Прибавку к пенсиям уже “съели”

Сколько нам жить осталось?


“Пенсионные накопления большинства граждан нашей страны составляют не более 200 долларов”. Конечно, есть и такие, у которых на счету накопилось несколько миллионов, но их – единицы. А целая армия бюджетников, учителей, врачей, возможно, будет обречена на нищету в старости. “Накопить за трудовую жизнь на приличную пенсию удастся не всем казахстанцам. Причин тому несколько: низкооплачиваемая работа, перерывы в ней, нестабильность дохода, а то и вовсе его отсутствие… Эксперты говорят, что из 7 млн. трудоспособных казахстанцев свои пенсионные счета более-менее исправно пополняют менее 2 млн. человек” (“Новости недели”). Исправных вкладчиков пенсионных фондов волнует другая проблема: как, по какой системе они будут получать деньги на склоне лет? И здесь издание уверяет, что “шиковать казахстанцам не позволят”. Как будто мы сомневались… “Сегодня государство определило, что после выхода на пенсию мужчины проживут примерно 11 лет, а женщины – 19 (то есть до 74 и 77 лет соответственно). Вот и придется пенсионерам распределять весь свой доход на период, определенный государством”. Интересно, а что будет в том случае, если пенсионер не уложится в прокрустово ложе государства, например, умрет раньше срока, или, еще хуже, вздумает дожить до светлого будущего (2030 года).


Ну да ладно, поговорим о более насущном. Как известно, пенсионерам в будущем году обещали повысить пенсии на 12 процентов. Но это пока только в прожекте, а коммунальные тарифы тем временем уже выросли: “С 1 октября цена на газ в Алматы вырастет не на 4 процента, как предполагалось ранее, а на целых 11! Тысяча кубометров голубого топлива теперь будет стоить 1758 тенге. ЗАО “Алматинские газовые сети” намеревалось поднять тариф на 31 процент, мотивируя тем, что постоянно растет курсовая разница (газ покупают в Узбекистане за доллары), а также необходимостью возвращать кредиты и реализовывать инвестиционную программу. Почему газовики переложили решение своих проблем на плечи горожан, они не объясняют, но в противном случае грозят своим разорением и дефицитом голубого топлива в южной столице” (“Время”). “Немедленно воспользовалось повышением тарифа на газ ОАО “Алматытеплокоммунэнерго”. Плата за кубометр горячей воды составит 164,8 тенге (против прежних 159, 60 тенге), за отопление – 33,93 тенге с квадратного метра жилой площади (вместо сентябрьских 32,70 тенге)” (“АиФ-Казахстан”). Неудивительно, что пенсионеры заранее согласны “добровольно отказаться от добавляемых им процентов в пользу монополистов, с тем, чтобы те не поднимали цены на коммунальные услуги”. (“Новости недели”).


Однако для чиновников грядущее повышение пенсий может стать неплохим поводом для очередного громкого заявления. Как известно, живущими за чертой бедности у нас считаются те, кто получает не больше 1924 тенге в месяц (40 проц. от прожиточного минимума), то есть пенсионеры, судя по этой черте, у нас не бедные. А после прибавки минимальная пенсия составит “4856 тенге при прожиточном минимуме 4810”, то бишь теперь стариков можно будет смело причислить к миддл-классу. Вот она, очередная победа экономических реформ!


Партстроительство досрочно!


“Месяца через два начнется перерегистрация политических партий в Казахстане”, — сообщают “Аргументы и Факты – Казахстан”. Издание опубликовало интервью с политологом Досымом Сатпаевым: “Я уверен, что власть попала в ловушку, в которую до нее попадали многие политические элиты. Пытаясь установить контроль и искусственно формировать систему политического представительства, власть отсекает все альтернативные каналы информации. Создается виртуальная реальность, виртуальная поддержка широких масс населения. В виртуальном мире долгое время жить невозможно. Вал проблем, которые никак не решаются, рано или поздно эту власть разрушат”. По мнению политолога, в результате принятого закона “О партиях” в парламент, кроме проправительственных партий, войдут Коммунистическая партия и “Ак жол”, они будут служить иллюзией противовеса. А “Время” сообщает, что одна из этих партий уже сумела набрать 50 тысяч голосов. “При этом, как сообщают источники, “Ак жол” выполнил и норму об обязательном представительстве в каждой области не менее 700 членов партии”.


Зачем нам омбудсмен?


Об утверждении института омбудсмена на этой неделе так или иначе говорили все СМИ. Кто-то коснулся темы вскользь, кто-то написал об этом более подробно. “Должность омбудсмена впервые появилась в 1809 году в Швеции как должность парламентского уполномоченного по контролю деятельности исполнительной власти. Казахстан является унитарным государством с президентской формой правления, поэтому, по мнению отдельных экспертов в области права, деятельность омбудсмена здесь пока неприемлема”, — заявляют “Известия”. “Сказать, что Б. Байкадамов (назначенный президентом на должность омбудсмена) получил довольно хлопотную должность, — значит ничего не сказать. Это минное поле, пороховая бочка, волчья яма. Словом, врагу не пожелаешь. Омбудсмен – это институт контроля и надзора за органами власти, который, основываясь только на моральном авторитете, пытается разрешать не только какие-то единичные конфликты, но и производить общие изменения в стране. Поэтому Болату Кенжекешевичу уготована участь, которую можно сравнить с судьбой канатоходца, балансирующего, чтобы не упасть”, — вторят “Новости недели”. “В разных странах омбудсмены называются по-разному: правозащитники, парламентские адвокаты, уполномоченные по правам человека, но все они занимаются одним – защитой прав граждан от произвола и злоупотребления властью со стороны чиновников”. Что ж, если так, то перед казахстанским омбудсменом – непаханое поле деятельности. Однако, вполне возможно, что поле это будет строго ограничено определенными рамками. Как, например, в Узбекистане. Там “институт омбудсмена существует с 1995 года. И ничего, работает себе спокойно в тесном взаимодействии с государственными органами, не ввязываясь в громкие политические перипетии” (“Новости недели”).

Новости партнеров

Загрузка...