Простые люди. История четвертая

“В кабинет ворвались люди в штатском, зажужжала камера на плече у одного из них, снимая растерянное лицо Кайрата Рустемова, пачку денег на столе. Потом декана припечатали лицом к столу, для профилактики кто-то саданул кулаком по почкам, щелкнули наручники…”

Очередной спутник демократии в новом государстве – коррупция. Чиновники брали взятки и при Союзе. Показательные процессы над взяточниками начались на закате великой державы. Но ни к чему хорошему они не привели. Коррупционеров не стало меньше. Наоборот, после развала СССР и резком повороте страны в сторону демократии, взяточники словно взбесились. Взятки брали всем – золотом, шубами, особняками, шикарными машинами. И конечно же заветными зелеными бумажками. Впрочем, не брезговали и национальной валютой в долларовом эквиваленте.


Когда импозантный президент объявил войну коррупции, новоявленные демократы, занимающие государственные посты, насторожились. Но, как всегда, слова остались всего лишь словами. Тем более, что президент, объявив борьбу со взяточничеством, должен был в первую очередь сам сдаться властям. Своим примером показав, как надо поступать с коррупционерами. Этого не произошло. Но объявленная борьба с коррупцией сослужила неплохую службу тем, кто хотел расправиться со своими оппонентами – будь то политические конкуренты или же просто надоевшие коллеги по работе. Борьба со взяточничеством вдруг трансформировалась в травлю нечестными людьми людей порядочных.


Дай ему на лапу!


Азамат Шаймердыев жадно вдыхал дым анаши. Мозг его постепенно расслаблялся, подкатывал долгожданный кайф. “То что доктор прописал…” – блаженно подумал Азамат, с сожалением передавая косячок своему знакомцу Раимбеку. Раимбек жадно схватил тлеющую мастырку, затянулся, закашлялся, прослезился. Еще пару минут тлеющий косяк кочевал от Азамата к Раимбеку, пока наконец удовольствие не завершилось. Они помолчали немного, потом закурили сигареты, чтобы сбить сладковатый привкус.


Ну, чего хотел от меня? – спросил Раимбек, щелчком отправив окурок сигареты в кусты.


Ты понимаешь, такое дело…


Вчера Аза пришел в универ. Заканчивалась сессия, а у него оставалась задолженность по истории, из-за чего Шаймердыева к экзаменам не допустили. Историю его курсу читал декан истфака, Кайрат Ибрагимович. Он назначил Азамату день, когда тот может сдать “хвосты”. Азамат в назначенное время не появился – накануне состоялась грандиозная попойка с анашой и девчонками с филфака. Попойка не ограничилась одним вечером, она плавно перетекла в ночь и продолжалась весь следующий день. Азамат сочинил историю, будто его мама попала в аварию, и он, как любящий сын, просидел с ней весь день в больнице. И надо же было такому случиться – только он закончил свое повествование, как в кабинете нарисовалась его мамаша, которая тут же принялась расспрашивать декана об успехах Азаматика. Декан при маме скандал не стал поднимать – не такой это был человек, – а попросил вместо этого зайти Азамата к нему на следующий день ближе к обеду. Для серьезного разговора. Следующий день наступил, время близилось к обеду, а Азамат все никак не мог набраться смелости. Вот и приобрел коробок анаши в универе у одного студента-барыги, после чего отыскал Раимбека, чтобы, во-первых, не “шабить” в одиночестве, а во-вторых – попросить совета. Раимбек слыл профессионалом в таких делах, как развести любую проблему с преподавателем.


Дай ему на лапу! – коротко бросил Раим, выслушав рассказ приятеля.


А он берет?


Нет таких преподов, которые не берут взятки. Если боишься – давай деньги мне, я ему сам вручу, — Раимбек, если честно, не был уверен, что декан исторического факультета Кайрат Рустемов берет взятки. Но чувствовал, что способен на любой подвиг – сказывалось действие травки.


Так и поступлю, только сначала с ним переговорю…


Давай…


Приятели попрощались. Азамат направился в университет, а Раимбек – в сторону киоска, намереваясь отшлифовать кайф бутылочкой пивка.


Интрига


Своим главным врагом старший преподаватель исторического факультета Раушан Хасеновна Хасенова считала декана того же факультета. Кайрата Ибрагимовича она ненавидела с тех самых пор, когда Рустемов возглавил факультет. Прежний декан, устав от вечных интриг женского преподавательского состава, уволился из университета. Хасенова лелеяла мечту занять его место, но ректор назначил деканом Кайрата Ибрагимовича, молодого и перспективного преподавателя истории средних веков. Рустемов начал наводить порядок во вверенном ему и порядком склочном педсоставе. Он знал, кто является организатором всех интриг на факультете. Конечно же, госпожа старший преподаватель. Знал Рустам Ибрагимович также, что Раушан Хасеновна берет взятки, вымогает у студентов деньги, заставляет преподавателей ставить нужным студентам нужные оценки. Не знал он только, насколько черна душа у этой женщины. И даже не представлял себе, что вскоре эта женщина сломает ему жизнь и станет косвенной причиной его смерти. Он и не задумывался над этим, он работал. Днем воевал с Раушан Хасеновной, читал лекции студентам, ночью корпел над диссертацией. Так шли дни, и в конце концов Кайрат Ибрагимович понял, что ему и старшему преподавателю не ужиться на факультете. Тогда он принял роковое решение.


