История страны в фотографиях

Размышления над фактом

\"\"

Недавно в газете “Алтын гасыр“ была опубликована моя беседа с человеком интересной судьбы. Это — Рыскали Дюсенгалиев, заслуженный работник культуры Казахской ССР, участник Великой Отечественной войны, обладатель многочисленных дипломов, призов и всевозможных грамот. В начале мая 2002 года ему исполнилось 86 лет. Солидный, казалось бы, возраст, но он сохраняет бодрость духа и тела. Супруга умерла несколько лет назад. Дочь и сын со своими семьями живут отдельно. Поэтому ему самому приходится заботиться о себе: и ходить в магазин, и готовить еду, и, по старой привычке, фотографировать и печатать. Если вы на улицах южной столицы увидите человека в кожаной куртке, в каракулевой кепке и с палочкой в правой руке, считайте, что это Рыскали-ага.


В народе есть поверье, что имя человека определяет его судьбу. Я бы от себя добавил, что время и место рождения в равной степени оказывают влияние на формирование характера и судьбы человека. Первая половина его имени “ырыс” означает богатство, достаток, обилие. Правда, он не богат материально, в его двухкомнатной квартире нет ничего, на что посторонний человек обратил бы внимание. Зато он богат другим: более полувека, занимаясь фотожурналистикой, он общался с великими людьми современного Казахстана. А народная мудрость гласит: “С кем поведешься, от того и наберешься”. Разбирая его многолетний фотоархив, в этом можно убедиться воочию. Если вдобавок скажу, что он родился в год, когда в казахских степях началось восстание против царизма и ветер свободы обдувал его младенческое личико, что появился он на свет в уральских степях, где испокон веку витал дух непокорности и свободолюбия, можно получить полный, завершенный портрет мэтра казахской фотожурналистики…


\"\"

Как мне кажется, портрет Рыскали Дюсенгалиева будет неполным, если не скажу, что в юности он испил горькую чашу сироты, истоптал фронтовые дороги и испытал творческие радости. Когда ему было четыре года, из жизни ушел отец. В те же годы потерял и мать. Осиротевшего малыша родственники отправили в соседнюю российскую деревню. Только через 47 лет, когда ему было за пятьдесят, он нашел свою мать. Оказалось, что, потеряв сына в ночных переездах, она перебралась в Гурьевскую область и там осталась на всю жизнь. Рыскали же, окончив среднюю школу, несколько лет поработав в родных краях, был призван в Красную Армию, в рядах которой прошел всю войну, и через восемь лет, в 1945 году, вернулся в мирную жизнь. А в 1950 году, окончив Казахский государственный университет, получил диплом журналиста. С этого момента он, можно сказать, на жизнь начал смотреть через объектив своего фотоаппарата.



\"\"

Во всем мире фотография приносит радость людям, помогает и в области науки, и в исследованиях, и в сборе документации. Это “зеркало памяти” народов… Моей заветной мечтой было собрать как можно больше материала из жизни своего народа, быть первым свидетелем достижений республики и запечатлеть их не только в памяти, но и в своих работах”. Это строки из автобиографии Рыскали Дюсенгалиева. В те же годы он овладел и профессией кинооператора. Созданные им короткометражные документальные фильмы о известных партийных и государственных деятелях, о значительных событиях тех времен в 70-80 годах считались золотым фондом истории Казахстана и высоко оценивались не только специалистами, но и тогдашней властью. “В течение 45 лет, — писал он как-то, — я как фотожурналист передавал радость узнавания своей Родины другим людям, пропагандировал наши достижения и прекрасных соотечественников, собирал обширный материал и публиковал его на страницах периодической печати республики”. Это действительно так.


