Большое количество НПО в Казахстане не повысило их социальной роли

За 10 лет существования Казахстана как суверенного государства в стране появилось большое количество неправительственных организаций (НПО) (около 3 000), но их роль в государстве до сих пор низкая

Казахстанские власти любят приводить сравнения темпов количественного роста НПО в Казахстане и в других странах Центральной Азии. Естественно, что при таком сравнении ситуация в Казахстане намного лучше.


Экспертами отмечается, что на сегодняшний день НПО, добившись определенного статуса в Казахстане в качестве института гражданского общества, все же не являются полноправными участниками политического процесса в государстве.


Политолог из “Трансперенси — Казахстан” Андрей Чеботарев, обуславливает это тем, что “НПО, в отличие от политических партий, создаются для определенных конкретных целей, работая в конкретном направлении”. Вместе с тем, относительную самостоятельность НПО эксперты связывают с их финансированием, прежде всего, со стороны международных Фондов.


В то же время Мара Сеитова, эксперт Центра гендерных исследований связывает слабость казахстанских НПО с их финансовой несостоятельностью, “поскольку количество самофинансирующихся НПО невелико. В основном финансовая база НПО основана на грантовой поддержке международных фондов. До сих пор не принят закон о государственном социальном заказе”. Как отмечает эксперт, “до сих пор не урегулировано законодательство о благотворительной деятельности бизнес-структур, и со стороны бизнес-сектора особых финансовых вливаний так и не поступает на социальное развитие через НПО. Благотворительная деятельность не стала традицией в нашем обществе”.


Так, Даната Исаева, координатор из Фонда Сорос-Казахстан считает, что “большинство НПО пока не стремятся изменить ситуацию в этой сфере, они предпочитают подстраивать себя под предложенные рамки, ограничиваясь предоставлением полу-бесплатных социальных услуг и своей декоративной ролью. Потому крайне узок круг неправительственных организаций, ориентирующих свою деятельность на активное лоббирование общественных интересов”.


По мнению Мары Сеитовой в Алматы, к другим слабым сторонам третьего сектора в Казахстане относится то, что “он не стал, по крайней мере, как ожидалось, сектором, который возьмет на себя часть социальных услуг населению – юридических, обучающих, консультационных, по социальной защите и помощи и др.”


В широком смысле, это связано со слабостью самого гражданского общества и его институтов. Эксперты констатируют, что правовые документы, регулирующие деятельность НПО, носят ограничительный характер.


Эксперт Международного центра некоммерческого права Вадим Ни считает, что “существует ряд проблем, например, связанных с регистрацией НПО”. “Прежде всего, это очень высокий уровень сбора за регистрацию – один из самых высоких в СНГ – около $180 США, при этом, постоянные изменения требований регистрирующих органов”, несмотря на введение некоторых льгот в налоговом законодательстве в отношении НПО.


Особенно малозначительна роль НПО, как отмечает Мара Сеитова, “как политической силы, влияющей на принятие решений правительства и власти”.


Анализируя направление деятельности правительственных структур Казахстана в последнее время, можно отметить их слабую заинтересованность в сотрудничестве с НПО, которые могли бы взять на себя часть социальных функций государства. С точки зрения места и роли третьего сектора и полезности самих НПО, приемлема в этом плане отработанная на Западе, уже традиционная схема взаимодействия институтов гражданского общества и государства.


С точки зрения Данаты Исаевой, “власть не просто индифферентна к вопросам построения гражданского общества, она проводит агрессивную политику, направленную на правовое ограничение и экономическое подавление, дискредитацию и дестабилизацию третьего сектора. Для власти НПО являются потенциальной угрозой. При создании более благоприятного режима, или хотя бы попустительском отношении к этой проблеме, выгодность наличия в стране сильного гражданского общества может стать слишком очевидной для казахстанского общества и вполне может поставить со временем власть перед необходимостью выбора”.


