Кто есть кто в современном Казахстане?.. Часть 4

Разговор о белых пятнах в новейшей истории Казахстана

Читайте предыдущий материал:


Часть1. Жузовский фактор выдвигается во главу угла в политической борьбе


Часть 2. Какова позиция Старшего жуза по отношению к Среднему и Младшему жузу?


Часть 3. Какова позиция Среднего жуза по отношению к Старшему и Младшему жузу?


***


Часть 4. Какова позиция Младшего жуза по отношению к Старшему и Среднему жузу?


Сейчас на страницах газеты “Жас Алаш” вновь и вновь появляются материалы, которые посвящены конфликту вокруг имен уроженцев Созакского района Южно-Казахстанской области — знаменитого кюиши-композитора прошлого Сугiра Алиулы и домбриста, заслуженного деятеля культуры Казахской ССР Толегена Момбекова. Суть его в том, что одни считают, что в угоду возвеличивания Т.Момбекова ему его сторонниками приписываются некоторые произведения народного композитора С.Алиулы, другие начисто отрицают такое предположение. Так, М.Байдаулетов называет свою статью “В отношении Сугiра совершены произвол и насилие” (№107, 07.09.02 г.), а Б.Искаков — “В отношении Сугiра никакого произвола и насилия не было” (№127, 24.10.02 г.). И они далеко не одиноки в своем мнении. У каждого свои сторонники. В одном только №127 “Жас Алаша” появилось пять публикаций, посвященных этому конфликту и занимающих всю большеформатную полосу. Одну из них подписали 21 человек. Этот коллективный материал проливает свет на ключевой момент конфликта: “В его приеме игры на домбре и мелодиях его кюев есть интонация, которая делает его стиль совсем непохожим на кюи Сары-Арки”. То есть сторонники Сугiра доказывают, что он как сочинитель и исполнитель имел такой стиль, который его по определению отличает от среднежузовских сочинителей и исполнителей. Другими словами, он и Т.Момбеков – это, мол, представители разных школ, в основе которых не место или регион происхождения, а жузовская принадлежность. И это при том, что эти два музыканта родились и сложились как творческие личности в одном и том же районе Южно-Казахстанской области. Почему при этом у них разные школы? Ответ очень прост: С.Алиулы – представитель младшежузовского рода тама (небольшая часть таминского юрта с незапамятных времен живет в Южном Казахстане в окружении массы южной группы среднежузовцев и юго-западной группы старшежузовцев), Т.Момбеков – выходец из среднежузовского рода конырат, естественным ареалом которого являются Южно-Казахстанская область и южные районы Кызылординской области.


Вообще-то Южный Казахстан в целом и Шымкент в частности являются местом ожесточенного противостояния старшежузовцев-дулатов (местное сокращенное простонародное — ДТ) и среднежузовцев-коныратов (КТ). Это противостояние приняло особенно масштабную форму за годы независимости Казахстана. Там человек, прибывший со стороны, буквально на каждом шагу встречается с его проявлениями. И доказывать, что такого явления нет, может лишь абсолютно лживый человек…


Есть там и небольшие разрозненные группы младшежузовцев. Кроме жетiруовцев (в том числе и таминцев), это оралманы-алимулинцы из Ирана, Афганистана и Узбекистана, а также оралманы-байулинцы из Туркменистана. Соотношение веса представителей этих трех жузов в общественной жизни любой шымкентец возьмется обрисовать посредством примерно такой притчи: “Когда у нас выпускают деньги, пятьдесят процентов достается Старшему жузу, сорок – Среднему жузу. А оставшиеся десять процентов пускают в оборот и говорят Младшему жузу: “Если сумеешь, собери себе…”. Что удивительно: такого рода представления там в ходу не только среди казахов, но также и в русскоязычной среде. То есть подобное соотношение воспринимается как аксиома, которую и доказывать-то не надо. Южно-Казахстанская область – это все равно что большой Казахстан в миниатюре.


