Завтра начнется “смертельная фаза” голодовки у Сергея Дуванова

Адвокаты объявили, что официально началом “сухой” голодовки Сергея Дуванова следует считать вечер 30 октября, когда он перед камерой следственной группы объявил о своем протесте и недоверии следователю. Сделано это было сразу после того, как оперативники “нашли” на его даче лист с анкетными данными потерпевшей. Фактически же он ничего не ел с середины дня 29 октября, когда в СИЗО отказались принимать передачи.


Однако в минувшее воскресенье (позавчера) работники изолятора заявили, что если нет письменного заявления на имя прокурора, то – нет и голодовки.


Тем временем пошли уже шестые сутки акции протеста, объявленной Сергеем Дувановым. Евгений Жовтис и Виталий Воронов сообщают, что вчера их подзащитный был очень слаб, почти не мог ходить (на встречу его практически принесли на руках), с трудом говорил. Но от перехода на обычную голодовку отказался. Врачи следственного изолятора, освидетельствовавшие Дуванова, считают состояние здоровья обвиняемого удовлетворительным и заявляют, что пока угрозы для его жизни нет. Однако известно, что приблизительно на седьмые сутки “сухой” голодовки начинается т. н. “смертельная фаза”, и процессы, происходящие в организме человека, могут стать необратимыми. При такой форме голодания очень сложно происходит процесс восстановления организма, возможны тяжелые и неизлечимые последствия.


О необъективности следствия и избранном им изначально обвинительном уклоне говорит то обстоятельство, что уже 28 октября, когда юридически Сергей Дуванов числился не обвиняемым даже, а приглашенным в РОВД(!), в постановлении следователя о возбуждении уголовного дела прямо утверждается: Дуванов С. В. совершил изнасилование…


Далее: протокол задержания был составлен Жакуповой только в 01-00час. 29 октября 2002 года, причем в нем не указано время задержания Дуванова в качестве подозреваемого. Между тем обвиняемый был доставлен в дежурную часть Карасайского РУВД в 08-00 час. 28 октября 2002 года. В соответствии с Процессуальным кодексом протокол должен быть составлен не позднее 3-х часов с момента доставки подозреваемого в РОВД с указанием оснований, мотивов, места и времени задержания (с указанием часа и минут), однако этого сделано не было. По закону, задержанный подлежит освобождению, если задержание было произведено с нарушением требований УПК РК.


Вместо этого, 31октября 2002 года около 21-00 и.о. прокурора района была дана санкция на арест подозреваемого. При этом прокурор проигнорировал то обстоятельство, что 72 часа с момента задержания (8.00 28 октября 2002 года) уже истекли, и, следовательно, дать санкцию на арест Дуванова он не имел права.


Кроме того, само постановление об избрании ареста в качестве меры пресечения должно быть представлено прокурору не позднее шести часов до истечения срока задержания, то есть не позднее 02.00 часов 31 октября.


Ни обвиняемого, ни его защитников не ознакомили с постановлениями о назначении экспертиз, вследствие чего они были лишены возможности ставить вопросы перед экспертами, заявлять отводы и т.п.


До сих пор не готов протокол очной ставки, нет протоколов проверки показаний потерпевшей и Дуванова на месте происшествия.


Выемка образцов продуктов питания и напитков на даче Дуванова вообще проводилась без соответствующего постановления, это действо “спектакля” можно назвать художественной самодеятельностью следствия. Возможно, что так называемая “выемка” была устроена с целью подбросить Дуванову тот самый листок с анкетными данными, чтобы затем “найти его в ходе обыска.


Однако до сегодняшнего дня ни данное заявление, ни заявление об отводе следователя и выражении недоверия всему составу Карасайского РУВД и ГУВД Алматинской области не рассмотрены.


Анкетный лист, найденный на даче Дуванова, почему-то не был отправлен на биологическую экспертизу (на бумаге сохраняются отпечатки пальцев). В общем, нарушений Процессуального кодекса уже сейчас — целый перечень, а это только начало. Доходит до смешного. По закону, в первый день задержания, еще до предварительного допроса, обвиняемый имеет право переговорить со своим адвокатом конфиденциально, то есть наедине. Когда Евгений Жовтис потребовал встречи с Дувановым, ему заявили, что надо подождать – следователь занят. Когда г-н Жовтис резонно заметил, что ему не нужен следователь, он хочет говорить с подзащитным, последовал вопрос: “Как же без следователя?”.


Защита, проводящая собственное расследование этого дела, утверждает, что у нее есть доказательства того, что потерпевшие (мать и дочь) появились на даче не случайно, их курируют сотрудники полиции (адвокатам известны их имена, которые пока не разглашаются). И день ото дня становится очевиднее, что весь этот спектакль поставлен органами МВД и, возможно, КНБ.


Завтра Сергею Дуванову должны либо наконец предъявить обвинение, либо отпустить.


На вопрос, о чем договаривались защитники с представителем администрации Президента Косубаевым, Евгений Жовтис заявил следующее: “Встреча и ее результат находятся в русле общего политического процесса”. Кроме того, устроители пресс-конференции заверили собравшихся, что пойдут на любые шаги (в рамках закона, естественно) для благополучного исхода этого дела.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...