Пиррова победа или таджикский вариант?

Источник: Республика.kz

Не желая делиться “золотым руном” власть рискует получить ясонов камень


Сентябрь 2002 года в политическом смысле оказался менее горячим, чем прошедшее лето. Власть перешла в пропагандистское контрнаступление, пытаясь поправить свой имидж в глазах общественности. Оппозиция собирает силы к новому броску. Однако все уже предрешено.


За относительно короткий промежуток времени президент страны Нурсултан НАЗАРБАЕВ сделал несколько громких заявлений, каждое из которых предназначалось для определенной группы казахстанских избирателей. Свою долю обещаний уже получили жители села, пенсионеры, вкладчики бывшего Сбербанка СССР, мелкие предприниматели и журналисты. Логическим венцом этой кампании по ремонту имиджа стало заявление о том, что глава государства примет участие в очередных президентских выборах в 2006 году. Тем самым поставлена жирная точка в споре, кто унаследует власть после Папы. Ну, конечно же, сам Папа.


Ревизия неизбежна


Дело в том, что в республике уже наработана предвыборная стратегия, которая является удивительным сплавом западных выборных технологий и неограниченных административных возможностей авторитарной власти. Ее суть заключается в том, что оппозиция отсекается от избирателей, а затем электорат “окучивается” по полной программе с использование популярных артистов, красивых лозунгов и акиматов.


Отсекание оппозиции будет производиться как путем окончательного уничтожения независимой прессы, так и с помощью “выбивания” неподходящих кандидатов на пост президента республики. Доказательством тому — история с Акежаном КАЖЕГЕЛЬДИНЫМ. Нечто подобное ждет любого претендента, который осмелится принять участие в президентской гонке без санкции свыше.


Однако нынешняя власть не уверена, что избиратели ее поддержат. Особенно русскоязычные граждане и жители средних и крупных городов. Традиционно уровень политизации среди них выше, да и получать объективную информацию о событиях в стране и за рубежом, в том числе о злоупотреблениях и преступлениях высокопоставленных казахстанских чиновников, возможностей у них намного больше.


Поэтому сегодня власть озаботилась избирателями, которые проживают на селе и в малых городах, а это в основном казахи. Именно этим объясняется появление популистских лозунгов о приоритетном развитии аграрного сектора и превращение “Хабара” в казахскоязычный телеканал.


Если здоровье не подведет Папу, то эпоха первого президента Республики Казахстан продлится с 1989 года, когда он стал первым секретарем ЦК Компартии Казахстана, до 2013 года. 24 года — согласитесь, немалый срок. И хотя, конечно, 80-90% голосов он на следующих выборах вряд ли получит, но выиграть выиграет, и тем самым отложит еще на семь лет ревизию своей деятельности следующим главой государства.


А ревизия неизбежна, поскольку передача власти в Казахстане будет происходить не эволюционным путем, как это принято в странах с более или менее настоящей демократией, а в результате революции. Не важно какой, верхушечной или настоящей. И случится она обязательно, потому что власть во главе с президентом страны не собирается договариваться с оппозицией, она ее просто уничтожает, обрекая тем самым на сопротивление.


Деньги решают не все


Лучшим выходом для нынешнего политического режима был бы, конечно, самораспад радикальной оппозиции, ее превращение в некий клуб интеллектуальных самоубийц. Тогда можно было бы начать переговоры с теми, кто мыслит более конструктивно, и попытаться выстроить более или менее равновесную политическую систему. Однако пока радикальная оппозиция выдвигает лозунги “Казахстан без Назарбаева” и информирует население о “Казахгейте”, это невозможно, и власть будет вынуждена усиливать репрессии.


Вот почему разгром радикальной оппозиции — задача номер один нынешней власти. Однако, как бы ни хотела этого сама власть, в нынешних условиях она невыполнима. Хотя бы потому, что руки властей связаны отечественным законодательством, которое на самом деле имеет рыночный характер и гарантирует, правда, весьма формально, гражданские права и свободы. Перекроить его в нужный формат за короткое время невозможно. Кроме того, экономика страны стала частью мирового рынка. И зависимость от него заставляет Казахстан соблюдать хоть какие-то внешние приличия.