Западный Казахстан — естественный ареал или же, иначе говоря, родина младшежузовцев — отстоит далеко от Шымкента. Южане там прежде всего ассоциируются с шымкентцами. Сказать, что их на западе республики недолюбливают, — это, значит, почти ничего не сказать. Западные казахи в большинстве своем воспринимают южан как старшежузовцев и как среднежузовцев.


Назвавшийся “Казахом” читатель из Актюбинской области в своем отзыве пытался доказать, что автор ошибается, приписывая “жузовость” всем казахам: мол, наши западные казахи в жузовские “игры” не играют. Но ведь среди своих заниматься жузовщиной затруднительно. Там, где живут главным образом представители одного жуза, какое может быть деление на жузы. Поэтому чем ближе общенациональный уровень, тем острей жузовщина проявляется. И ей прежде всего оказываются, если угодно, вынуждены заниматься те представители того или иного жуза, которым приходится сосуществовать рядом, — а в нынешних условиях, значит – конкурировать с представителями других жузов. Это – прежде всего, в столицах, Астане и Алматы, и Южном Казахстане. Даже в ту пору, когда единственным средоточием такой борьбы была Алма-Ата, западноказахстанцы имели наиболее слабую позицию хотя бы в силу крайней удаленности их региона и своей малочисленности в центре. Теперь их положение усугубилось еще больше в силу многократно обострившейся борьбы за благополучие (или, если угодно, за выживание) и еще большего удаления центра страны от региона их наибольшей концентрации. Среди них сейчас в ходу такое выражение: “Страна имеет нынче две столицы: Алматы – у Старшего жуза, а Астана – у Среднего жуза. А мы вообще не при делах…”.


Западные казахи полагают, что их оттеснили от всех мало-мальски значительных сфер в Республике Казахстан. Их аргументы примерно следующие.


По общеказахским представлениям, среди казахов младшежузовцы считаются наиболее приспособленными к военному делу (“…Кiшi Жузге найза бер де, жауга кой”). И такие представления получили достойные подтверждения как в старинные казахские времена, так и в царскую и советскую эпохи. Абулхаир-хан, которому приписывают присоединение Младшего жуза к России, руководил объединенными казахскими войсками, одержавшими историческую победу над джунгарами. Вернее, он был верховным главнокомандующим. А главнокомандующим был младшежузовский батыр Тайлак. И кто знает сейчас такое имя?! Сам Абулхаир-хан также оценивается как предатель казахов. В недавнем прошлом народный писатель и депутат Шерхан Муртаза с трибуны парламента бросал призыв президенту не уподобляться Абулхаир-хану. И это было воспринято многими младшежузовцами как начало необъявленной войны против западных казахов… В любом случае, как мы убедились, Ш.Муртаза, которого боготворят южные и столичные казахи (недавно ему присвоена звание почетного гражданина Астаны и предоставлена там именная квартира), — однозначно негативная персона в Западном Казахстане… Сын Абулхаира Нуралы в 1741- 45 гг. был ханом древней Хивы. Сам Абулхаир в одно время являлся ханом не только Младшего жуза, но и также башкир. Из среды младшежузовцев вышел первый царский полный (причем не почетный, как некоторые степные знаменитости того времени, а настоящий, боевой) генерал (генерал от инфантерии) – Губайдолла Джангиров. Один из его братьев также первым из казахов удостоился российского княжеского титула, правда, по причине ранней смерти не оставил наследников-князей.


Первые казахские советские генерал-майор – байулинец Ш.Жексембаев (1944 г.) и генерал-лейтенант (1980 г.) алимулинец Ж.Кереев – также вышли из Младшего жуза. А.Молдагулова и М.Маметова, первые и последние не только из казашек, но из всех женщин советского Востока, Герои Советского Союза, тоже родом из Западного Казахстана…


