Кто есть кто в современном Казахстане?.. Часть 5. Заключение

Разговор о белых пятнах в новейшей истории Казахстана

Читайте предыдущий материал:


Часть1. Жузовский фактор выдвигается во главу угла в политической борьбе


Часть 2. Какова позиция Старшего жуза по отношению к Среднему и Младшему жузу?


Часть 3. Какова позиция Среднего жуза по отношению к Старшему и Младшему жузу?


Часть 4. Какова позиция Младшего жуза по отношению к Старшему и Среднему жузу?


***


Часть 5. Заключение


Некоторые русскоязычные казахи свирепо воюют с разоблачением жузовщины…


Как это следует из отзывов на предыдущие части, некоторых из читателей до глубины души возмущает сам факт появления такого материала. Кое-кто из них пытается уверить автора в том, что он пишет такое, чему сам же не должен верить. Вся эта группа, судя по текстам и образу изложения мыслей, состоит из русскоязычных казахов. Нам в свою очередь не очень-то верится в то, что они искренны в своем несогласии, облеченном в форму крайне оскорбительных выражений. Чтобы разразиться оскорблениями, особого ума не надо. Это — вызов к ссоре или драке. В обществе людей, которые в силу своей неуравновешенности то и дело провоцируют конфликты, принято сторониться. Поэтому те из них, кто еще сохраняет способность осознавать, что его склонность к извержению негативных эмоций может создать ему славу вздорного человека, обычно всячески пытаются сдерживать себя. Но природа есть природа. Поэтому нет, думается, ничего удивительного в том, что в ситуациях, когда есть возможность высказаться инкогнито, такие личности дают волю своей пожирающей нутро страсти по малейшему, чаще всего воображаемому, поводу пооскорблять других, смешать с грязью или уничтожить их словесно.


Среди людей с нормальной психической конституцией и нормальным социальным поведенческим стереотипом принято обсуждать любые вопросы спокойно, а от личностей вышеназванного типа брезгливо отворачиваться. Ибо нет смысла спорить с человеком, способным выливать на своего собеседника один лишь словесный яд и брызгать на него слюной ярости. Так было всегда и среди казахов. Казахи называли такого человека “бетпак” или “бетсiз”, то есть “лишенный совести и всякого здравого смысла”. Каз дауысты Казыбек, один из трех величайших казахских биев-объединителей (памятник им стоит перед зданием Верховного суда Казахстана в Астане), оставил потомкам такое изречение: “Бетсiз жендi — уятты кондi”“Совестливый человек отступил — бессовестный скандалист победил”. Оно и вспоминается в первую очередь при ознакомлении с отзывами, пестрящими оскорблениями. Их авторы явно дают понять, что готовы на все что угодно, чтобы заткнуть рот неугодным им. Но с точки зрения худо-бедно посвященных, обсуждаемую тему людей, их позиция представляется более чем странной. Подобной странности может быть только такое объяснение: а) или эти люди по причине своего русскоязычия “отморожены” от всего того, что происходит в действительности в казахском обществе, и, в меру собственного понимания казахского патриотизма, а также в силу желчно-воинственного характера, вознамерились “избивать” без разбора не понравившихся им авторов; б) или они просто ангажированы какими-то структурами.


Но в любом случае их попытки дезавуировать существование жузовщины и трайбализма в Казахстане выглядят нелепо. Пока они грудью стоят на пути утечки информации об этих явлениях в иноязычную среду, за их спинами в собственно казахской прессе во всю обсуждается принимающая все больший размах практика жузовщины и трайбализма в самой гуще казахского населения и общества. Еще 2-3 года назад там ничего подобного не публиковалось. Но сейчас в казахских СМИ табу на обращение к фактам трайбализма и жузовщины снято. Не от хорошей, надо полагать, жизни это было сделано. А эти наши русскоязычные комментаторы-казахи все так же пытаются бороться с “выносом сора из избы”, тогда как она уже, образно говоря, развалилась. “Забытый батальон” продолжает сражаться…


Между тем казахская пресса перестала воевать с разоблачителями жузовщины. Она теперь сама занимается жузовщиной


А между тем казахская общественная мысль в лице прессы давно прекратила борьбу за поддерживание видимости отсутствия трайбализма и жузовщины, признав анахронизм такой модели поведения. Она сейчас открыто признает не только сами эти явления, но и даже их подлинный разгул, имеющий место в последнее время. Справедливости ради надо признать, что большинство казахских СМИ пытаются бороться с их проявлениями. Но нередки случаи, когда казахскоязычные газеты оказываются напрямую вовлечены в публичные разборки межжузовского и межродового характера. И вообще, как это следует из нашей беседы с различными казахскими журналистами, им становится все трудней и трудней сохранять нейтралитет при освещении такого рода конфликтов.