На днях я побывал в его лаборатории и в одной из комнат увидел мешки. “В них храню отснятые кинопленки, — сказал Рыскали-ага. – Был бы рад передать их на государственное хранение. Но никто не проявляет интереса”. От себя добавлю: не только к кинофильмам. “За годы работы фотожурналистом у меня накопилось материала более 30 тысяч единиц, — рассказывает он. – Мои снимки печатались во многих газетах Советского Союза и в некоторых зарубежных изданиях. Я участвовал в международных фотовыставках, были и персональные фотовыставки, некоторые из которых высоко оценивались на страницах всесоюзных газет”. Могу засвидетельствовать: все эти статьи видел и некоторые прочитал. Авторы этих публикаций высоко оценивали мастерство Рыскали Дюсенгалиева…


\"\"

К чему я это рассказываю? Не для того, чтобы ему присвоили какое-то почетное звание или наградили его каким-то орденом. Вопрос в другом. Как мне кажется, полувековой труд Р.Дюсенгалиева ему уже не принадлежит. Спору нет, это его фотографии, это результат его творческого поиска и труда. Но это — история страны в документах, в фотографиях, история людей – творцов этой истории. Разбирая фотоархив Рыскали-ага, я как бы окунулся в историю. Вот джигиты ловят диких лошадей. Вот охотник с беркутом. Вот Гарифолла Курмангалиев поет песню. Уже не тот певец, уже старый, нет прежнего блеска в глазах, но тот же темперамент, та же страстность. Вот Абу Сарсенбаев окутан табачным дымом. Сочиняет стихи. Вот Динмухамед Кунаев добрым взглядом кого-то ласкает, будто мысленно говорит ему напутствие. Много-много снимков. Знакомые и милые лица…


Хотел организовать постоянно действующую фотовыставку Кунаева, — говорит Рыскали Дюсенгалиев, — но пока поддержки не ощущаю…


Он показывает вырезки из газет. Вот “Экспресс К” за 4 августа 2001 года. “Хочу организовать фотовыставку, посвященную жизни Динмухамеда Кунаева, — делится Рыскали-ага с корреспондентом газеты. – О нем я собрал за 35 лет богатый фото- и киноматериал, обратился к Виктору Храпунову с просьбой выделить помещение для постоянно действующей выставки. Ответа пока не получил”. Вот “Казахстанская правда” за 14 сентября 2001 года. Касаясь фотовыставки, автор заметки пишет, что “его поддержали в Министерстве культуры, информации и общественного согласия, в городском акимате, однако, когда речь заходит об оказании финансовой помощи, разговор заходит в тупик”. Вот обращение руководителя программы “Духовность – путь ко всеобщей гармонии” О.Масатбаева к акиму Алматы. Вот письмо самого Р.Дюсенгалиева к тому же В.Храпунову. Они датированы октябрем и ноябрем 2001 года. Вот письмо заместителя председателя комитета по культуре МКИОС Ж.Маканова от 1 декабря 2001 года.


Уважаемый Виктор Вячеславович, — обращается зампредком к В.Храпунову. — В соответствии с поручением… Тасмагамбетова И.Н. Министерству и акимату города Алматы поручено оказать поддержку фотожурналисту Дюсенгалиеву в организации и проведении фотовыставки, посвященной жизни и деятельности Кунаева Д.А. Комитет для проведения данной фотовыставки может предоставить помещение в одном из ведущих музеев… Однако удовлетворить просьбу Дюсенгалиева о выделении ему 1,5 млн. тенге для подготовки фотоматериалов к выставке, а также двух оплачиваемых единиц для работы в его личной лаборатории не представляется возможным, так как денежные средства на эти цели в республиканском бюджете не предусмотрены. Просим рассмотреть вопрос об оказании финансовой поддержки Дюсенгалиеву…”.


Как все “просто“! У казахов бытует такая поговорка: “Собака собаке поручает, та собака своему хвосту поручает“. Конечно, я далек от мысли государственных мужей сравнивать с собакой, но случай очень схожий: Тасмагамбетов поручает министру Кул-Мухаммеду, тот перепоручает председателю комитета Касеинову, а тот – своему заместителю Маканову, а он… Храпунову. Никто из них не хочет брать на себя ответственность. Вот классический пример: 10 июля 2001 года министр Кул-Мухаммед очередное обращение Р.Дюсенгалиева направляет Касеинову с предложением — “рассмотрите и дайте ответ аксакалу”. Не “помогите”, не “изыщите возможность”, а “дайте ответ”. А когда министру МКИОС “до лампочки”, его министерской гоп-команде и Храпунову и подавно. Между тем старый фотокорреспондент выгоды для себя не ищет. “Кунаев был первым руководителем Казахстана около тридцати лет, — говорит Р.Дюсенгалиев. – Его судьба тесно переплетена с судьбами тогдашних руководителей, ученых, писателей, артистов, короче, всех казахстанцев. Через показ деятельности Кунаева я мог бы показать жизнь нашей республики”. Резонно? Конечно! Разумеется, можно организовать отдельные тематические фотовыставки, посвященные кому-то или какому-то событию, но фотовыставка Д.Кунаева была бы бесценной…


