Опять весна на белом свете? Власть перехватывает инициативу

Смогут ли чиновники от власти организовать эффективный диалог “власть-оппозиция”?

\"\"

“Сам факт открытой политической дискуссии в обществе по вопросам демократии – самый убедительный ответ на вопрос \»Есть демократия в Казахстане или нет\». Из выступления Президента РК Н.А.Назарбаева на совместном совещании парламента и правительства (25 января 2002 года).


***


Видимо, учтя опыт прошлогоднего ноября, власть решила в этот раз сама взять в свои руки инициативу. В известной степени это ей удалось. Впрочем, высшая власть у нас однозначно персонифицирована, поэтому, когда мы констатируем, что власть предпринимает какие-то значимые шаги идеологического характера, это означает не что иное, как решение, принятое самим главой государства.


Речь идет о создании постоянно действующего Совещания по выработке предложений по дальнейшей демократизации и развитию гражданского общества. Идея была обнародована на крупных публичных мероприятиях: съезде партии “Отан”, конгрессе молодежи Казахстана, на IX сессии Ассамблеи народов Казахстана. На сегодняшний день уже есть подписанное президентом Н.Назарбаевым распоряжение по этому поводу. Впереди теперь практическое воплощение данной идеи.


Некоторые обозреватели склонны расценивать этот шаг как наиболее адекватную реакцию власти на текущую внутриполитическую ситуацию, а относительно существующей оппозиции — и как опережающий маневр. Трудно не согласиться с такой оценкой. Предполагаемый масштаб деятельности нового органа производит впечатление: в него должны войти, помимо представителей государственных структур, лидеры политических партий, общественных движений, неправительственных организаций, национально-культурных центров, религиозных конфессий.


Давно витавшая в воздухе идея диалога между общественностью и властью с целью выработки неких общих позиций приобрела наконец легитимную базу. Все прежние попытки, в том числе планировавшиеся оппозицией в этом направлении, не удались. И здесь имеет смысл напомнить предысторию вопроса.


Чего стоит, например, близкая по духу президентской идее другая задумка, которая была обозначена как Национальный диалог (НД). С нею выступил Форум демократических сил Казахстана (ФДСК). Почему же эта инициатива провалилась? Самый легкий ответ на поставленный вопрос, наверное, выглядел бы так: потому что в ФДСК главную скрипку играла кажегельдинская РНПК. Но, с другой стороны, формат, который предлагали “демократы” от оппозиции (а кто сомневается, что “демократы” у нас не находятся и в структурах власти?!), был неприемлем с точки зрения логики и объективных обстоятельств.


Ведь диалог, да еще в национальном масштабе, со стороны коллективного визави властей предержащих автоматически предполагал участие в нем как можно более широкого фронта политических и общественных организаций. В том случае этого и близко не было.


ФДСК никак не тянул на ту организованную политическую силу, которая реально объединяла бы все цвета оппозиции, не говоря уже о том, что этот орган сумел собрать под свое знамя те силы, которые отражают интересы различных слоев населения, а значит, представляют собой сколь-нибудь широкий спектр мнений. Впрочем, возможно, такой задачи и не ставилось, т.к. тогдашняя РНПК просто ни с кем не хотела делить шкуру неубитого медведя. И правда, трудно было себе представить, чтобы в ФДСК вошел, к примеру, тот же Х. Кожа-Ахмет или С.Акатай, Ю.Бунаков или Г.Беляков.


Но самым главным камнем преткновения было не только то, что сердцевиной ФДСК являлась радикально-оппозиционная РНПК, да еще вдобавок к тому те несколько человек, которые по замыслу закоперщиков НД должны были стать главными переговорщиками, и не абы с кем, а с самим Нурсултаном Назарбаевым (!), являлись явными либо скрытыми, но непременно… “кажегельдинцами”!.. Поэтому совершенно было ясно, что никакая власть при такой ситуации не пойдет не то что на диалог, а даже на малейший открытый контакт.


Предложенный советником президента РК Е.Ертысбаевым формат “круглого стола” без участия главы государства был отметен лидерами ФДСК, как говорится, с самого порога. По-другому и быть не могло: узость подходов здесь не оставляла абсолютно никаких шансов — ни оппозиции, ни власти.


Таким образом, идея ФДСК, несмотря на достаточно длительное ее муссирование, оказалась безрезультатной. Но не для власти, она-то, похоже, осталась при своих интересах. С другой стороны, вполне возможно, что радикалы намеренно шли на такой безальтернативный вариант, чтобы иметь еще одну причину для критики правящей власти (читай, президента): мол, вот они какие несговорчивые и недемократичные, коль не хотят услышать “глас народный”. Но сегодня при всем уважении к С.Дуванову, А.Косанову и Ко по прошествии почти двух лет можно утверждать по меньшей мере о тактическом, а возможно, и стратегическом, проигрыше оппозиции.