Возьмем на выбор номера двух самых главных казахских газет, “Егемен Казакстан” (№ 172-175, 31.07.02.) и “Жас Алаш” (№ 93. 06.08.02.), за одну неделю, и поглядим на первые страницы. В первой из них мы обнаружили статью, опубликованную в редакционной колонке и с осуждением описывающую принимающий оголтелый характер разгул местничества и жузовщины в казахскоязычной творческой среде: Шыгысказакстандык акын Абай Кунанбаев…” — “Восточноказахстанский акын Абай Кунанбаев…”. А во второй такой же редакционной статье звучит гневная тирада по поводу расширяющейся практики возведения каждым родом и улусом или жузом своей собственной мечети. Название у нее соответствующее: “Когамнын топтасуы мен казактын бiрлiгiне карсы арекет емес пе?” — “Не направлена ли эта деятельность против консолидации общества и казахского единства?”. Отсюда следует, что руководство страны наконец-то перестало накладывать табу на тему трайбализма и жузовщины и дало своим основным официозным изданиям распоряжение повести открытую борьбу против их общественных проявлений. Только не поздновато ли оно спохватилось? Кажется, мы в очередной раз становимся свидетелями того, что страусиная политика до добра не доводит. В силу своей патриархальности казахской прессе, в отличие от русскоязычных масс-медиа, в принципе трудно сохранять беспристрастие в освещении этой темы. Да там сейчас каждодневно чуть ли каждый второй автор так или иначе обращается к ней. Находит сия реальность свое подтверждение в опубликованном на прошлой неделе обзоре казахской прессы под авторством Г.Муканова под названием Лингвопутешествие в странную историю родов: чей ты сын, дочь моя?. Там в связи с нашей темой называются публикации из известнейших с советских времен изданий – газеты “Жас Алаш” и журнала “Парасат-Мадениет жане турмыс”. Причем сам Г.Муканов, обжегшись на молоке, как бы дует на воду. Иными словами, узревает трайбализм даже там, где его нет. “Корыкканга кос корiнедi”“Пугливому все видится в двукратно увеличенном виде”, — говорят казахи в таких случаях. Вот что он пишет в связи с одной из обозреваемых им публикаций: “Жас Алаш\» нам сообщает, что непомерно сообразительные рекламодатели из Шымкента местным жителям подарили новую столицу Казахстана — Актобе (как понимаете, бывший Актюбинск). А чем оно (или он) заслужил(о) такую почесть? Да тем, что \»Актобе — столица горячительных напитков\», т.е. водки. Оказывается, водку эту изготавливает некая фирма \»Омирбек\» и рекламирует ее, видимо, в тесной увязке с именем своего родоначальника, то бишь президента. О том мы, конечно, точно не знаем, но имеем же право предполагать”. Мы же не поленились и навели справки касательно предположения Г.Муканова. И выяснили, что данный-то случай как раз не имеет отношения к трайбализму. Водку ту выпускает в Актобе г-н Алишев, а Омирбек – это его сын. Сам Алишев в прошлом был первым секретарем райкома партии, был снят с этого поста в ходе кампании по разоблачению злоупотреблений казахских должностных лиц после декабрьских событий. Его же проступок, дискредитирующий партийного чиновника, заключался в том, что он “сделал” квартиру в Алматы своей дочери-студентке. Об этом мы узнали из номера “Вечерней Алма-Аты” от января 1987 года…


Из этого примера, думается, закономерно следует такой вывод: трайбализм и жузовщина в казахском обществе нынче приняли такой широкий размах, что свыкшийся с этой реальностью рядовой казах по привычке предполагает их присутствие даже там, где они отсутствуют. Так что обвинять в криводушии надо бы не тех, кто пишет о фактах их существования, а тех, кто борется с “выносом сора из избы”.


В каждом жузе трайбализм приписывают другим жузам


Вот как выразил стереотипное отношение западных казахов в своем отзыве на вторую часть нашего материала некто, назвавшийся “Казах” (05.11.02 02:20:37):

“Я не знаю, что собирается писать автор насчет отношения Младшего жуза к Среднему и Старшему, но хотел бы сказать следующее. К примеру, здесь, на западе страны, у большинства населения Средний жуз ассоцируется с городом Шымкентом, с так называемым \»чимкентским вариантом\», а сами чимкентцы ассоцируются с узбеками, с их \»торгашеской душонкой\», не способными к широким жестам (бескорыстным, в понимании казахов). Уверен, что, если провести опрос среди казахов Актюбинской области, 80 процентов респондентов не смогут назвать другие регионы Среднего жуза. Не знаю, плохо ли это или благо. Ведь это, с другой стороны, значит, что население не знает свою историю, языка, значит, уровень русификации зашел слишком далеко.

Старший жуз аналогично ассоцируется только с Алматы. Здесь точно такая же ситуация, как со Средним жузом. Еще в советские времена представители Младшего жуза, получившие в основном, в силу близости, российское образование (легче было поступить в МГУ, чем в КАЗГУ или Нархоз, да и ближе и дешевле учиться, а знания вообще не сравнимы), с удивлением сталкивались с проявлениями жузовщины со стороны представителей Старшего и Среднего жузов. А еще, до начала 90-х годов в этих краях вы бы нигде не увидели мужчины-казаха за прилавком.


