заниматься реорганизацией и укреплением афганской армии.

Насколько изменилась общая политическая ситуация в Центральной Азии после 11 сентября 2001 года? Есть ли существенные перемены?

Я думаю, что перемены есть и они видны. Страны региона сыграли огромную роль в борьбе с терроризмом в Афганистане и тем самым они уменьшили угрозу, исходящую оттуда и против себя.

Сейчас Центральная Азия находится в самом центре внимания мирового сообщества. И многие государства, в том числе и США, внимательно наблюдают за тем, что происходит внутри стран региона, как там развивается общество, демократия, что происходит с правами человека.

До сих пор не ясно, нападут ли американцы на Ирак или нет, но в любом случае ситуация сейчас другая, чем во время военной акции в Афганистане. Тогда почти все мировое сообщество было на стороне Америки. Сейчас же почти весь мусульманский мир, Китай и многие страны Европейского Союза против, Россия практически блокируется с Ираком. Не приведет ли нападение США на Ирак к расколу мира?

Я бы не согласился с вашим вопросом. Во-первых, существует определенный консенсус в международном сообществе в том, что Ирак угрожает безопасности многих стран и не только соседних. Потому что он старается приобрести оружие массового уничтожения. И Саддам Хусейн категорически отказывается допустить к себе международных наблюдателей.

В мире существует несколько точек зрения на эту проблему. Одни считают, что необходимо военным путем добиться от Ирака выполнения решения Совета безопасности ООН о запрещении распространения оружия массового уничтожения, другие, считают, что надо продолжать попытки мирно уговорить Ирак выполнить эти резолюции.

Президент Джордж Буш подчеркнул, что он будет проводить консультации не только с Конгрессом, но и со своими партнерами в международных делах о том, как поступить с Ираком, подчеркнув, что он обладает большим терпением в этом вопросе.

И я уверен, что когда он примет окончательное решение, то он получит поддержку от международной коалиции.

Но кое-кто настаивает, что Америка должна прежде всего получить одобрение ООН.

А мы не против этого, наоборот, мы очень хотели бы заручиться поддержкой ООН. Ведь в нашей позиции главный мотив — это то, что резолюция Совета Безопасности ООН должна быть выполнена.

Сейчас циркулируют слухи, что в Казахстане могут появиться американские военные базы или, во всяком случае, могут использоваться наши аэродромы. Насколько они оправданны?

Сейчас в Казахстане нет американских войск, но у нас есть соглашение об использовании алматинского аэропорта в случае чрезвычайных обстоятельств на борту наших самолетов, которые базируются в кыргызском аэропорту “Манас”.

То есть, в качестве запасного аэродрома?

Да, и об этом мы открыто заявили. Что касается будущего, то мы не хотим постоянного базирования американских войск в Центральной Азии.

Вы хотите сказать, что американские войска временно находятся в Центральной Азии, но в российской и китайской прессе, в некоторых мусульманских странах утверждается, что с учетом ее геополитической роли, американцы пришли сюда надолго.

Здесь очень важно понимать разницу в терминологии, если мы говорим о присутствии, то мы имеем ввиду, что хотели бы расширить свои отношения со всеми странами региона во всех областях и сюда входят контакты между нашими военными силами в вопросах безопасности. Поэтому, американские войска будут постоянно приезжать и уезжать, и участвовать, например, в совместных военных учениях. Но если речь идет о постоянном базировании – это уже другой вопрос.

По одному из телеканалов прошла информация, что если Америка нападет на Ирак, то Казахстан якобы будет одним из ближайших союзников, которые поддержат эту акцию. Как это можно понять?

Так как окончательное решение по Ираку еще не принято, лучше оставить этот вопрос на будущее. Но я могу сказать, что Казахстан был очень надежным нашим партнером в борьбе с терроризмом, и думаю, эту роль он сохранит.

Теперь немного о связях России с Америкой, как они развиваются?

Для прозрачности отношений мы постоянно консультируемся с российскими политиками по всем важным международным вопросам, в том числе, связанными с Центральной Азией. Мы не видим здесь какую-то борьбу с ними за влияние в регионе.

Как складываются отношения США и Казахстана в важнейших сферах – политической, экономической и гуманитарной?

Я думаю, что наши отношения развиваются очень динамично. Существуют четыре главных направления: борьба против терроризма, нераспространение оружия массового уничтожения и инфраструктур и материалов. Наша совместная 10-летняя программа сотрудничества в этой области продлена еще на 7 лет. У нас хорошие отношения в экономической сфере, американские инвестиции в Казахстане составляют 6 млрд. долларов, в большинстве своем они влились в сферу энергетики, нефти и газа, но и в другие тоже.

Ваш министр энергетики Владимир Школьник поедет в сентябре, примерно через неделю, в Штаты с целью углубления сотрудничества в сфере энергетики. Мы хотели бы развивать наши отношения по поддержке малого и среднего бизнеса.

Важное значение мы придаем нашим отношениям в области демократии. Есть соглашение между президентами двух стран, что развитие демократии, плюрализма должно продвигаться вперед.

Честно говоря, здесь у нас были вопросы и даже заявления госдепартамента и нашего посольства относительно некоторых событий в Казахстане, вызвавших нашу озабоченность. Мы твердо стоим за свободу слова и плюрализм в обществе, ведь эти ценности являются важными для американского народа и мы их должны выражать здесь.

