В Таджикистане начались гонения на имамов

После закрытия ряда мечетей появились опасения, что правительство готовит наступление на исламскую оппозицию

Власти Таджикистана закрыли восемь мечетей близ границ с Узбекистаном и Кыргызстаном, объясняя свои действия необходимостью прекратить “незаконную” деятельность имамов и исламских проповедников. Это первый случай закрытия мечетей с момента обретения Таджикистаном независимости в 1991 году.


Уволены пятнадцать глав мечетей, имамов-хатибов, которым Совет улемов Таджикистана (высший религиозный орган страны) отказал в регистрации.


Первая из мечетей была закрыта еще 6 августа — вскоре после того, как президент Таджикистана Имомали Рахмонов выступил с резкой критикой в адрес политиков про-исламского толка.


Выступлению президента предшествовало возвращение из Пакистана группы таджиков, изучавших ислам в медресе “Ханафия”, финансировавшемся руководителем талибского режима Муллой Омаром. А недавно в Исфаринском районе на границе с Узбекистаном и Кыргызстаном американские военные задержали троих человек, подозреваемых в членстве в террористической организации “Аль-Каэда”.


Рахмонов обвинил ряд членов Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) в том, что они “вносят раскол в общество, проводя идеологическую обработку верующих в духе экстремизма”.


Это первый с 1997 года, со времени окончания в Таджикистане гражданской войны, серьезный выпад Рахмонова против ПИВТ, составлявшей в свое время идеологическую основу таджикской оппозиции. ПИВТ — единственная исламская партия в Центральной Азии, действующая на законных основаниях.


По таджикскому законодательству, религиозные деятели, в частности имамы-хатибы, не имеют права вступать в ряды политических и религиозных движений, а большинство уволенных с постов имамов были членами ПИВТ.


Политические обозреватели в Таджикистане полагают, что за выступлением президента вполне может последовать полный запрет на деятельность ПИВТ или приостановление этой деятельности.


Лидер ПИВТ Саид Абдулло-Нури заявил 4 сентября на пресс-конференции, что закрытие мечетей — это прямое следствие того, что их имамы являются членами Партии исламского возрождения Таджикистана.


По утверждению главы идеологического отдела администрации Согдийской области Абдухакима Шарипова, мечеть в Джаборрасульском районе была закрыта по требованию местного населения.


В нашей области многие мечети были открыты без разрешения в пустующих административных зданиях, и это вызывает возмущение у местных жителей”, — сказал он в интервью контрибьютору IWPR.


Бывшие сотрудники закрытых мечетей утверждают иное: “Местное население возмущено тем, что власти распорядились закрыть мечети, и требует вернуть им культовые учреждения”, — говорит Абдурахмон Абдуогым, имам-хатиб одной из закрытых мечетей, действовавшей в селе Гульякандоз.


По его словам, “обилие храмов объясняется заботой о пожилых мусульманах. Им удобно совершать намаз, если мечеть находится поблизости от дома”.


В начале июля в одном из своих выступлений президент Рахмонов отметил, что количество новых мечетей, открытых в Таджикистане за годы независимости, превышает число средних школ, открытых за все 70 лет советской власти. Он подчеркнул, что в одном только Исфаринском районе на 200 тысяч жителей приходится 192 мечети.


Согласно официальным данным, на 1 июля 2002 года в Таджикистане были зарегистрированы 231 крупная мечеть, 3082 мелких, 20 медресе, один исламский институт и 96 курсов начального исламского образования.


Как сообщил контрибьютору IWPR председатель Комитета по делам религий при правительстве Таджикистана Саид Ахмедов, в ближайшее время будут проведены государственные проверки около 250 мечетей и 20 медресе по всей стране.


Имамы-хатибы и преподаватели медресе должны будут сдать экзамен на знание канонов и истории ислама, методики преподавания и законодательства, регулирующего религиозную жизнь страны.


В ходе уже прошедших проверок религиозных организаций лицензионная комиссия обнаружила несколько незарегистрированных мечетей. Однако их имамы-хатибы утверждают, что были вынуждены работать нелегально, так как власти чинили им всяческие препятствия или просто отказывали в регистрации.


Глава Согдийского отделения женского крыла ПИВТ Нажотхон Исомиддинова рассказала, что два года назад 19 женщин из Исфаринского района организовали в собственных домах курсы обучения для женщин и девушек, желающих изучать ислам.


Администрация обещала выдать им лицензии, но так и не сделала этого, а теперь этих женщин обвиняют в незаконной религиозной деятельности”, — говорит Исомиддинова.


Пресс-секретарь ПИВТ Исматулло Сайфуллозода считает, что в своем поспешном стремлении пресечь незаконную религиозную деятельность власти сами порою нарушают закон.


Действия лицензионной комиссии противоречат законодательству Таджикистана, так как ограничивают деятельность мечетей и, следовательно, — свободу вероисповедания”, — заявил Сайфуллозода в интервью контрибьютору IWPR.


Наргиз Закирова — корреспондент газеты “Вечерний Душанбе” (Таджикистан)

Новости партнеров

Загрузка...