Аманчи Гунашев: Правительство Кадырова ведет дело к гражданской войне

Комментарии к заявлению Масхадова о готовности вступить в политические переговоры с Москвой без каких-либо предварительных условий

Президент Ичкерии объявил о начале собственного расследования трагических событий в Москве. Масхадов также принял решение провести “мероприятия по предотвращению подобных эксцессов в будущем”. Он считает, что это подтвердит его намерение вступить в политические переговоры с Москвой без каких-либо предварительных условий.


<…>


Масхадов напомнил всем сторонникам переговоров с ним, что “чеченская сторона многократно заявляла и заявляет о своей готовности к политическому диалогу без предварительных условий”. Последняя фраза вызвала мгновенную реакцию личного посланника Масхадова и полномочного представителя боевиков в мусульманских странах Зелимхана Яндарбиева – он подал прошение об отставке.


Газета.RU


***


Заявление Масхадова мы попросили прокомментировать Аманчи Гунашева – полномочного представителя Чеченской Республики Ичкерия в Казахстане.


***


— Как Вы можете прокомментировать это заявление Масхадова?


— Заявление Масхадова я расцениваю как заявление ответственного реалистичного политика. Вопрос суверенитета никогда не был для Масхадова самоцелью. Это заявление сделано не случайно, оно учитывает реалии сегодняшнего дня. В начале 2003 года российское руководство хочет провести в Чечне референдум по принятию новой конституции, которую подготовил Кадыров. Правительство Кадырова абсолютно нелигитимно и не пользуется уважением и признанием среди абсолютного большинства населения Чеченской республики. Масхадов такой акт расценивает как политическую авантюру, которая может еще больше осложнить ситуацию внутри республики и, возможно, даже привести к гражданской войне. По форме суверенитета Масхадов никогда не стоял на абсолютистских позициях, главное, что он хотел от России, – это гарантирования безопасности чеченского народа. И это более важно, чем форма суверенитета, последняя может быть разной. По последним заявлениям российского руководства, становится ясно, что Москва категорически не хочет вести переговоры с Масхадовым. А с кем можно вести переговоры? Остаются тогда совершенно разрозненные и неуправляемые группы боевиков. Поэтому сегодня Европа, однозначно осуждая теракт в Москве, настаивает на переговорах с Масхадовым и призывает к политическому урегулированию ситуации в республике.


— Можно ли проводить референдум в республике, которая находится в состоянии войны?


— Это, конечно, нонсенс. На штыках 100-тысячной армии проводить референдум или выборы однозначно нельзя. Я думаю, что это мина замедленного действия, которая в конечном счете приведет к новой эскалации войны в Чечне.


— Как Вы прогнозируете дальнейшие события в Чечне? И пойдет ли российская власть на переговоры с Масхадовым?


— Вообще, поведение Кремля, к сожалению, непредсказуемо. Но альтернативы другой я не вижу. Россия все равно вынуждена будет сесть за стол переговоров с Масхадовым и вести политический диалог. Для этого есть правовая база. В мае 1997 года был заключен договор между президентами Ельциным и Масхадовым о мире и принципах взаимоотношений между республиками.


— Это тот договор, который отказалась ратифицировать госдума?


— Да, об этом договоре речь. Я думаю, что самым оптимальным было бы вернуться к нему. Этот договор не определяет форму суверенитета Чечни, но устанавливает, что все спорные вопросы должны решаться только политическими методами, путем диалога и на принципах международного права.


— После заявления Масхадова Зелимхан Яндарбиев сразу подал в отставку. Как Вы это прокомментируете?


— я думаю, что такая реакция неадекватная и она не в интересах чеченского народа. Яндарбиев, может быть, несколько отдалился в географическом плане от Чечни. Масхадов находится непосредственно в Чечне и видит реальную обстановку с чеченским народом. Сегодня сотни беженцев из Ингушетии обратились к президенту Казахстана с просьбой принять их. То есть ситуация уже становится просто невыносимой. Насильственное возвращение беженцев в Чечню чревато серьезными последствиями. Там сейчас просто нет никаких условий для нормальной жизни. Нет жилья, нет социальных условий и — самое главное — нет гарантий безопасности жизни.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...