Следовательно, выяснилось, что как политики, в любом тезаурусном понятии этого слова, инициаторы Национального диалога оказались явно не на высоте. А что было бы, если бы они пошли на ертысбаевский вариант, и это случилось бы въяве?.. Скорее всего, политическая ситуация выглядела бы по-иному, возможно, даже явление ДВК не оказалось бы столь оглушительным и острого противостояния можно было избежать. Но опять же, если установка была по линии “чем хуже, тем лучше”, тогда разговор другой. Но это уже предположения. Теперь общество имеет то положение вещей, которое есть в наличии…


Конечно, взваливать некую вину на оппозицию смешно, в конце концов “отличились” все. Негибкость демократической оппозиции, традиционно разрываемой противоречиями, проистекающими из-за амбиций ее самых видных представителей, а также то объективное обстоятельство, заключающееся в отсутствии широкой социальной базы (хотя, заметим, протестный потенциал казахстанского общества достаточно высок), сыграли с ней злую шутку. Тот же Дуванов в одной из своих статей признался, что в Казахстане не произошло слияния “малой оппозиции” (РНПК и др.) с “большой оппозицией” (протестным электоратом).


Но и власть показала себя неповоротливой, сама себе создающей проблемы на ровном месте. А ведь еще до Е.Ертысбаева, на котором, кстати, тоже лежит определенная часть вины, как то: не сумел убедить Первого и его окружение, не сумел договориться с РНПК (взялся за гуж, не говори, что не дюж!), механизм “круглого стола” власть уже частично апробировала. Предтечей такого рода идей, имевших в своей основе совещательный механизм, и, что немаловажно, реально исполненных и приведших, между прочим, к обоюдовыгодным результатам, следует, наверное, считать “круглые столы” в рамках реализации программы Общественный договор, которые курировал Алтынбек Сарсенбаев. Тогда власть, между прочим, сняла проблемы с некоторыми славянскими этническими организациями. Иными словами, тот эксперимент с “круглыми столами” власть может занести себе в актив. Кстати, практическое отсутствие в активной внутриполитической жизни страны вышеназванного государственного деятеля достаточно остро ощущается в нынешних условиях.


Если же говорить касаемо текущих внутриполитических реалий, то следует признать, что создание совещания — достаточно сильный ход. Тем паче сделан он был на благоприятном общем экономическом фоне, осталось облагородить демократический фасад, чем теперь, судя по всему, и собирается вплотную заняться власть. Бурная работа Совещания станет тем щитом, которым государство прикроет те неприятные моменты, случившиеся в 2002 году, и докажет мировому сообществу свою приверженность демократическим ценностям. По сути, объявлен новый этап политической либерализации.


Но вместе с тем существуют опасения, что этот проект, долженствующий во многом поправить в лучшую сторону имидж государства, объявившего новые приоритеты на пути углубления демократических реформ, может не достичь своей цели. Почему? Всякое благое намерение обычно сходит на нет, когда за дело берется наша доморощенная бюрократия. Ее ведь тоже обязали участвовать в этом процессе. Это называется: пусти козла в огород. А вот каков отбор будет в среде остальных субъектов этого консультативного органа, пока полный туман.


Сказано: лидеры политических партий, общественных движений, неправительственных организаций, национально-культурных центров, религиозных конфессий. Если с партиями ясно — кто набрал 50 тысяч, тот и будет участником, нет проблем и с национально-культурными центрами, то непонятно, а как быть с неправительственными организациями, коих насчитывается чуть ли не десять тысяч? Кто более достоин чести войти в этот орган — “Каспий табигаты” или дувановский “Политон”? На недавнем съезде партии “Отан” оттуда вывели неприглашенного гостя, коим оказался депутат Валентин Макалкин. Наверняка в Совещание должны войти и парламентарии, а вот кто туда войдет, тоже вопрос интересный. Кто будет выбирать, допустим, из такой пары: В.Макалкин — Е.Абылкасымов?..


Словом, в какую сторону будут стричь административные ножницы, догадаться нетрудно. И дело даже не в том, что контролеры от власти будут душить свободомыслие исходя из каких-то идеологических соображений. Нет. Создается впечатление, что нынешний госаппарат, грубо говоря, устал и в силу этого будет на каждом шагу перестраховываться, ведь апатией поражено все общество, включая и служивое чиновничество. Демократизация ради галочки вне самих властных коридоров может привести к пшику. И тогда вроде бы удачный ход обернется против того, кто его сделал… Сможет ли аппаратный люд раскрутить маховик совещания так, как его задумал президент, покажет ближайшее время.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...