Государственный язык – беды и напасти

“Никаких ответов!” и баста…


Не удивительно, что в нашей стране о судьбе государственного языка печется только казахскоязычная пресса. И не только потому, что их основная аудитория — казахскоязычный читатель. Скорее, потому, что всем остальным — просто наплевать на язык страны, где они проживают, даже если он декларативно является государственным языком.


На прошлой неделе журналисты газеты “Ана тiлi” попытались выяснить, насколько заинтересованы в развитии государственного языка представители национальных культурных центров, наличием которых так гордится наше государство. Заметим, что на просторах СНГ — только в Казахстане имеются национальные театры и газеты уйгурского, корейского, немецкого народов (не говоря уже о русских государственных театрах, существующие почти во всех областях, и уж тем более о русскоязычной прессе), которые, как говорил недавно глава МКИОС, существуют благодаря государственным дотациям, то бишь за счет налогоплательщиков. И уж вдвойне заметим, что казахи тоже платят налоги. Однако сам факт того, что казахскоязычная газета посмела (!) обратиться с вопросом, причем на государственном языке, к представителям этих самых культурных (!) центров, не то, чтобы не адекватно было воспринято ими, но даже задела их не на шутку.


К примеру, как пишут журналисты газеты, представители немцев, возмутившись, что вопрос на казахском языке (читай: государственном!), позволили себе повысить тон и заявить:


Мы воспринимаем это (вопрос на государственном языке. — Ред.) как неуважение по отношению к нам. Хорошо, а если мы вам ответим на немецком? Быстро переведите нам ваш вопрос!”.


Между прочим, журналисты газеты не стали спорить с представителем братского немецкого народа и перевели свой вопрос на удобный для немцев язык. Однако ответа так и не дождались.


Да и вряд ли дождемся”, — пессимистически разводят руками коллеги из “Ана тiлi”.


Но самый интересный ответ был получен из офиса Сообщества русских в Казахстане. Свое отношение к государственному языку они выразили одним словом: “Никаких ответов!” Хочется вставить сакраментальное: вряд ли такое возможно где-нибудь в Литве, Латвии, Эстонии или даже Узбекистане. Хотя сомнительно и то, что в названных государствах можно было бы додуматься до такого вопроса. Но самое смешное, а может и страшное, в этой истории то, что вопрос газеты “Ана тiлi” звучал совершенно безобидно. Журналисты просто хотели узнать: “Какие мероприятия проводятся национальными культурными центрами в развитии государственного языка?” Именно: государственного, а не просто казахского языка. И вот такие одиозные ответы. Правда, как отмечают журналисты “Ана тiлi”, необходимо отдать должное братьям уйгурам, которые ответили на государственном языке, и корейцам, которые отметили, что регулярно участвуют в программе агентства “Хабар”. Правда, название этой самой программы они не запомнили. Заметим, что свой опрос журналисты приурочили к 22 сентября, дню, который отмечается в нашем многонациональном государстве, как День языков народов Казахстана.


“Праздник и государственный язык”


Тема Дня языков народов Казахстана затронута и в газете “Жас Алаш”.


Обозреватель газеты Сакен Сыбанбай в своей статье “Праздник и государственный язык” пишет:


“…Уважение к какой-либо нации, стране определяется в первую очередь неподдельным вниманием, оказанным к ее языку и государственности. В этом отношении трудно сказать, что представители многочисленных диаспор в Казахстане добродушны перед коренной нацией, которая дает им возможность развивать свою культуру. Казахский язык, хотя и признан государственным, мало кто из них проявляет искреннее желание изучать. Предпочитают отделаться известными всем отговорками и причинами. Но мне кажется, здесь все упирается в их намерения, точнее, в их отсутствие.


Похвально, что в наше, стране существует праздник — День языков Казахстана. Однако не стоит забывать о проблемах государственного языка”, — заключает журналист.


“Мы потеряли “Ел арну”…


Широкоформатный еженедельник “Туркестан” продолжил на прошлой неделе неутихающую дискуссию вокруг новшеств агентства “Хабар”. “В чем различие между сегодняшним и вчерашним “Хабаром”? Который из них более близок к телезрителю? Какова дальнейшая судьба “Ел арны”?” На эти и другие вопросы отвечают представители отечественной интеллигенции.


Абиш Кекильбаев: Отрадно, что “Хабар” полностью перешел на государственный язык. Но здесь необходима большая системность. Сейчас формат вещания на казахском увеличился, но в жанровом, стилевом, тематическом отношении все осталось на прежнем уровне. “Хабар” проявляет интересные новшества в своих политико-экономических обозрениях, однако применять его в других отраслях не торопится. Нельзя оставаться только в рамках сегодняшнего дня…


Амангельды Айталы: Казахстан, хоть и является политически независимым государством, в духовном плане все еще остаемся зависимым. Возможно, одиннадцати лет для этого слишком мало. Потому что зависимость эта врастала в нас в течение многих веков. Одна из возможностей избавиться от этой психологии — перевести СМИ на казахский язык. Но от того, что “Хабар” стал казахскоязычным, а “Ел арна”, наоборот, русскоязычным каналом, в сущности, мало что изменилось. Если быть точнее, один канал заменил другой, и получается, что один из них выполняет требования Закона о СМИ, а другой — нет…


Шерхан Муртаза: На “Хабаре” и сегодня мало что казахского. Они просто переводят фильмы и еще кое-какие программы на казахский и все. А истинно казахского я пока что не увидел. Между тем мы потеряли “Ел арну” Он стал совсем русским…


“Врата во внешний мир” или?..


Еженедельное литературное обозрение “Казак адебиетi” опубликовало интервью с известным дипломатом, советником министра иностранных дел, профессором Сайлау Батырша-улы, где журналист Болат Шарахымбай затрагивает историю с прошлогодней попыткой Ерлана Идрисова “отделаться от государственного языка”. Напомним, что бывший глава внешнеполитического ведомства Казахстана пытался довести до ума народных избранников, что сотруднику МИДа знание государственного языка необязательно.


Министерство иностранных дел, дипломаты — своего рода врата во внешний мир, — считает Сайлау Батырша-улы. — При этом, основная задача дипломатов — в законном порядке защищать интересы представляемого ими государства. В нашей Конституции четко записано, что государственным языком страны является казахский язык. А дипломат должен строго соблюдать законы своей страны. Во-вторых, он должен заниматься пропагандой своей культуры, своего языка, переводить и издавать отечественную литературу в стране, где он находится. Помнится, в советское время была специальная программа “О пропаганде советской литературы и о переводе ее на иностранные языки”. Для этой программы существовало специальное финансирование. К сожалению, в наше время данный метод не практикуется”, — сетует советник министра иностранных дел.


Однако, если исходить из нашей казахстанской практики, то очень сомнительно, чтобы сотрудник казахстанского дипломатического корпуса говорил за рубежом на казахском языке, если он и в своей стране не считает это первоочередной необходимостью…

Новости партнеров

Загрузка...