Это сладкое слово свобода!

В связи с отменой цензуры в Узбекистане через четыре месяца был проведен блиц-опрос журналистов и экспертов на тему, связанную с демократизацией прессы

13 мая 2002 года – красный день в календаре узбекского журналиста, который будет отмечаться теперь, наверняка, постоянно – отменена цензура. В связи с этим мной через четыре месяца был проведен блиц-опрос журналистов и экспертов на тему, связанную с демократизацией прессы. И вот какие ответы я получил (при этом хочу отметить, что имена авторов преднамеренно не приводятся, дабы у власти не появилось вновь желание репрессировать журналистов за их политические убеждения, как это уже произошло в отношении сотрудника газеты “Частная собственность”).


— Ожидали ли Вы от правительства таких решительных шагов в свертывании цензуры? В чем, по-вашему, причина ликвидации системы политического надзирательства над прессой?


— Это американцы преподнесли нам такой подарок. Прижали узбекское правительство, заставили его выполнять Конституцию. Уверена, что если бы не события 11 сентября 2001 года, то в нашей стране все общество катилось бы по прежней проселочной дороге без надежды выйти на магистраль высокоскоростного развития. Америка не хочет дискредитировать себя сотрудничеством с авторитарными странами. Поэтому и настаивает на демократизации общества в Узбекистане.


— Честно говоря, цензура в Узбекистане мне казалась самой устойчивой и незыблемой, ведь коррумпированная система без нее существовать не может. И вдруг – бац! – ее отменили. Хотя не думаю, что у правительства не осталось запасного хода для контроля над общественным мнением. Цензуру ведь можно осуществлять и иначе, не обязательно для этого держать штат “УзЛита”. Достаточно придать такие функции милиции – вот они будут действовать хоть грубее, но эффективнее. Впрочем, это сейчас и происходит. А все произошло из-за того, что западные страны стали более настойчивыми. Нам отказано в экономической помощи, если не приведем в порядок права человека. А экономическая ситуация у нас такая, что без этой помощи нам просто трудно будет жить, точнее, нынешним коррупционерам!


— Я предполагал, что подобное возможно. Государство само себе же не враг, не может же оно постоянно дурачить своих граждан, считать их несмышленышами и глупцами, которым только и крикни: “Ур!”, так они сразу и полезут в драку. Гражданское общество не построить, если власть будет придерживаться старых подходов, а прессу считать партийным оружием. Пресса – это не средство оболванивания, а средство информирования населения.


В чем причина? Хреновая экономика, растущее социальное напряжение, недовольство людей по поводу низкого уровня жизни, повсеместная коррупция, административный беспредел – список причин можно продолжать до бесконечности. Никуда не сунешься, если не дашь на лапу. Кто-то же должен видеть все эти безобразия. Это под силу прессе, вот государство и отпустило гайки. А что из этого получится – мы посмотрим, хотя, честно говоря, реальных сдвигов в масс-медиа пока не произошло.


— О чем вы говорите? Сейчас стало сложнее работать! Редакторы боятся всего! Такое ощущение, что их вынули из яичной скорлупы и они хотят обратно туда! Раньше их зады прикрывала цензура, а теперь самим приходится идти на “ковер” к начальству. Я даже не знаю, в чем причина отмены цензуры. Наверное, это просто очередная уловка власти. А может хотят сказать журналистам, что вы без нас – ноль!


— Эх, цыплят по осени считают. Еще рано подводить итоги. Может, цензуру еще и восстановят, кто его знает…


— Сможет ли сейчас журналистика быть более смелой и решительной? Готова ли она отвечать сама за свои действия и поступки без оглядки на цензуру?


— М-м, от смелости журналиста здесь мало что зависит. Если газета не захочет иметь проблем с властями, личностями у власти, то, как не тыркайся – все равно ничего не добьешься. А смелому журналисту просто где-нибудь ломом голову проломят.


Сейчас расцветает самоцензура. А она, чем лучше цензуры? Какая разница, куда оглядываться – на третий этаж, где располагался “УзЛит”, или в свою трусливую душу? Итог один – никакой критики, одни лишь дифирамбы в адрес власти. Главное – петь в унисон нынешним тенденциям. Смотришь – и медальку к празднику подкинут…


— Есть смелые и отчаянные журналисты. Но разве им дадут слово? Редакция просто побоится публиковать острые материалы. Да и среди журналистов попадаются придурки, которые строят из себя правдолюбцев, пишут пасквили, а потом на судах не могут доказать свою правоту. Вы слышали, что подобные дела творились с газетой “Правда Востока”? После этого таких писак на порог редакции стараются не пускать.


Может, цензура не нужна, просто человек должен знать меру. А мера определяется журналистской этикой. Если человек без совести, то ни суд, ни цензура его не исправят…


— А сейчас смотрят в рот тем, кто дирижирует обществом. “УзЛита” уже нет, но дирижеры остались. Просто сменилась палочка.