Еще в советские времена жители западных областей, гостившие в южных краях, с удивлением рассказывали, как даже простые люди за обычным дастарханом много рассуждают об иерархии жузов. Общеизвестно, что молодому человеку с хорошими знаниями, какой бы национальности или рода не был, легче пробиться в люди в западных и северных областях страны, чем в южных.


Значит, автор не прав в том, что жузовость присуща всем казахам. Точнее говоря, эта тема поднимается в основном жителями южных областей, в особенности шымкентской и алматинской, а еще точнее — их представителями во власти”.


От себя же добавим, что такие представления имеют там многие. И они совершенно не сомневаются в своей правоте. Как видите, младшежузовцы ничем не отличаются от старшежузовцев и среднежузовцев не только в части приписывания жузовщины другим жузам и стремления обелить свой жуз (у нас нет от такого порока), но также и в части доказывания большей русифицированности и продвинутости своего жуза по сравнению с другими жузами. Вот что в связи с такого рода тенденцией несколько месяцев назад писал в “Навигаторе” его автор С.Суюншалин (“Жузовщина, как и мафия, бессмертна!”, 03.07.02 г.): “Продолжающийся поныне кризис власти все больше и больше ослабляет управляемость страной. Но при этом подспудно происходит перегруппировка сил и консолидация усилий элиты Старшего жуза. П.Своик (“Жузы как основа царствования Нурсултана Первого” 19.06.02 г.) говорит о возможном союзе Среднего и “четвертого” (русскоязычных) жузов, К.Тогузбаев (Старший жуз как троянский конь… замедленного действия” 24.06.02 г.) – о столь же потенциальной солидаризации Среднего и Младшего жузов против Старшего жуза и о возможном тяготении к ним “четвертого” жуза. Но оба этих автора упускают из виду то, что в поиске “союзников” и создании “союзнических” комбинаций со своим участием Старший жуз давно опередил среднежузовцев и младшежузовцев. Еще в 1999 году, когда вышеназванный Н.Муфтах открыл шлюз новым разговорам о притеснениях со стороны новоявленных старших братьев, на страницах еженедельника “Новое поколение” (номер от 11.07.99 г.) объявился некто Е.Абылкасымов, доктор медицинских наук, со статьей под характерным названием “Националисты при власти”. Там он в очень резкой форме обвинял в трайбализме Средний и Младший жузы. По сути, эта была провластная и антиоппозиционная статья. Но, вменяя в вину оппозиции то, что в ее рядах собрались, в большинстве своем, выходцы из Среднего жуза, а также, фрагментами, — из Младшего, он свел на нет логику названия своей статьи. Получалось, что у власти, в большинстве своем, находятся все-таки именно выходцы из Старшего жуза (а так оно и есть на самом деле!), коли в оппозиции более всего представителей Среднего жуза! Иными словами, все ставилось с ног на голову. В науке такой прием неприемлем, а вот в идеологии и пиар-технологиях им цены нет. Так что все это, как стало понятно позже, делалось совсем не зря. Если бы это не было сделано тогда, политическая гегемония Старшего жуза не устояла бы при нынешнем кризисе. Но она устояла и не проявляет признаков слабости. Укрепила ее реализация идеи, заявленной тогда устами Е.Абылкасымова. В чем ее суть? Абылкасымов проводил сравнение “южан” и русских, основываясь на том, что они-де одинаково страдают от национализма среднежузовцев и младшежузовцев. Таким образом, подспудно, на обертонах он внедрял более чем странную, на неискушенный взгляд, и никоим образом не согласующуюся с соображениями солидарности и национального единения идеологию: старшежузовцы и русские – это одно, а все остальное (среднежузовцы и младшежузовцы) – это другое, регрессивное, деструктивное, националистическое. По сути дела, речь шла о принятии элитной частью казахов новой идеологии, согласно которой она должна была объединиться с русскими против двух других частей своего народа”.


Кстати сказать, после своих неоднократных выступлений в прессе с обвинениями в адрес представителей Среднего и Младшего жуза в проявлениях национализма и, что важно для нашей темы, жузовщины, г-н Е.Абылкасымов стал депутатом Мажилиса, что, согласитесь, само по себе примечательно.


Но факт остается фактом. Каждый жуз считает своих порядочными казахами, не подверженными таким атавистическим порокам, как трайбализм и жузовщина, и наилучшим образом освоившими современные русско-европейские знания, а посему близкими к русскоязычным людям, а представителей других жузов – отсталыми ретроградами, трайбалистами. Причем если раньше все эти разговоры велись только среди своих, теперь они распространяются через СМИ и, естественно, не добавляют дружелюбия отношениям между жузами.


Таков самый главный вывод, вытекающий из изучения ситуации с жузовщиной и трайбализмом в настоящее время. И можно еще добавить: сама эта ситуация усугубляется.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...