Чеченская правда: “он сделал свое заявление еще до начала штурма”

Интервью с Аманчи Гунашевым

Аманчи Гунашев – полномочный представитель Чеченской Республики Ичкерия в Казахстане.


***


— Первый вопрос — Ваша оценка печальных московских событий?


— Теракт в любой форме, от кого бы он не исходил, заслуживает резкого осуждения. Известно, что Масхадов осудил этот теракт. Это озвучил и Закаев, это было озвучено и на чеченском конгрессе. Таким образом, оценка нашего правительства этого теракта резко негативная. И, естественно, мое лично отношение к этому точно такое же. В оценке этого теракта надо прослеживать причинно-следственные связи, надо увидеть корни этого явления. В чеченских канонах суицид строго запрещен. В этом аспекте теракт я рассматриваю, как шаг отчаяния. Это молодые люди – им по 20-25 лет. Это – дети войны. Есть расхожее мнение, что чеченцы – вахабиты, фанатики… Но на лицах этих молодых людей никто фанатизма не увидел. Они спокойно заявили: “Мы свою задачу выполнили”. То есть они заявили свою политическую цель.


— Были ли эти люди шахидами?


— Я не думаю. Хотя на этот вопрос трудно ответить однозначно. С одной стороны, девушки заявили о том, что им надоело так жить и они выбрали этот путь сознательно. С другой стороны, на чеченском языке было сказано: “Приведите наших сестер со своими понтами”. “Понты” на чеченском слэнге – это муляж. О том, что они не собирались погибнуть, говорит очень многое. И самое главное – три дня они бы не ждали, чтобы погибнуть, как шахиды. Я думаю, что время еще многое покажет… Мое мнение, что эти молодые ребята, еще не сформировавшиеся в своих политических убеждениях, в своем мировоззрении, – это дети войны. Им было по 10-15 лет, когда началась война. Они практически не учились в нормальных школах, они не видели ни театров, ни культуры, они выросли на всех этих ужасах войны, на крови, на бойне… И они могли пойти на крайние меры, как освободители, была какая-то романтика у них… Это война, на войне у разных людей есть разные уровни мышления, но, к сожалению, сегодня большинство молодежи так радикально настроено.


— Скажите, почему Масхадов сделал свое заявление так поздно, когда уже все закончилось?


— Нет, он сделал свое заявление еще до начала штурма. Просто российские СМИ это не озвучивали. Озвучил это заявление в Европе Закаев. Мне показалось, что российским властям было невыгодно озвучить это заявление. Вообще, по наблюдениям последних лет, у меня складывается впечатление, что Кремль никак не заинтересован в политическом урегулировании этого вопроса. Россия воспрепятствовала проведению чеченского конгресса в Стамбуле (он должен был состояться в мае т.г.). Было заявлено, что в Стамбул съезжаются боевики, ваххабиты, ожидаются взрывы, теракты… То есть было очень сильное политическое давление на Турцию и последняя вынуждена была отказать в проведении этого конгресса. И сегодня на прошедшем недавно чеченском конгрессе собрались чеченские представители вполне вменяемые – это ученые, профессиональные политики, далекие от войны. Это культурный слой.


— Каковы результаты этого конгресса? Какое конгресс выразил отношение к теракту?


— Теракт конгресс безусловно осудил. Изначально ставилась задача заявить, что, в отличие от официальной московской точки зрения, чеченцы в лице Масхадова готовы сесть за стол переговоров. Переговоры будут легитимными только в случае участия в них законного президента Масхадова.


— Что Вы можете сказать по поводу ареста Закаева?


— Я не думаю, что его арест будет иметь серьезные последствия. Закаев не замешан ни в каких терактах, ни в какой криминальной деятельности. Закаев, как вы знаете, был в Москве, встречался с Казанцевым. Почему-то тогда он не был арестован в аэропорту Шерементьево, где происходила эта встреча. Нужно было во что бы то ни стало сорвать этот конгресс. И почему-то считают, что главный организатор и вдохновитель проведения этого конгресса – Закаев. Нет, это неправда. На конгресс приглашались не только сторонники Масхадова, но и оппозиция, и центристы. Допустим, Хазбулатова нельзя назвать сторонником Масхадова – он находится где-то в центристских позициях. Но в российских кругах сейчас доминируют крайние взгляды – Жириновского, Митрофанова, Рагозина. Это силовой вариант, и судьбу чеченского народа опять передают в руки силовиков. И это не просто угроза, уже пошли реальные действия в Москве, по всей России, в Чечне. Не дай бог, но мы не исключаем, что все это может прийти и в Казахстан.


— Как Вы считаете, есть ли у московского теракта заказчики? Или это спонтанные действия террористов? В СМИ озвучивается много версий относительно заказчиков теракта – Березовский, США и т.д.


— Да, версии высказываются. У меня нет однозначного ответа на эти вопросы. Я не могу исключить эти версии. На Березовского сейчас списывают очень много… Кстати, было озвучено, что тот конгресс, который не состоялся в мае в Стамбуле, финансировался Березовским. С полной ответственностью могу заявить, что Березовский не имел к нему никакого отношения. Финансировали тот конгресс турецкие политики и местная чеченская диаспора. Вообще, домыслов очень много. Российские СМИ в освещении этого вопроса не совсем чистоплотны. Думаю, сомнительно, чтобы группа молодых людей могла самостоятельно организовать такой теракт в центре Москвы. Ведь уже известно, что им помогал один из сотрудников милиции.


