Куда идут казахи?

Воссоединение невозможно…


Главной темой еженедельника “Мегаполис”, отметившего два года со дня выхода в свет первого номера газеты, в очередной раз стали глобальные проблемы казахстанского общества, не зря все-таки издание родилось в один день с Октябрьской революцией. Рассказывают, что рождалось оно долго и в муках, видимо, потому, что отцов-основателей у “Мегаполиса” было более чем достаточно, а продукт должен был быть только один. Но ближе к теме.


О том, почему казахстанцы, которым независимость и суверенитет достались довольно легко (им не приходилось воевать за свободу долгие годы), до сих пор не могут консолидироваться, превратиться в настоящий, цельный этнос, народ, рассуждает на страницах издания Ахас Тажутов. “Чем больше увеличивается физическая масса казахов и их доля в составе населения страны (в условиях, кстати сказать, государственной независимости), тем слабее становятся духовные скрепы, связывающие воедино казахское общество, и тем больше сил набирает центробежный процесс внутри него. Собственно, оно не сумело вылиться в государствообразующую нацию в рамках суверенитета. Более того, к настоящему времени, можно сказать, не стало и его самого. Имею в виду, единого общества на основе общих духовных устремлений, традиций, культуры и языка. А есть русскоязычное общество: русское – по культуре, проевропейское – по духу, и гражданское – по форме. Оно-то и является сейчас становым хребтом государства”. Население же страны (имеется в виду коренной этнос) разделилось на тех, кто натурализовался в казахстанцев и тех, кто еще не успел (или не желает, но таких мало) этого сделать. “Первая часть физической массы казахов постоянно увеличивается за счет второй. Последняя, разумеется, уменьшается… Движения же в обратном направлении нет. Нам лично неизвестен ни один случай, когда казах, ставший русскоязычным казастанцем, вернулся бы в лоно своей родной культуры и языка”.


В общем, вывод аналитика однозначен. Общество расколото, и воссоединить его ничто не сможет, поскольку обе половинки и не стремятся к этому. Возможно лишь перетекание из одной в другую, а те, которые не сумеют аккумулироваться в русскоязычное казахстанское общество, практически остаются в вакууме (информационном, социальном, культурном и т.д.) и обречены на медленное угасание. Но что ждет более “продвинутую” часть их сородичей (хотя автор замечает, что “среди них немало таких, кого едва ли еще можно воспринимать как полноценно дееспособного члена русскоязычного общества Казахстана”)? И здесь, по своему обыкновению, автор прибегает к сравнению казахов с другими аборигенными народами, в частности, с индейцами, которые также тянутся к европейскому населению, составляющему ядро общества, и с башкирами, которые подверглись русификации еще раньше, чем мы. “Таким образом, заключает автор, казахи, похоже, все же повторяют судьбу башкир. Вся разница в том, что уже нет противовеса русификации в виде татарского влияния. Да и сами русские озабочены не состоянием своего влияния на казахов, а вопросом, где и как устроить свою дальнейшую судьбу. Так что куда теперь идут казахи – это большой вопрос…”


Но размежевание казахского общества происходит не только по уровню интегрированности в русскоязычную среду, но и по социальному признаку. И самое страшное – не сам по себе факт того, что в Казахстане сосуществуют многомиллионные состояния единиц и бедность или откровенная нищета большинства. Беда в том, что “если в других странах, обжегшихся на многочисленных революциях, во имя сохранения общественного мира стараются не выпячивать такую реальность, то у нас, как это было принято еще в феодальные времена, с вызывающей открытостью пропагандируется избранность богатых и культивируется презрение к бедным” (“Мегаполис”). Подтверждений этому – множество. Можно привести хотя такой пример: в Таразе, где малоимущее население живет в трущобах, которые вот-вот обвалятся, нет газа, воды, света, тепла, недавно был воздвигнут памятник бию и батыру Байдибеку. Но дело этим не ограничилось, ведь у Байдибека “было еще две жены: Сары-Байбише и Зерип-ана. И кроме того, три снохи – Жупар, Сланды и Тумар, от которых пошли многочисленные потомки, составляющие почти треть казахского народа. И теперь эти потомки в лице акимов, бывших и нынешних, южных областей и других имеющих средства граждан воздвигли мавзолей-пантеон своим праматерям” (“Время”). Неудивительно поэтому, что в сознании казахстанцев все устойчивее закрепляется “мнение о нелегитимности класса казахстанцев-нуворишей”, то есть практически никто не верит в то, что их богатства нажиты честным путем. Более того, зачастую у нас человек, который отказывается брать взятки, имея такую возможность, оказывается “белой вороной” и быстро теряет свою должность, поскольку не может отстегивать своему начальству часть “навара”. А такое положение вещей отнюдь не способствует стабильности в государстве.


Слышали звон…


Не так давно в российских СМИ прошла информация о том, что в Чечне задержана женщина-казашка, помогавшая боевикам. При этом почему-то россияне не поставили об этом в известность казахстанский МИД, плохо были осведомлены о происходящем наши спецслужбы. Чем закончился тот скандал, казахстанцы так и не узнали. И вот – еще одна информация: “В Грозненском сельском районе Чечни задержан участник убийства мэра казахского города Усть-Каменогорска, совершенного в 1999 году”, сообщает РИА “Новости” (“Экспресс К”). “В ходе предварительного следствия выяснилось, что задержанный житель этого села входил в состав бандгруппы из трех человек, которая совершила это убийство в Казахстане, куда он специально для этого выезжал из Чечни, передает информагентство”. Однако “Экспресс К” выяснил, что никакого убийства мэра в 1999 году не было. Правда, “9 декабря 1997 года в подъезде дома было совершено покушение на заместителя акима города Шакарима Буктугутова (сейчас он занимает кресло акима города Риддера). Ему удалось увернуться от пули, и все-таки медики потом зафиксировали касательное ранение головы”. Получается совсем как в том анекдоте: не в 1999, а в 97, не убийство, а покушение, и не на мэра, а на замакима… Впрочем, помним мы и другие весьма примечательные ляпсусы, например, когда довольно респектабельные российские СМИ сообщили, что Нурсултан Назарбаев и Ислам Каримов объявили чуть ли не о воссоединении двух народов – казахского и узбекского. Как бы то ни было, совсем без “уток” жить, наверное, было бы скучно.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...