Между нами, профессорами, говоря

Ответ Нурбулату Масанову

Ответ на публикацию в газете “Время” интервью с Нурбулатом Масановым.


Профессор Н.Масанов назвал разговоры о “третьей силе” чепухой. В устах профессора такой аргумент звучит, по крайней мере, странно.


Но еще большее мое недоумение вызвал следующий пассаж Масанова: “Во всем мире термин “третья сила” означает внешнее вмешательство”. В каком мире, позволительно спросить? В научном? В мировом сообществе? Или в потустороннем?


Числительное “третий” распространено в политике и политологии. “Третий мир” (в противоположность капиталистической и социалистической системе), “третья власть” (широко распространенное название судебной власти как независимой от исполнительной и законодательной), “третья сила” (как признание того, что в политическом конфликте, помимо двух основных сторон, может участвовать и третья, интересы которой сталкиваются с первыми двумя одновременно). В политическом конфликте субъектов политики бывает и гораздо больше (“пятая колонна” в этом ряду).


Термин “третья сила” широко применялся в партиях Социалистического Интернационала в первой половине ХХ века. Социал-демократы противопоставляли себя коммунистам и либералам. Они пропагандировали социализм как самостоятельную ценность, выдвигая его как альтернативу коммунизму и капитализму одновременно. Иногда это приводило к ужасающим трагическим последствиям. Борьба и отсутствие консенсуса между буржуазной, социал-демократической и коммунистической силами в Германии 20-30-х годов привели к власти новую силу – нацистов. Запомните, профессор Масанов: для возникновения конфликта необходимо наличие как минимум двух или более сторон.


Масанов исходит из того, что в Казахстане только две силы – власть и оппозиция. И действительно, на первый взгляд ситуация в Казахстане такова, что обе стороны сообщили друг другу о несовместимости их потенциальных позиций и стремятся завладеть позицией, исключающей намерения другой стороны. В этом процессе борьбы обе стороны неизменно выходят на новый качественный этап. Скажем, оппозиция может объединиться, провластные партии тоже. Сама власть вынуждена идти на уступки, или ужесточать контроль, вести масштабную борьбу с коррупцией. То есть обе стороны стремятся модифицировать или трансформировать политический и социальный порядок, политические статусы и институты. В этой ситуации неизбежно появляются новые субъекты политики – доверенные лица определенных социальных групп, мобилизованных посредством номинации сохранить систему в том виде, в котором она сложилась.


Кто избил Сергея Дуванова? Власть? Нет. Оппозиция в целях провокации? Нет. Его избили представители “третьей силы”, темной и зловещей, которую газета “Финансы. Экономика. Рынки” поспешила назвать “неизвестной силой, поддерживающей власть и действующей против ее противников”. Хорош “союзничек”, нечего сказать! Крупнейшие газеты мира и международные правозащитные организации, Госдеп США мгновенно отреагировали на это событие. Причем, обратите внимание, избили так профессионально, что первую неделю Дуванов пролежал в больнице, затем ее самовольно покинул, и в начале следующей уже выступал в Варшаве на заседании ОБСЕ (это после ста ударов по жизненно важным органам, сотрясения мозга и нелегкой дальней дороги).


Президент трактовал избиение Дуванова как провокацию, устроенную недругами нашей страны, накануне Дня Конституции. Можно добавить: накануне работы ежегодной встречи ОБСЕ, где внимание к Казахстану было особым. Так кто выиграл больше всех из этой истории? Власть? Конечно, нет. Оппозиция? Она пострадала физически в лице Дуванова, но выиграла идейно и в имиджевом плане. Так кому больше помогает “третья сила”?


Есть у нас в стране и чиновники, и экс-чиновники, и “национал-патриоты”, связанные с рентабельной бизнес-средой, которые не хотят абсолютно никаких перемен. Они и оппозицию ненавидят и сделают все возможное, чтобы она не пришла к власти. Но они недовольны и новым курсом власти, и позиционным дефицитом своей социальной позиции, социальных статусов, ролей. Вот в каком направлении надо искать бандитов, которые поджигали редакцию “Республики”, обезглавливали собак, избивали журналистов. Вот когда преступников найдут, я с полным основанием скажу профессору Масанову: “Все, что ты говоришь – чепуха!”.


Термин “третья сила” употребим и в международных конфликтах (например, в израильско-арабском конфликте “третьей силой” выступал СССР или США), но чаще его употребляют по отношению к внутренним факторам. Между нами, профессорами, говоря, не знать этого – просто неприлично.


Впрочем, Н.Масанов все прекрасно знает. Если бы он провел научный анализ, это было бы по-настоящему интересно. Но он – функционер радикальной оппозиции, участвующий в идеологическом споре, а идеология, как правило, не терпит инакомыслия, обслуживает частные субъективные интересы, оправдывает заранее принятую точку зрения.

Новости партнеров

Загрузка...