— Как Вы считаете, могли бы заказчиками этого теракта быть спецслужбы США для того, чтобы оказать давление на Россию в вопросе поддержки военной операции в Ираке? Такая версия тоже озвучивается в ряде СМИ.


— Такая версия тоже имеет право на существование, и это действительно уже озвучивается рядом СМИ. Администрация США может оказать давление на Путина – ведь они поддержали российские власти в трудную для них минуту. Вообще, это далеко не первый случай, когда Чечня становится разменной картой в политическом противостоянии крупных держав. Я думаю, что Чечня не является целью российской политики, она является – средством. С помощью Чечни российские политики получают политические ресурсы. Ельцин – в 1996-м, Путин – в 1999-м, а также отдельные дипломаты, журналисты – все получили свои дивиденды.


— А не мог бы быть этот теракт делом рук российских спецслужб? Ведь российские СМИ озвучили факт сотрудничества старшего и младшего Бараевых со спецслужбами.


— И эта версия имеет право на жизнь. У чеченцев к семье Бараевых неоднозначное отношение. Старшего Бараева общественное мнение Чечни однозначно связывало со спецслужбами России. Уникальным является тот факт, что чеченцы запретили хоронить Бараева на своем сельском кладбище. По мусульманским канонам и с учетом чеченского менталитета, это невиданный случай. Вполне вероятно, что спецслужбы могли использовать этих ребят, пообещав им сохранить жизнь. А они могли счесть себя национальными героями.


— Могут ли быть, если не теакты, то какие-то провокации на территории Казахстана? Ведь давно уже говорят, что Казахстан пригрел боевиков.


— Присутствие российских спецслужб имеется во всех странах СНГ. И, может быть, с государственной точки зрения, это нормальное явление. Многие оппозиционные деятели из стран СНГ сидят сейчас в Москве и ими манипулируют в политических целях. И чеченский фактор в Казахстане уже многократно использовался в СМИ. Говорилось о каких-то боевиках, лагерях, ваххабитах… Казахстанские спецслужбы опровергали все эти сообщения. Я думаю, что кому-то выгодны такие слухи. Но у чеченцев к Казахстану очень бережное отношение. Думаю, что каких-либо инцидентов здесь не случится.


— Как Вы относитесь к такой личности, как Кадыров? Может ли он способствовать урегулированию чеченского вопроса?


— Как же вам сказать про Кадырова? Легче всего о нем ничего не говорить… С точки зрения чеченцев, – это пустое место. В народе говорят: “Падший ангел хуже дьявола”. Это муфтий, который стал политиком. Вчера он только был на стороне газавата, причем активно. Никакие вопросы в Чечне он решать не может и ни кем он там не управляет. Если бы он что-то мог, то результаты мы бы уже увидели. Насколько мне известно, он и по территории Чечни не всегда может спокойно передвигаться…


— Как Вы относитесь к методам урегулирования чеченского вопроса, который предлагают Березовский в связке с Рыбкиным?


— Я думаю, что любые попытки урегулирования – это нормально. Существует порядка 20 различных вариантов урегулирования.


— А как Вы относитесь к планам урегулирования, которые предлагает Нухаев?


— Проект Нухаева достаточно хорошо освещается в СМИ. Я не вижу здравого смысла в его теории. Это призыв к средневековью, в то время, когда весь мир консолидируется. Он предлагает вновь вернуться к тейпам. Но это уже практически невозможно. Чеченцы уже ушли от этого и как нация практически оформились. Возврат к управлению на основе тейпов – это опасный путь раскола нации. Кремль уже давно пытается посеять раскол между чеченцами – горные, равнинные, мирные, традиционные чеченцы и т.п.… Все эти эпитеты носят сейчас весьма условный характер, уже невозможно их так разделить. Это не XVIII и XIX века. Поэтому концепция Нухаева нежизненна.


— Есть перспективы силового решения чеченского вопроса?


— Мне кажется, что Россию сейчас пугает то, что концепция контртеррористической операции зашла в тупик, исчерпала себя. Эта операция уже унесла больше жертв, чем первая кампания. В целом российская попытка силового решения проблемы Чечни не имеет перспективы. Сегодня в Чечне находится стотысячная армия. Это невиданная концентрация. По Конституции чеченцы — граждане России, россияне. Тогда с кем же воюет Россия, с россиянами? По итогам двух чеченских войн российские солдаты и офицеры получили более 500 Героев России. А за всю Афганскую войну в Советской Армии было получено всего 300 Героев Советского Союза. Там была война с чужим государством, здесь война с собственным народом. После всего этого очень трудно убедить чеченцев, что они — граждане России. Для чеченцев эта война была совершенной неожиданностью. 75-80% чеченцев были на стороне России и не думали ни о суверенитете, ни об отделении от России. А сейчас ситуация полностью изменилась в противоположную сторону. А Россия не идет ни на какие переговоры и продолжает попытки силового решения. В мае 1997 года был подписан договор “О мире и принципах взаимоотношений между РФ и ЧР Ичкерия. Его подписали Ельцин и Масхадов. Российский парламент отказался ратифицировать этот договор. А это был отличный документ – очень короткий и лаконичный: “Отныне Россия и Чечня не воюют никогда и все спорные вопросы решают политическими методами на принципах международного права”. Но не прошло и два года, как опять началось…

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...