В середине месяца Рустемов сообщил Хасеновой, что с первого числа следующего месяца она будет уволена согласно его распоряжению. Даже показал приказ, пока что не завизированный ректором – тот был в отъезде. Раушан Хасеновна, ни слова не говоря, вышла из его кабинета. В тот же вечер она со своим сыном, работником госбезопасности, разработала план. Для проведения его в жизнь не хватало малого – исполнителя или, как выразился ее сын, “слепого” агента. И вот на днях ей показалось, что искомый человек найден.


Она подслушивала под дверью, как студент второго курса Азамат Шаймердыев врет декану о том, что сидел в больнице с матерью. Она прекрасно знала, где и чем занимался Азамат в день, когда должен был быть у Кайрата Ибрагимовича. Причина осведомленности объяснялась просто – у Раушан Хасеновны везде были свои “стукачи” – и в студенческой среде тоже. Потом появилась мать этого Шаймердыева, и Раушан Хасеновна поняла, что мальчик в ловушке. Идеальный фигурант для разработки, как выразился ее сын, с которым вечером она обсудила кандидатуру Азамата. Сын планы матери одобрил. Назначили время для проведения операции, которая позволит расквитаться с деканом и не вылететь Хасеновой с прибыльной работы (шутка ли, за пару лет они приобрели себе особнячок в пригороде, обзавелись иномаркой, ну, и бытовой техники прикупили).


Операция


Азамат медленно приближался к дверям деканата, и с каждым шагом уверенность его, что все обойдется, таяла как брошенная в горящую печь свеча. Вдруг дверь соседнего с деканатом кабинета распахнулась, и Раушан Хасенова буквально затащила студента внутрь.


Я все знаю, Азамат. Я тебе помогу. Ты знаешь, что наш Рустемов – взяточник?


Азамат не знал этого, но на всякий случай кивнул.


Сегодня будут его задерживать, но полицейским нужно, чтобы кто-то передал ему меченые деньги, – вот они, — Раушан Хасеновна показала парню стопку купюр достоинством в пятьсот тенге, — Они, полицейские, попросили меня помочь, найти человека, который ему вручит их. Ты поможешь? Тогда, обещаю, экзамены можешь не сдавать.


Азамат не верил своим ушам. Его проблема разрешалась сама собой. Только и всего – дать Рустемову деньги. Он согласился. Хасенова предварительно заставила написать Азамата заявление о том, что декан вымогает с него крупную сумму денег. Азамат написал заявление, потом по требованию старшего преподавателя поставил вчерашнее число. Взял деньги и вышел из кабинета.


Декана на месте не было. Секретарша сообщила, что Кайрат Ибрагимович будет через десять минут, предложила подождать в приемной. Азамат отказался. Вышел из университета, присел на скамейку. Тут кто-то хлопнул его по плечу.


Ну, что декан сказал? – это был Раимбек.


Деньги требует, — соврал Азамат. – А как ему отдать – не знаю. Слушай, может ты…


Без проблем. Много денег-то?


Вот, — Азамат достал из кармана пачку меченых купюр.


Давай. Он на месте?


Должен уже быть…


Раимбек взял деньги, пересчитал, присвистнул. Потом подмигнул Азамату и отправился на дело. Перед тем как зайти в деканат, Раимбек нырнул в туалет. В кабинке он быстро отмусолил две тысячи, спрятал их во внутренний карман курточки. Оставшуюся пачку сунул в карман брюк и, насвистывая бодрый мотивчик, вышел из туалета.


Декан был на месте. Раимбек зашел к нему в кабинет.


Здравствуйте, Кайрат Ибрагимович. Понимаете, какое дело, Азамат Шаймердыев попросил меня передать вам кое-что, — с этими словами Раимбек достал деньги из брючного кармана и положил их на стол декану.


Что это, — Рустемов побагровел от гнева, — Забери это и вон из моего


Договорить он не успел. В кабинет ворвались люди в штатском, зажужжала камера на плече у одного из них, снимая растерянное лицо Кайрата Рустемова, пачку денег на столе. Потом декана припечатали лицом к столу, для профилактики кто-то саданул кулаком по почкам, щелкнули наручники…


За всем этим внимательно следила Раушан Хасенова и глаза ее светились от счастья. Когда декана выводили из кабинета, она плюнула ему в лицо…


Декана исторического факультета осудили по всей строгости. Судебный процесс транслировали по одному из республиканских телеканалов, восторженный журналист за кадром восклицал: “Так будет с каждым взяточником – это гарантирует шеф комитета национальной безопасности”.


Следственный изолятор комитета и допросы с пристрастием, во время которых декана приковывали к батарее и били резиновой дубинкой по почкам, подорвали здоровье Кайрата Ибрагимовича. После вынесения приговора он прожил в тюрьме один год – скончался от туберкулеза.


Азамат успешно закончил университет. Его приняли на работу в комитет. Работал он под руководством Рашида Хасенова, сына Раушан Хасеновны, которого за успещное проведение операции повысили в звании и назначили начальником следственного отдела.


Раушан Хасеновна добилась желаемого кресла декана исторического факультета, в котором и просидела благополучно до самой пенсии…

Новости партнеров

Загрузка...