У меня был друг. Геннадий Иванович Кошкинцев. Почти сорок лет работал фотокорреспондентом ТАСС-КазТАГ. У него была богатейшая лаборатория. Кого только не встретишь в его архиве! И хлеборобы, и рыбаки, и нефтяники, и животноводы. 15 ноября 1999 года непревзойденный мастер скоропостижно ушел из жизни. В Жамбылской области открывали памятник какому-то местному батыру Х1Х века, и Г.Кошкинцев вместе с молодыми кинооператорами побежал в гору, чтобы сверху заснять идущую снизу делегацию. Добежал до памятника и рухнул: сердце 68-летнего мастера не выдержало. После него остался богатый фотоархив, а поработать и привести его в порядок некому. В его семье никто серьезно не увлекался этим. Теперь вот боюсь, что в один “прекрасный” день уйдет из жизни и Рыскали Дюсенгалиев. Ведь никто не вечен. Тем более что 86 лет — не шутка. И здоровье не то: плохо видит, очень плохо слышит. Да и память, чувствуется, стала барахлить.


Возникает вопрос: нужна ли нам, нашему поколению, да и будущему, наша история, наш пройденный путь, наши отцы и деды, наши современники и их дела, которые завтра станут историей? Где начинается патриотическое воспитание подрастающего поколения и где кончается “финансовая возможность”? Задумывался ли кто-нибудь над этим вопросом? Я уже выше приводил ответы высокопоставленных чиновников: нет денег. Вот еще один ответ. Очередной председатель комитета культуры МКИОС, а сегодня замминистра Б.Тлеухан в своем ответе от 1 августа 2001 года пишет: “Уважаемый господин Рыскали Дюсенгалиев! Комитет… поддерживает.., может для этого предоставить помещение.., организовать работу по освещению выставки… Однако удовлетворить просьбу об оказании финансовой помощи не представляется возможным, так как …в бюджете на 2001 год не предусмотрены…” Допустим, “не предусмотрены” на 2001 год. А ведь вопрос-то ставится по-другому: чтобы фотовыставка Д.Кунаева была постоянной. Можно ее открыть и в 2002 году. Даже в 2003! Кто-нибудь из МКИОС выходил с предложением в правительство? Я уверен, что нет. Иначе бы ответили: вопрос о финансировании поставлен перед правительством…


15 октября 2002 года в газете “Жас алаш” была маленькая заметка. Называется “Эх, Сергей, Сергей, Сергей…” Разговор вроде бы идет о русском поэте Сергее Есенине, о стихах Мукагали Макатаева, посвященных поэту-бунтарю, а фактически в заметке поднят государственной и национальной важности вопрос. Недавно в Москве вышел сборник стихов поэта в 8 томах. Помнится, и до этого избранные сочинения С.Есенина переиздавались не раз. “Что хорошо у русских, — пишет “Жас алаш”, — так это то, что они не забывают своих классиков… Глядя на наших поэтов и писателей, издающих свои 17, 14, 12 и 10-томные произведения, невольно задумаешься: а почему бы нам не выпустить 12 томов Беимбета Майлина, 10 томов Габита Мусрепова, 6 томов Такена Алимкулова?”. Казалось бы, такой “невинный” вопрос, а на самом деле это пощечина правительству. Кто вхож в высокие кабинеты, кто имеет связи в верхах, кто особо не считается с моралью и общепринятыми нормами поведения, тот почти ежегодно выпускает свои книги, для него и бюджет открыт как амбар без замка, а для остальных, более скромных, тем более – для умерших творцов, “не представляется возможным”. И Рыскали Дюсенгалиев в их числе. А я, грешним делом, хотел предложить государственным мужам изыскать возможность выпустить альбомы фотожурналиста. Но когда нет денег на выставку, что говорить об альбомах?!


Неужели наша власть состоит из одних “иванов, не помнящих родства”?

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...