Согласно экспертной оценке по данной ситуации в Казахстане, основная причина отсутствия механизма продуктивной работы НПО заключается во влияющем воздействии пережитков и стереотипов тоталитарного прошлого, которые лежат между двумя системами ценностных ориентаций: традиционной и либерально-демократической. Среди них особенно распространены такие, как коррупция, трайбализм, клановость, патрон-клиентные отношения, прочно укоренившиеся в современной действительности.


Многие НПО в Казахстане работают в режиме выживания за счет единственной формы финансового обеспечения — получения грантов от фондов и международных организаций, либо в рамках бизнес-структур. В этом плане они часто реализуют не собственные цели, ради которых были созданы, а для выполнения той или иной деятельности, за которой стоит заказ.


Потому, со стороны простого наблюдателя, складывается впечатление об НПО как о формальных институтах, искусственно поддерживаемых со стороны иностранного финансирования, не выполняющих своих прямых функций и общественной значимости.


Казахстанскими исследователями не исключается наличие среди представителей третьего сектора таких НПО, чью деятельность можно назвать, по словам Андрея Чеботарева “не совсем добросовестной”. В Казахстане признают деятельность так называемых “марионеточных НПО”, выполняющих определенный заказ государства под видом неправительственной организации. Так, например, Союз Журналистов — официозная структура, призванная якобы защищать права свободы СМИ, участвовать в законодательном обеспечении этой свободы.


Отмечается, что ангажированная среда может быть представлена не только властными структурами, но и олигархическими группировками, а также стоящими за теми или иными фондами определенными финансовыми группировками, зарубежными магнатами, стремящимися пролоббировать через фонды свои интересы.


Воздействующее влияние в этом плане, предполагают эксперты, может иметь изменение в тактике “помощи” США Центральной Азии. Так, согласно прошлогоднему решению Госдепа США, заявленного в рамках ежегодного доклада помощника госсекретаря по вопросам демократии, труда и прав человека Майкла Пармли, США переориентировали программы своей помощи, перенеся центр тяжести в содействии решению проблем в этой сфере с межправительственного уровня на прямые гранты, предоставляемые по каналам местных НПО.


Хотя, с другой стороны, специалисты считают, что третий сектор в Казахстане стал признаваться государственными структурами в основном именно под давлением международных организаций.


Возникающие препоны в сфере работы НПО, защищающих права человека, права СМИ, со стороны государственных структур наблюдатели обуславливают тем, что “государство имеет всегда свою позицию на этот счет”.


Существует и такой момент, что отстаивающие свои решения в области социальной политики НПО, не всегда встречают понимание со стороны государства, которое не заинтересовано в решении вопросов пенсий, выплат определенных льгот.


Вместе с тем, деятельность определенной части НПО, как считают казахстанские специалисты, вносит значительный вклад в развитие страны. Прежде всего среди них выделяют экологические, женские, аналитические, профессиональные, предпринимательские НПО. Мара Сеитова отмечает, что “уровень профессионализма и организационное развитие во многих общественных организациях достаточно высока. Ими освоены информационно-технические, управленческие навыки, консалтинговые, проективные, электронные, PR- технологии, издательская деятельность”.


В последнее время наметилась тенденция, когда НПО более активно действуют в некоторых направлениях работы, апеллируя к соответствующим органам и государственным структурам, пытаются влиять на принятие определенных решений. Например, благодаря усилиям НПО, разработана Программа государственной поддержки НПО, занимающихся проблемами взаимодействия социальных и гендерных вопросов.


Заместитель заведующего Секретариатом Министра труда и социальной защиты Казахстана Кулманова Найля признает, что “неразрешенность многих социальных проблем общегосударственного уровня, принадлежащих прежде всего государственным органам, связана с финансовыми трудностями. Потому их поддержка носит непостоянный характер”, — считает она.


По мнению казахстанских экспертов, на сегодня перспективы НПО в Казахстане будут зависеть от того, изменятся ли отношения государственных органов к деятельности НПО, или нет. Судя по тому, что после политических событий в Казахстане, связанных с активизацией казахстанской оппозиции, государственный контроль в стране начал активно усиливаться, перспективы НПО не очень оптимистичные.

Новости партнеров

Загрузка...