И это хорошая политика для развития Казахстана, который хочет быть конкурентоспособным. А в мире наибольшего успеха добились именно демократические страны.

Как вы оцениваете общее состояние демократии и свободы слова у нас? И какова, по вашему мнению, динамика, в какую сторону движется Казахстан в сторону демократии или наоборот?

Развитие демократии ни в какой стране не может быть закончено. У нас 226 летний опыт и мы до сих пор совершенствуем нашу демократию.

Демократия в Казахстане развивается, но мы хотели бы, чтобы мы шли в одном направлении — в сторону укрепления демократии. Но к сожалению, мы порой видим, что демократия здесь совершает шаг вперед и два шага назад. Поэтому мы проявляем озабоченность по этому вопросу. Очень хотелось бы, чтобы демократическое пространство у вас расширялось, а не ограничивалось.

Как журналисту, мне трудно удержаться от вопроса, связанного с тревожным положением вокруг журналистов, когда многих из них преследуют, избивают и шантажируют. Я знаю, что вы это осуждаете, об этом неоднократно говорил госдепартамент и ваше посольство, но принимаете ли вы какие-то конкретные меры?

Мы поддерживаем открытый диалог с руководителями страны и правительством, и я бы не сказал, что мы пришли к полному согласию в этом вопросе. Они знают, какие позиции мы занимаем, и какое развитие мы считаем нужным.

Ваше отношение к новому закону “О политических партиях”?

Мы выразили свою озабоченность еще до его принятия, на стадии законопроекта. Однако парламент проголосовал за него, а президент подписал его, и он стал законом.

Теперь мы надеемся, что власти не будут препятствовать никаким партиям в сборе подписей в свою поддержку, и они смогут зарегистрироваться. Мы не выступаем за ту или иную партию, мы за плюрализм в политической системе.

Каков имидж Казахстана в политических, экономических и информационных кругах Америки?

В политических и экономических кругах хотят партнерства с Казахстаном. Впрочем, сотрудничество в этих сферах и в том числе, в военной области и в вопросах безопасности возможно только при условии демократического развития общества. К сожалению, события последнего времени в вашей стране, не вдохновляют нас.

В американских СМИ довольно часто стали появляться материалы о масштабной коррупции в нашей стране. Как они влияют на характер взаимоотношений между нашими странами?

Конечно, такие материалы не улучшают имидж Казахстана и естественно, наши компании, которые хотят инвестировать в вашу экономику, обращают на них внимание. Поэтому мы за борьбу с коррупцией, впрочем, не только в Казахстане, но и в других странах.

За 10 лет независимости мы, честно говоря, и сами не поняли себя. Поняли ли США, что из себя представляет наша страна, и куда она движется?

По крайней мере, американцы теперь знают, где она примерно находится. Здесь очень важен взаимообмен людьми, чтобы бизнесмены, студенты, ученые, да и рядовые люди чаще ездили друг к другу и укрепляли взаимопонимание между нашими странами. От себя я скажу, что Казахстан богат не только природными, но и человеческими ресурсами.

Казахстан только 10 лет является независимой страной, и я думаю, что у него большое будущее.

Как посол я за развитие наших отношений и нашего партнерства и постараюсь сделать все, что в моих силах для их укрепления.

Культуры Казахстана и США сильно отличаются, как вы воспринимаете нашу культуру?

Этим летом я посетил пять областных центров, был в Усть-Каменогорске, Таразе, Шымкенте, Актобе и Караганде. Моя жена посетила город Туркестан, она участвовала в одной из конференций, прошедших там (к сожалению, я не смог поехать). Она отметила древность и самобытность вашей культуры. И самое большое впечатление – это гостеприимство и дружелюбие казахстанцев. Мы хорошо понимали друг друга, а я ощущал флюиды добра исходящие от них, а в моем представлении – это и есть свидетельство общности и универсальности культур.

Ваше Превосходительство, большое спасибо, что нашли время ответить на вопросы, волнующие наше общество. Мы понимаем, какую огромную роль играют США в современном мире, и очень хотели бы, чтобы ваша страна помогла нам стать на путь демократии и справедливости. Желаю успеха Вам в вашей сложной работе на благо обеих стран.

В свою очередь, я желаю успеха газете “Эпоха”, которую вы представляете, чтобы она стала уважаемой и популярной в вашей стране.

Беседовал Сейдахмет КУТТЫКАДАМ.

***

Наша справка

Ларри Неппер, карьерный дипломат, родился 27 ноября 1947 года в штате Техас. Окончил факультет истории Техасского Университета. С 1969 года по 1972 год служил в армии США и демобилизовался в звании капитана. С 1974 года — на дипломатической работе: был Временным Поверенным в делах США в Румынии, послом в Латвии, является создателем отдела Госдепартамента по делам Содружества Независимых Государств.

Господин Неппер награжден Почетным орденом Департамента “За выдающееся руководство Посольством в декабре 1989 года во время свержения режима Чаушеску” и Президентской наградой “За особые заслуги”.

\»Эпоха\», №6, 06.09.02.

Новости партнеров

Загрузка...