— А у нас все по команде: как скажут быть смелыми, так мы сразу и осмелеем! Скажут: смотрите назад, то повернем головы.


— Отвечать за свои статьи должны авторы, а не редакции, которые предоставили возможность некоторым журналюгам высказать свое мнение. И если оно циничное, то по закону привлекайте “писателя”, а не газету или журнал, которые итак еле-еле выживают в наших условиях.


— Считаете ли Вы, что пресса становится “четвертой властью” и теперь будет более активной в демократических преобразованиях в Узбекистане? Верите ли вы тому, что она, как заявляют некоторые чиновники, спровоцирует страну на гражданский конфликт?


— Ну, четвертая власть по своей сути должна быть составным элементом гражданского общества. Она должна быть общественным контролером за деятельностью власти. Ведь бесконтрольная власть непременно станет коррумпированной. Пресса – основной информатор населения, можно сказать, градусник, показывающий температуру общества, и если общество больно, то градусник это выявит.


Что касается гражданской войны… М-м, трудно сказать однозначно. Если нет внутренних условий для конфликта, то никакая пресса не спровоцирует войну.


— Хотела бы я верить, что пресса станет четвертой властью… Сейчас она – на двадцатом месте, наверное… Хотя, впрочем, все может измениться… Конечно, свобода слова – это оружие обоюдоострое, она может вызвать много проблем, если ею злоупотреблять. Поэтому СМИ должны быть предельно осторожными в высказываниях и тактичными в освещении злободневных проблем. Зачем нам сталкивать страну в конфликт, когда у нас итак взрывоопасное состояние?..


— Сейчас четвертая власть по сути первая древнейшая профессия… Кто заплатит, тому и пишут… Сначала кричат, мол, это плохо, а потом – нет, хорошо. Играют с мнением людей, словно издеваются. А гражданский конфликт могут вызвать те, кому не нравится демократия, кто нажился на коррупции. Пресса лишь зеркало общества, а не пулемет!..


— Ну-у… Это как смотреть… Если народ уважает масс-медиа, значит, будет ее считать четвертой властью. А если ему начихать, то никакое название не поднимет авторитета у прессы… Бросьте вы демагогию нести, какой там конфликт! Войну в Таджикистане и Афганистане развязали бандиты, фанатики и отщепенцы! Причем тут СМИ? Что, журналисты расстреливали людей? Или стояли у истоков движения “Талибан”?


— Считает ли себя тракторист или фермер пятой или шестой властью? Не нужно подсчитывать ранги у власти. Нужно просто делать свое дело с честью и ответственностью. Тогда сами люди рассудят, кому какое почетное место отдать.


Пресса может как стимулировать войну, так и способствовать ее погашению. Все зависит от того, кто работает в СМИ – порядочные личности или негодяи.


— Если прямая цензура отменена, возможны ли иные способы контроля и давления на свободную и независимую прессу со стороны власти? По вашему мнению, возможно ли объявление некоторыми чинами неофициального преследования свободомыслящих журналистов, усложнения им профессиональной деятельности путем отказа в аккредитации, создания сложностей в предоставлении информации и засекречивании общественно значимых сведений и прочее?


— Святая простота! Конечно, есть, и ими пользуются! Сейчас получить информацию также нелегко, как и четыре месяца назад. Чиновники боятся что-либо говорить, а простые граждане знают не больше… Ведь всю информацию они черпают из местных СМИ, а там разве есть правда или полная информация?


Вы что-нибудь слышали об американских военных на базе “Ханабад”? Или о том, что Узбекистан объявил экономическую блокаду Кубе? Мы слышим и видим то, что нам дозированно преподносит власть. И ничего больше!


— Вопросом на вопрос: вы получили аккредитацию у узбекского министерства иностранных дел? Тогда зачем задаете такой вопрос? Вы сами испытываете эту проблему и знаете ответ. Я думала, что с отменой цензуры станет легче работать, но ошиблась – легче не стало…


— А разве преследовать перестали? Где те журналисты, которые что-то пытались сказать иное, чем преподносила власть? Насколько я помню, кто-то сидит в местах не столь отдаленных, а кто-то в бегах… Да и вам советую не злоупотреблять терпением властей хотя бы этим же социологическим опросом… Мало ли что может последовать в ответ… Наркоту подбросят…. Или в подъезде отколошматят…


— А за что уволили замредактора газеты “Частная собственность”? Официально – за то, что выписала вам пропуск в здание Госкомимущества, а фактически – за дружбу с вами. Так что работать с опальными журналистами у нас продолжают старыми большевистскими методами… Подождите, они и до вас доберутся…


— Цензуры нет в России, Казахстане, но ведь и там чинят всякие препятствия журналистам. Так что демократия демократией, а чиновники найдут множество способов для усложнения работы СМИ – это болезнь любой страны, даже той, что находится по ту сторону земного шара.


P.S. Автор выражает благодарность коллегам, которые согласились ответить на вопросы.

<

Новости партнеров

Загрузка...