Но самое главное, изменился состав радикальной оппозиции. Из кучки интеллигентов она превратилась в союз обездоленных и наиболее радикальной части казахстанского бизнеса. И родителем этого союза оказалась, как ни странно, сама власть. Ведь появление больших социальных групп, слабо зависящих от государства, стало возможным в результате формирования в Казахстане рыночной экономики.


Конечно, уничтожить отдельного представителя любого бизнеса для нынешней власти не проблема. Но целые группы уже малоуязвимы. Потому что они обладают деньгами, с помощью которых у нас можно сделать все, даже купить власть или ее отдельных представителей.


Бизнес обречен


И все же при относительном экономическом благополучии бизнес в Казахстане оказался обездоленным политически. Хотя представители власти неоднократно заявляли о том, что пересмотра итогов приватизации не будет, и что государство будет поддерживать бизнесменов, им уже давно никто не верит. Особенно после того, как усилиями правоохранительных органов были полностью лишены собственности некоторые члены ДВК и в первую очередь Мухтар Аблязов.


Действия государственных органов, санкционированные первыми лицами страны, неопровержимо доказали, что в Казахстане власть выше закона, прав собственности и норм морали. Каждый предприниматель теперь понимает, что если на него поступит заказ (не обязательно политический) от представителя государства, то он обречен, и искать правду ему негде и не у кого. Почему? Да потому что он и его коллеги по бизнесу не обладают политической властью. Она принадлежит безраздельно чиновникам и главному среди них — президенту Республики Казахстан.


Да, предприниматель может откупиться, но это лишь временное решение проблемы. Потом или чиновник снова “проголодается”, или вместо него придет другой. Поэтому успешный бизнес в нашей стране возможен только под “крышей”, и чем выше “крыша”, тем он успешнее и прибыльнее. Если же “крыши” нет, защититься в одиночку от произвола чиновников невозможно.


Кое-кто из предпринимателей это понял и открыто выступил против одного из самых одиозных членов семьи Назарбаева, следовательно, и против него самого. Итогом этого столкновения стали события конца прошлого — начала нынешнего года. Власти не решилась на диалог и выбрала обычный для себя способ борьбы — давление.


Тупиковый вариант


Давление вместо диалога — действительно тупиковый вариант. Кардинально изменить бытие в стране невозможно, пока власть продолжает уничтожать оппозицию и отказывается учитывать требования бизнеса. Поэтому, хотя, возможно, пример неудачный, нынешняя борьба напоминает контртеррористическую операцию в Чечне. Чем больше в ней успехов добиваются “силовики”, тем больше местных жителей поддерживают антиправительственные силы.


Если Нурсултан Назарбаев сможет сохранить власть до 2013 года, мы уверены, что смена режима будет носить характер революции. Потому что нынешний президент не способен на переговоры, боится потерять власть и этими неспособностью и боязнью стимулирует ожесточение внутриполитической борьбы.


Дальнейший ход событий предсказуем: уничтожение независимых СМИ и ограничение гражданских прав и свобод, переход оппозиции к полуподпольным, а затем подпольным формам борьбы, усиление репрессий, отказ от борьбы одних и радикализация других. И так до использования террористических методов и вооруженного сопротивления режиму.


Подобный путь уже прошел Таджикистан, и только кровопролитная гражданская война вынудила официальный Душанбе согласиться поделиться властью. В середине этого пути Узбекистан, где уже есть тысячи политзаключенных и уже были взрывы в Ташкенте. Где-то рядом находится Кыргызстан. И, как ни печально, Казахстан идет в этом же направлении.

Не исключено, справиться с оппозицией режиму в конце концов удастся. Но какова будет цена победы?


Республика.kz 27.09.02

Новости партнеров

Загрузка...