Общественный штаб по защите Сергея Дуванова распространил новое письмо подзащитного

Уважаемые друзья!


Большое спасибо всем, кто поддержал меня в трудную минуту. Я высоко ценю мужество и самоотверженность тех, кто в знак солидарности объявил голодовку, кто участвовал в пикетах поддержки. Я испытываю определенный дискомфорт от того, что был вынужден прекратить голодовку.


Если откровенно, то я действительно был готов идти до конца. И это не акт отчаяния. Просто они меня разозлили. Во-первых, тем, что нагло бросили тень на мою репутацию. И хоть, естественно, не было никакого изнасилования, но провокация была проведена так, что сфабрикованные “улики” будет очень сложно опровергнуть. Во-вторых, меня взбесило то, как беспардонно следствие подыгрывало провокаторам. И тогда я решил прибегнуть к нетрадиционным методам доказательств.


Я голодал, а они ждали, что я не выдержу и сломаюсь. Подсылали “подсадных уток”, которые, с одной стороны, наблюдали, действительно ли я не пью. А с другой стороны, провоцировали меня, предлагая, “пока никто не видит, отхлебнуть чаю или воды”.


Был случай, когда я был оставлен в камере один и мне надзиратели принесли поднос с дымящимся первым, вторым и напитками. И это в ИВС, где кроме баланды ничего не бывает. Явно специально привезли из ресторана. Соблазн был велик, но я не притронулся к еде. Даже дети знают, что при голодовке нельзя резко начинать есть. Что было бы со мной, если бы я не сдержался?


В конце концов, когда я совсем ослаб, их нервы не выдержали: они поверили, что я не отступлю, и начали кормить меня принудительно. В этой ситуации я оказался бессилен что-либо сделать. Через капельницу они вливали в меня любое количество физраствора, а через катетер и клизму — любое количество пищи. Так, при всей унизительности процедуры, они могли меня держать бесконечно долго.


При этом не было никакой уверенности в том, что то, что в меня вливают, абсолютно положительно отразится на моем состоянии впоследствии. Поэтому я был вынужден прекратить голодовку. Думаю, что вы поймете, что это не проявление слабости, а следствие безвыходности ситуации, в которой я оказался.


Но злость осталась.


С уважением, Сергей.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...