“Обсуждаем кодекс, которого у нас нет!”

Что с кадастром?..


“Вчера в мажилисе состоялся правительственный час на тему: “Обеспечение осуществления земельных отношений в РК”. Выступая перед депутатами, председатель Республиканского агентства по управлению земельными ресурсами Бахыт Оспанов подчеркнул, что в связи с поручением главы государства правительством была создана рабочая группа для изучения проблем земельных отношений, в том числе и введения частной собственности на земли сельхозназначения. С учетом этого правительством и был разработан проект Земельного кодекса” (“Известия”). Интересно, что сам объект обсуждения при этом не присутствовал, то есть законопроект депутаты еще и в глаза не видели. Кроме того, непонятно, как обстоят дела с Государственным земельным кадастром (данные о количественном и качественном состоянии земель в республике). “Этот вопрос неоднократно поднимался на пленарных заседаниях, специально для этого пригласили на “правительственный час” Бахыта Оспанова” (“Время”). Однако ответа на свой вопрос мажилисмены так и не получили. “О кадастре было сказано лишь то, что он есть, — правда, только на бумажных носителях”. Однако содержание имеющегося кадастра тоже вызвало у депутатов сомнение: “Депутат Валерий Котович заявил, что показатели качества земельных угодий – 20-летней давности”. Оспанов от прямого ответа ушел, а в интервью журналистам и вовсе заявил, что приватизация земли и кадастр никак меж собой не связаны: “Приватизация – это совсем другой вопрос”. Однако как же без данных кадастра будет определяться стоимость земель? “Недоволен был и Валентин Макалкин: “Второй раз нас уводят к обсуждению кодекса, которого у нас нет. А кадастр – один из важнейших вопросов, который встанет при приватизации. Информация прозвучала, что есть электронный кадастр по Алматы, Астане, Караганде. Но мы обсуждаем не городские земли, а земли сельхозназначения. Есть ли у нас кадастр по всей республике?”


Но самое главное – нет уверенности, что процесс передачи земель в частную собственность будет прозрачным: “На самом деле мы закон о земле (ныне действующий – ред.) приняли недавно. Мнение у г-на Оспанова и правительства было одно. Убеждали нас, что 49 лет аренды – это решение всех вопросов. Но нестабильность законов, когда через год-два новые законы принимаем, приводит к чехарде. Результаты ясны”, — считает Серикбай Алибаев.


Визит президента


“Вчера в Астане в рамках первого официального визита президента Словении Милаша Кучана состоялась встреча Нурсултана Назарбаева и его словенского коллеги. Лидеры двух государств, возникших на обломках распавшихся социалистических империй, говорили тет-а-тет почти два часа. Главные темы их беседы – торгово-экономическое сотрудничество и ситуация в Центральноазиатском регионе и на Балканах”, — сообщают “Известия”.


Нам Словения нужна как “транзитное государство, через территорию которого можно выйти на порты Средиземного моря”. “Возможно, в недалеком будущем в это балканское государство потечет казахстанская нефть” (“Экспресс К”). “Мы же нужны Словении в основном как стартовая площадка для проникновения на рынки стран СНГ и Азии”.


Лучшее – враг хорошего


В состав рабочей группы, которая займется претворением в жизнь призыва главы государства выработать новый закон “О СМИ”, войдут три государственных ведомства и три общественных организации. Группа “не включила в себя ни юристов, специализирующихся в области информационного права, ни журналистов-практиков. “Нас беспокоит то, что, если конституционный принцип свободы слова будет укреплен только новым законом “О СМИ”, это не снимет неоправданных правовых ограничений в деятельности средств массовой информации и журналистов. Для улучшения положения республиканских масс-медиа необходимо реформировать законодательную базу в целом. Нужно пересмотреть соответствующие нормы Уголовного, Гражданского кодексов, а также кодекса об административных правонарушениях, закона “О лицензировании”, другие законы и нормативные документы, положения которых противоречат друг другу” (“Известия”). Закон “О СМИ” пытаются улучшить уже в четвертый раз, результат налицо. Многие высказывают мнение, что наилучшим был первый вариант закона.


По данным фонда “Адил соз”, “в течение этого года в республике погибли 4 журналиста; было произведено 23 нападения на сотрудников и офисы СМИ; 13 журналистам угрожали расправой; 78 раз воспрепятствовали профессиональной деятельности; против сотрудников масс-медиа завели 126 гражданских, а также 23 уголовных дела”.

Новости партнеров

Загрузка...