Ни треугольное, ни шестиугольное, ни овальное!

Ответ на дискуссию о “треугольном государстве”

“Казахстану еще предстоит заполнить внутренний вакуум”


Болатхан ТАЙЖАН широкому кругу общественности практически неизвестен. Однако в дипломатических кругах и в правительстве его знают. С 1963 года этот человек находится на государственной службе в области международных экономических и политических отношений — сначала в МИД СССР и Казахской ССР, а затем в сфере внешнеэкономических и дипломатических связей независимого Казахстана. Последнее время Болатхан Тайжан работал послом в странах арабского мира и Малайзии. Несмотря на “внешнегосударственный” оттенок своей деятельности, экс-посол не только не терял связи с происходящим в Казахстане, но в последнее время пришел к мысли, что пора принять посильное участие в деле решения внутренних проблем.


Болатхан Кульжанулы, давайте начнем с гипотетического тандема Первого и Второго президентов, о котором автор говорит как о практически неизбежном сценарии преемственности нынешней власти.


— С точки зрения существования государства как такового эта точка зрения абсолютно непонятна. Будь у нас хоть трижды Первый президент, если есть законно избранный Второй, то и править он должен самостоятельно. Вообще, с точки зрения самих основ государственного управления, что значит “Первый” президент? Значит, будет и “последний”, а потом и “срединный”?


Тем не менее этот уникальный в новейшей истории закон одобрен парламентом и уже действует…


— Вы знаете, лично я не вижу каких-то особых заслуг большинства нынешних лидеров СНГ в том, что они стали “первыми” или “единственными” президентами. Мало того, некоторые из них до сих пор заявляют о своей ностальгии к прошлому “большому” государству. То есть они до конца не осознают, что управляемые ими страны уже стали независимы от этого большого государства, они мыслят его категориями. И уже поэтому они не имеют права на звание “первого” президента. Первый президент — это тот, кто добивался, добивается и будет добиваться создания независимого и полноценного государства.


“Анационализм” как национальная политика


Каким Вы видите государство в Казахстане?


— Буду говорить откровенно, надеюсь, что меня правильно поймут не только казахи, которых в первую очередь касаются предложения автора статьи, но и все казахстанцы. Я считаю, что за десятилетний период существования независимого Казахстана для создания самостоятельного государства было не то что даже мало сделано, были посеяны семена будущих раздоров. По сути, Казахстан не является государством, он представляет собой территорию.


Но мы же независимы от той же России? Это трудно отрицать…


— На мой взгляд, самый существенный и самый опасный “прокол” нашего руководства в том, что оно сразу не провозгласило фундаментальные принципы целостности. А именно, что Казахстан — это государство казахов, в котором живут, жили и могут жить представители любых других национальностей и вероисповедания, являющиеся гражданами Казахстана. С одной стороны, президент говорит, что казахи являются “государствообразующей” нацией, с другой, всем известно его отношение к казахской культуре, к языку.


И каково же оно?


— Начнем с того, что по дипломатическому этикету президент страны обязан на официальных встречах говорить на государственном языке. Как казахи, так и русские задаются вопросом: “Почему наш президент этого не делает?”. Почему он не соблюдает элементарный протокольный минимум? Я знаю, допустим, что Сергей Иванов блестяще знает английский, испанский, но на официальных встречах он говорит исключительно на русском языке. И это естественно, ведь он представляет Россию. Вот этого я не понимаю.


Однако на это можно возразить, что страна у нас многонациональная, и президент лишь хочет подчеркнуть свою приверженность идеалам дружбы народов…


— На Ваше утверждение можно также возразить следующим образом. Поведение президента в этом вопросе отражает ту аморфную анациональную политику, которое ведет руководство страны уже более 10 лет. Дело в том, что с уходом метрополии из бывшей колонии, как правило, образуется определенный вакуум. Кто должен его заполнить? Я думаю, трудно не согласиться с тем, что данную миссию на себя способны взять только исторические носители государственности, которая существовала на ее территории до колонизации. Пытаясь воспротивиться этому процессу, мы внесем лишь нестабильность в наше общество.


Что Вы имеете в виду?


