Таджикистан: исламистов прижимают все больше

Трагические события сентября прошлого года в США и последовавшая за этим “война с терроризмом”, в которую активно включился Таджикистан, изменили ситуацию в этой беднейшей центрально-азиатской стране. По мнению экспертов и аналитиков, в течение этого года усилилось давление на внутренние оппозиционные исламские силы и религиозные учреждения, но тем не менее ситуация с правами человека и свободой прессы, хоть и медленно, но все же улучшается.


Эксперты обращают внимание на то, что на фоне всеобщей борьбы с терроризмом и религиозным экстремизмом власти начали оказывать определенное давление на Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), которая в годы гражданской войны была оплотом Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), а сейчас является главной оппозиционной силой в стране.


В середине июля президент Эмомали Рахмонов в нескольких публичных выступлениях обвинил ПИВТ в том, что некоторые ее члены занимаются распространением среди населения идей экстремистского толка, способствуя таким образом расколу в обществе.


Кроме того, власти не устраивало, что несколько мусульманских священнослужителей являются членами указанной партии, а значит, могут использовать мечети для пропагандистской деятельности. За последнее время более десяти священнослужителей были отстранены от службы, а затем власти провели аттестацию среди руководства 250-ти мечетей на предмет их лояльности по отношению к нынешнему режиму.


Таджикистан – единственное государство Центральной Азии, где легально действует исламская партия. В соответствии с мирными соглашениями 1997 года, положившими конец кровопролитной пятилетней гражданской войне, ПИВТ получила в Таджикистане определенное влияние.


В условиях возрастания угрозы религиозного экстремизма Рахмонов резко выступил против роста количества мечетей в Таджикистане, заявив, что их число превышает потребности населения. Кроме того, власти недовольны тем, что большое количество таджиков выезжает на учебу в исламские государства, где в некоторых религиозных учебных заведениях проповедуются фундаменталистские идеи ваххабитского толка.


Рахмонов незамедлительно заявил о своей поддержке действий США и их союзников в Афганистане после событий 11 сентября 2001 года. По мнению многих экспертов, президент многого ждал от антитеррористической коалиции по линии финансовой и политической поддержки его режима.


Официально Рахмонов должен покинуть пост главы государства только в 2006 году, однако надежные источники сообщают, что уже сейчас вынашиваются планы продления его полномочий. Согласно таджикской Конституции, по окончании срока президентских полномочий Эмомали Рахмонов уже не имеет права снова баллотироваться на этот пост. Однако эксперты не исключают, что будет проведен референдум или внесены поправки в Конституцию, которые позволят президенту возглавлять страну еще несколько лет.


По мнению экспертов, руководству Таджикистана есть чего опасаться. Не за горами парламентские выборы 2004 года. В стране, где более 95 процентов населения исповедует ислам, исламские партии вполне могут составить конкуренцию нынешнему режиму.


“Нельзя сказать, что после событий 11 сентября прошлого года власти начали какую-то кампанию против нашей партии, однако во многих регионах мы испытываем некоторое давление со стороны местных администраций”, — сказал корреспонденту IWPR пресс-секретарь ПИВТ Хикматулло Сайфуллозода.


По его словам, особенно сильно местные власти препятствуют деятельности ПИВТ на родине президента — в Кулябском районе, что на юге Таджикистана. Там до сих пор партия не смогла открыть свое представительство. Тем не менее не случилось того, чего опасались многие: руководство республики не повело тотальную борьбу с инакомыслием.


“За этот год не произошло того, чего все так опасались. Не началась борьба нынешних властей с инакомыслием внутри страны”, — сказал корреспонденту IWPR высокопоставленный представитель одной международной организации, попросивший не называть его имени.


Отмечаются определенные достижения в сфере гражданских свобод и прав человека, которые эксперты склонны скорее отнести на счет более пристального внимания к стране международных организаций, а не желания самих властей демократизировать общество.


“В вопросе прав человека есть некоторые сдвиги, хотя этот процесс идет очень медленно”, — сообщил уже упомянутый представитель международный организации.


Прежде всего, в Таджикистане идет реформа тюремной системы и ведется борьба со злоупотреблениями в рядах правоохранительных органов. В частности, на севере Таджикистана завершился открытый процесс над шестью высокопоставленными сотрудниками МВД, применявшими к арестованным пытки.


Заметные улучшения произошли в отношениях властей со средствами массовой информации. Главным достижением в этом направлении можно назвать амнистию известного таджикского журналиста Додаджона Атовуллоева, который проживает за границей и уже несколько лет издает диссидентскую газету “Чароги Руз”. Теперь Атовуллоев может свободно вернуться на родину, так как с него сняты все обвинения.


В начале августа президент Рахмонов лично принял главу частного таджикского информационного агентства “Азия-Плюс” Умеда Бабаханова и пообещал оказать ему содействие в получении лицензии на вещание радиостанции с одноименным названием. Это будет первая независимая FM-радиостанция в столице Таджикистана.


Если трагические сентябрьские события прошлого года и оказали некоторое благотворное влияние на состояние прав человека и свободы прессы в Таджикистане, то ее послевоенной экономике был нанесен огромный ущерб.


Первый заместитель главы Национального банка Таджикистана Абдуджаббор Ширинов сообщил корреспонденту IWPR, что страна потеряла $237 миллионов инвестиций, которые крупные компании собирались вложить в экономику Таджикистана, но затем отказались от этой идеи из-за начавшейся в Афганистане антитеррористической операции.


Еще большим разочарованием для таджикского правительства стал тот факт, что США и их союзники, сулившие за содействие в антитеррористической кампании значительную поддержку в виде инвестиций в экономику Таджикистана, пока не выполнили своих обещаний, ограничившись незначительной гуманитарной помощью.


Владимир Давлатов – псевдоним журналиста из Душанбе

Новости партнеров

Загрузка...