Горячее дыхание китайского Дракона

Не лучше ли сразу прийти?


Кто опоздает, тому — несчастье


“И-Цзин”


(древняя китайская “Книга перемен”)


Есть один старый добрый анекдот. Как-то американский президент спросил у авторитетного индейского вождя: “На какую проблему необходимо в первую очередь обратить внимание США?”. На что вождь ответил: “Начните с иммиграции. Мы сами эту проблему когда-то упустили из виду!”.


Казахстану не пришлось выбирать соседей. Издревле казахские ханы лавировали между Россией и Китаем, ведя тем не менее свою политику. Многое преобразилось с тех пор. Шокпары сменились денежными купюрами. Появилось множество крупных держав, с которыми Барсу приходится считаться. Однако ближайшими соседями остались все те же русский Медведь и китайский Дракон.


Многие эксперты уверены, что нельзя списывать со счетов возможную демографическую экспансию Китая. Как показывает практика Дальнего Востока России и других граничащих с Поднебесной стран в Юго-Восточной Азии, эта угроза стала уже не гепотетической, а реальной. Известно, что природа не терпит пустоты: если где-то существует демографический или экономический вакуум, он заполняется государством, который имеет большой потенциал.


Один в поле не воин


По словам политолога Досыма Сатпаева, китайский и российский фактор будет всегда присутствовать в реализации внешней политики Казахстана. В свою очередь внешняя политика должна опираться не только на адекватную оценку окружающей действительности, но и больше ориентироваться на всевозможные негативные сценарии развития ситуации в будущем. В том числе и на возможную демографическую экспансию, кстати, не только со стороны Китая, но и Узбекистана. Не стоит нагнетать обстановку, но лучше заранее предвидеть возможные трудности, чем реагировать на них post-factum. В этом и заключается талант государственного управления.


Так, по прогнозам демографов, при нынешних темпах роста населения Узбекистана, общая численность населения в этой стране достигнет к 2025 году около 50 миллионов человек. Если исходить из того, что уже сейчас в Узбекистане существует серьезная проблема с недостатком жизненного пространства, трудно представить, что будет лет так через 20. Аналогичная ситуация характерна и для Китая. Кстати, в пользу этих опасений говорят и те прогнозы, которые дает ООН по поводу демографического дисбаланса в мире, где большинство стран бывшего СССР, в том числе и Казахстан, рискуют стать “территориями без населения” к 2050 году из-за низкой рождаемости и высокого уровня эмиграции.


В то же время, рано или поздно Китай, который претендует на статус сверхдержавы, может столкнуться с ограниченностью своей территории, недостатком внутренних ресурсов, чтобы поддерживать высокий темп экономического развития. “Ближайшим государством, за счет которого есть возможность уменьшить свои внутренние проблемы, может быть Казахстан”, — утверждает политолог.


Наша республика имеет большую территорию, маленькое население, значительные природные ресурсы, в том числе на Каспии, и высокий уровень коррупции, что будет держать казахстанские двери открытыми. Соответственно, с точки зрения перспективы, отношения Китая с Казахстаном будут всегда являться одними из приоритетных. Не исключено, что эта приоритетность может перерасти в опасность серьезного давления на республику для достижения своих экономических и политических целей. И будет ли тогда способна наша страна что-либо противопоставить, чтобы ограничить эту опасность”, — продолжает Досым Сатпаев.


В интересах Казахстана быть участником как можно большего числа региональных политических объединений, связав вокруг себя многие государства. Только тогда страна может защитить свою суверенность, противостоять любым попыткам давления извне. Когда вокруг нашего государства будут аккумулированы различные экономические, геополитические интересы многих стран, тогда мы не окажемся один на один со всякого рода внешними угрозами. Главное здесь, как считает политолог, не перегнуть палку и не запутаться в паутине многовекторности.


Казахстан и 1,5-миллионный чайна-таун


В настоящее время число жителей Китая, по некоторым сведениям, приближается к полутора миллиарда. Это государство живет в условиях демографического дискомфорта. Однако, как отмечает доктор политических наук Константин Сыроежкин, там не стоит вопрос о переселении граждан. Хотя на государственном уровне иностранная иммиграция из Китая в определенном смысле поощряется.


Казахстан в этом отношении является лакомым кусочком, но это объективное условие для того, чтобы шла миграция. По словам Константина Сыроежкина, разговоры о том, что ситуация с переселением китайцев в нашу республику приобретает катастрофические масштабы, являются паникерскими.


По его словам, китайцы в различных странах создают свои анклавы, в том числе и преступные. Но они не интегрируются в общество, в котором проживают.