— Хотел бы здесь привести яркий пример. После освобождения стран арабского мира от господства европейских держав среди арабов сложился целый слой людей, которые открыто заявляли, что будущее арабского мира только в составе бывших метрополий. Что арабы неспособны к построению собственного государства. Как видим, способны, и не только на создание государства, но и на создание влиятельного геополитического союза. К сожалению, нечто подобное через сорок лет повторяется в Казахстане. Доходит до того, что, стараясь выглядеть то ли космополитами, то ли “прогрессивными”, некоторые личности утверждают, что, например, северный казах не сможет понять южного по причине несхожести диалектов. Это абсурд! У казахов нет диалектов. Подобные утверждения, мне кажется, направлены на то, чтобы придать негативный оттенок менталитету казахского народа.


Авторитаризм — просвещенный и “пещерный”


А как Вы оцениваете предложение разделить Казахстан по жузовому признаку?


— К этому предложению лично я, кроме как к хохме, относиться не могу. Его авторы противоречат сами себе, поскольку, выступая сторонниками унитарного государства, они фактически говорят о создании федеративного, где субъекты федерации будут иметь чуть ли не свои правительства. Они либо не имеют представления о государственном строительстве, либо они настолько смелые люди, что призывают наших граждан к расчленению страны на три части.


Но г-н Медеу-улы основывается на исторических традициях и предлагает лишь их отражение на современном уровне…


— Это как раз и есть результат той аморфной политики, о которой я говорил выше. Во-первых, такое ощущение, что автор абсолютно не знаком с историей народа, с этнографией, с тем, как это вопрос ставится в науке. Во-вторых, наличие жузов — это, не тот трайбализм, к которому нас склоняют. Трайбализм — это когда внутри одного государства, одной нации существуют группы, отличающиеся по языковому, культурному, а иногда и историческому признаку. У казахов же существование жузов привело к идентичности нации. Железное правило казахов — не вступать в брак до седьмого колена, стараться брать невесту из другого жуза. Тем самым свято блюлась чистота крови. Хан любого жуза был одинаково почитаем среди представителей двух других жузов. Поэтому казахи полностью идентичны в языковом, культурном, традиционном плане, и попытку деления Казахстана по жузовому признаку можно расценивать, как намерение противопоставить представителей разных жузов друг другу. Более того, если встать на одну доску с автором, то лично я бы предложил разделить Казахстан на две, а не на три области — женскую и мужскую.


Тем не менее Вы согласны, что во власти сложился союз Старшего и Младшего жузов?


— Я не думаю, что об этом можно говорить с такой уверенностью. Могу привести массу примеров пребывания во власти представителей Среднего жуза. Здесь есть один момент, на который подобные авторы делают акцент, как на казахскую национальную черту. Помните, знаменитую пословицу времен СССР: “В истории России было три периода: допетровский, петровский и днепропетровский”? Я не случайно о ней упомянул. В любом государстве и в истории любого государства является нормальным, если, придя во власть, человек окружает себя теми, кого он хорошо знает и кому доверяет. Так было в СССР, так есть в США, в Китае, не говоря о Японии и Корее. Но это нормально только тогда, когда критерием служат профессиональные качества. Более щепетилен вопрос нахождения во власти родственников. Если, например, дочь или племянник занимают высокие посты, они должны им соответствовать по уровню своего развития и профессионализма, в противном случае сложится крайне уродливая ситуация.


Но ведь то, о чем Вы говорите, есть один из самых первых признаков авторитаризма?


— На своем опыте могу твердо сказать, что элементы авторитаризма существуют даже в развитых демократиях. Вот только бывает он, на мой взгляд, двух видов — просвещенный и “пещерный”. В первом случае лидер действительно думает в первую очередь о благе государства. Во втором — он думает больше о своем благе и о том, как ему уцелеть в будущем. А делами государства за него занимается окружение. При этом окружение старается не быть на виду, создавая видимость ответственности за промахи “окруженного” лица. И, естественно, если это лицо будет “выигрышным”, то окружение сделает все, чтобы сохранить его на посту. Если же лицо “проигрышное”, оно легко может подвести общественное мнение к его замене.


Новая антиколониальная политика


Вернемся к вопросу о преемнике Первого президента…


— Я допускаю, что взаимодействие между бывшим и действующим президентами возможно на консультационном уровне, но не более. Характерный и недавний пример — Россия. Весь мир считал, что Ельцин вывел никому не известного человека с тем, чтобы иметь на него влияние. И мир убедился, что этого сделать не удалось. Путин оказался Личностью. Но, безусловно, специфика государственной деятельности подразумевает и вариант, когда к власти может прийти безвольный человек. Но тогда уже президентом его назвать нельзя.