Но несмотря на такую, казалось, явную предрасположенность к успешной воинской службе, младшежузовцам отнюдь не удалось выдвинуться на ведущие позиции в казахстанской армии. Казахи-военные, которые родом из Западного Казахстана, объясняют это тем, что уже к началу 1994 года представителей этого региона отдалили от всех ключевых постов в воинской структуре страны. Множество офицеров из их числа, после распада СССР прибывших в Казахстан в надежде сделать прекрасную карьеру в составе создававшейся тогда самостоятельной армии, осознав тщетность своих попыток утвердиться в ней, вообще оставили воинскую службу или же уехали в Россию, надеясь там ее продолжить. Два самых блестящих, подававших наибольшие надежды офицера – полковник, Герой Советского Союза К.Майданов и сын первого из казахов генерал-лейтенанта Ж.Кереева – трагически ушли из жизни. О первом из них в “Навигаторе” в свое время бывший курсант Львовского политического училища Шавкат Хуснутдинов (“Государственная безопасность и кланово-жузовская возня”, 24.01.01 г.) писал так: “Время события — 1996 год. Представители организации казахстанских воинов-афганцев через телевидение “Казахстан-1” обращаются к военному и политическому руководству страны с настойчивой просьбой обратить внимание на судьбу военного летчика Каирболата Майданова, который прозябает в Таразе в положении, совсем не соответствующем ни его званию, ни его способностям. Насколько мне известно, с такого рода ходатайством эти исполненные чувства собственного достоинства люди не выступали ни разу ни до, ни после этого. Потому что тот случай был исключительный… Речь, как они подчеркивали в своем тогдашнем телевыступлении, шла о единственном Герое Советского Союза из числа казахов, участвовавших в войне в Афганистане, знания и опыт которого были просто бесценными, если учесть реальность складывающихся на подступах к южным рубежам Казахстана событий. Но наше военно-политическое руководство оказалось то ли не столь дальновидным, то ли не столь озабоченным дефицитом высококвалифицированных профессионалов военного дела. Обращение воинов-афганцев не нашло никакого отклика. К.Майданов, не дождавшись должного внимания к себе, уехал в Россию и поступил там на военную службу. Годы службы в рядах Вооруженных сил Казахстана, куда он, движимый высоким чувством долга казаха-патриота, вернулся после распада СССР из Забайкальского военного округа, где у него карьера складывалась просто блестяще, практически пропали даром. Он думал принять самое деятельное участие в формировании Вооруженных сил своей родины, обретшей независимость. Но здесь его приняли более чем прохладно, несмотря на то, что другого специалиста такой специфики и такого уровня не было не только в Казахстане, но и, как признали впоследствии в Москве (речь идет о бывшем командующем советскими войсками в Афганистане генерале Громове, сказавшем на похоронах К.Майданова, что это был лучший в России вертолетный ас. — Авт.), в России, и отправили служить в дальний гарнизон. И больше не вспоминали. Вернувшись в Россию, К.Майданов должен был наверстывать упущенные годы. Его ровесники и такие же Герои Советского Союза калмык Очиров и ингуш Аушев давно дослужились до звания генерал-лейтенанта. Более того, Очиров поднялся до должности заместителя командующего ВВС России, а Аушев, как известно, стал президентом Ингушетии. А К.Майданов, потерявший годы в Казахстане без ощутимой пользы как для себя, так и для Казахстана, геройски погиб зимой 2000 года в Чечне, будучи командиром полка в звании полковника… Не будучи взятым под крыло ни одним из господствующих кланов, он в итоге, несмотря на то, что являлся единственным строевым офицером, да еще казахом по национальности, при звании Героя Советского Союза, со своим голым, но искренним общеказахским и общеказахстанским, а не родо-племенным или жузовским патриотизмом, оказался никому абсолютно не нужен. Тот факт, что рапорт блестящего офицера с Золотой звездой героя об увольнении из рядов армии, где катастрофически не хватает не просто хороших, а вообще военспецов как таковых, был подписан без проблем, говорит сам за себя”. Кстати, после выхода этой статьи журналисты обращались к знаменитому Борису Керимбетову, “Кара майору”, с просьбой прокомментировать такую информацию, и тот подтвердил (“Тому, кто умеет не забывать, остается работа”, “Мегаполис”, 14.02.01 г.): “Разве секрет, что у нас двигаются вверх по родству, по принадлежности к жузу?!”


(Окончание следует)


***


Далее готовится к публикации:


Часть 5. Заключение

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...