“Цифры, которые озвучила наша милиция, о том, что в Казахстане проживает около 500 тысяч нелегальных эмигрантов — просто фантастические! Ведь это 3% от общего числа казахстанцев — это критическая цифра. Представьте, что в Казахстане живут 1,5 миллионов китайцев в чайна-таунах, которые не интегрируются в казахстанское сообщество, а живут своим миром, своими интересами”, — замечает политолог.


Между тем существует много других вопросов. В Казахстане поощряется иммиграция оралманов. В Китае проживают около полутора миллионов казахов. “Какие это казахи, с каким менталитетом? Если в республике в большинстве своем они русифицированы, то там китаизированы. Хотя в том же Синьцзяне культивируются казахский, уйгурский, кыргызский языки, но, если человек решил продвинуться по иерархической лестнице, он должен знать китайский язык, культуру”.


В Казахстан — на заработки


Между тем китайцы постепенно приживаются в республике. По словам Марата Кезембаева, заместителя начальника управления миграционной полиции ГУВД Алматинской области, в настоящее время наблюдается увеличение мигрантов со стороны Китая. Если раньше в основном они оседали в Алматы, то теперь они заселяют районы области, где открывают фирмы, цеха. Словом, пробираются в глубинку.


Речь идет о таких экономически более развитых приграничных районах, как Карасайский, Жамбылский, Енбекшиказахский районы. “По закону, китайцы не могут открыть фирмы на свое имя и действуют через агентства по трудоустройству. Насколько я знаю, в Жамбылском районе действует пара цехов, где заправляют уроженцы Поднебесной”, — говорит полицейский.


Существует такое понятие, как этническая конкуренция на рынке труда. Китайцы занимают сферы, которые прежде занимали другие этнические группы. Если раньше торговля традиционно ассоциировалась с узбеками, то теперь эту нишу занимают китайцы. Сегодня в стране можно наблюдать китайские рынки, осуществляющие прямые поставки из КНР. Однако Константин Сыроежкин не видит в этом ничего плохого. “С экономической точки зрения, более развитая страна поставляет продукцию, которая относительно качественна и доступна по цене”.


Деньги и Власть


Кому нужны китайские “барахолки”? В нынешних условиях, понятно, что в первую очередь народу. Однако такая ситуация, по мнению экспертов, может перерасти в негативную тенденцию. Они взволнованы тем, что власти практически не принимают меры по сокращению челночной торговли между Китаем и Казахстаном.


По словам Жаннат Ертлесовой, директора компании “Сана Консалт”, это не совсем приятные меры, поскольку они носят социальный характер. Большая масса людей, в основном женщины, заняты челночным бизнесом. Все осознают, что это тяжелый труд. Но только часть казахстанцев понимают, что, если так будет продолжаться все время, страна может навсегда похоронить свою обрабатывающую промышленность. “Товары, завозимые абсолютно без всяких налогов, неизвестно откуда и где изготовленные, несут антидемпинговые цены и уже убили нашу легкую промышленность”, — говорит она.


Государство должно вести жесткую политику по сокращению дешевого импорта. Однако за спинами бизнесвумен стоят мафиози, чьи интересы тесно переплелись с интересами государственных структур. Жаннат Ертлесова уверена, что этот вопрос можно решить в рамках действующего таможенного законодательства.


“У нас существует льгота на ввоз товаров одним человеком: что-то около 100 кг можно завозить, не декларируя, без пошлины. Однако никто не взвешивает поступающий заграничный груз. Вместе с тем все знают, что товары везутся самолетами, поездами. Это не контрабандный, не теневой и не черный импорт – это серый импорт, который не облагается налогами и стоит очень дешево. Это угроза экономической безопасности страны”, — считает Жаннат Ертлесова.


Как оказалось, правительству для решения этого вопроса было бы достаточно вынести постановление. По словам Жаннат Ертлесовой, когда она работала в министерстве финансов, решению этого вопроса мешала политическая воля премьер-министра. “Мы неоднократно поднимали вопрос о новом постановлении, и каждый раз в противовес вступали другие силы. При этом нам объясняли, что может возникнуть социальный взрыв”.


По словам финансиста, государству необходимо постепенно реформировать торговлю. Для этого нужна четкая координация в работе таможенных служб, налоговой полиции, МВД. “Этого не было ни тогда, ни сейчас. Нам надо возрождать свою промышленность, поскольку Казахстан не может жить тысячелетиями только лишь за счет нефти”.

Новости партнеров

Загрузка...