То есть Вы полностью отрицаете правомерность выдвигаемых автором статьи тезисов. Но хоть в чем-то Вы с ним согласны?


— В целом я считаю мнение автора деструктивным, если не сказать провокационным. Надеюсь, моя попытка это доказать будет воспринята вашими читателями адекватно. С чем я полностью согласен, так это с тем, что наше руководство на самом деле не предпринимает никаких серьезных действий к тому, чтобы перевернуть раз и навсегда колониальную страницу нашей истории. Население Казахстана не стало самостоятельным социумом. У нас колониальная структура экономики, колониальная культура. Но самое главное — сохраняется колониальное сознание. Именно духовный колониализм грозит нашей стране нестабильностью. Именно он расшатывает целостность, государственность, зачатки которых все-таки проявляются в нашей стране. С этим сталкивались многие бывшие колонии, как я уже говорил, но они путем политической воли своих руководителей добились деколонизации сознания. Причем не только у представителей коренного народа, но и пришлых национальностей. Взять Малайзию. Там абсолютно схожая с Казахстаном ситуация: 56% коренного населения, 30% китайцев, 14% остальных народов — индусов и т.д. Тем не менее сейчас все они являют собой единый массив, с едиными идеалами и целями, главная из которых — целостность малайского государства. И это есть условие стабильности в обществе. И неизбежное развитие ситуации. А также повод задуматься всем, кто живет в Казахстане и хочет видеть его процветающим. Нам не нужно ни треугольное, ни шестиугольное, ни овальное государство. Нам нужен сильный и стабильный Казахстан!


“Горячая” тема


Болатхан Кульжанович, Вы против деления Казахстана на три самоуправляемых области. Ваши опасения понятны. А как быть с выборностью акимов нынешних 14 областей?


— В принципе это нормальное предложение. Однако когда я услышал из уст лидеров “Демвыбора”, что Казахстан уже готов к этому, у меня возникли большие сомнения. Будем смотреть правде в глаза, опасность сепаратизма существует, особенно в северных и восточных областях. И чем откровеннее мы об этом будем говорить, тем больше будет возможностей обсудить ситуацию и прийти к компромиссным решениям. Не надо прятать голову в песок.


Не считаете ли Вы в таком случае, что лидеры ДВК, как считают некоторые представители нашего общества, ратовали за выборность с целью провести в области своих ставленников?


— У меня было ощущение, что предложение ДВК о выборности акимов порождено в первую очередь духом неприятия, несогласия с нынешним курсом руководства страны. Но говорить о том, что Мухтар Аблязов и Галымжан Жакиянов создали ДВК в своих личных интересах — это низменно, это самый натуральный навет. Почему процветавшие люди пошли по рискованному пути? Те, кто поливает их грязью, даже не задумываются об этом. Быть готовым потерять все, а потом и потерять — так может действовать только альтруист. Хотя я неоднозначно воспринял их инициативу, с точки зрения их действий, стремлений, помыслов, я преклоняюсь перед ними и буду почитать их всегда. В высоком смысле этого слова они национальные герои. Крайне несправедливо за это поплатившиеся.


И все же почему Вы считаете идею выборности преждевременной?


— Предложение ДВК с точки зрения становления демократии правильно. Но на данном этапе нереалистично. И об этом лишний раз говорит появление рассматриваемой нами статьи. Мне кажется, что ДВК надо было сразу ставить насущные вопросы, а не пытаться их решить путем той же выборности. Перераспределение прибылей, исправление ситуации, когда богатства страны находятся в руках иностранцев и ограниченной группы людей, занятость населения, ужасающее положение сельчан. Они, конечно, это все собирались исправить, но заявить, мне кажется, об этом надо было сразу. Поддержка народа тогда была бы более решительной. Тем более что казахи очень щепетильно относятся к целостности, и многие из них не приняли предложения о выборности, усмотрев в ней опасность. Однако уже самим фактом попытки что-то изменить в стране опальные лидеры снискали уважение и любовь у тех, кто может судить об их целях беспристрастно.


Республика.kz 20.09.02

Новости партнеров

Загрузка...