Поздняя осень, солнце не блестит, ласточка “шеврона” прочь от нас летит?

Теперь уже как-то и не вспоминается, что первый запах независимости, нефтяных денег и рыночной весны принесла в Казахстан на крыльях ласточка “Шеврона”. Переговоры с этой компанией начались еще во времена СССР и велись в Москве, но “контракт века” появился уже после “парада суверенитетов” и благодаря ему. И вот теперь СП \»Тенгизшевройл\», разрабатывающее богатейшее месторождение Тенгиз, объявило о приостановлении реализуемых им проектов по строительству завода второго поколения (ЗВП) и обратной закачки в пласты сырого газа (ЗСГ).


За этими технологическими терминами кроются весьма масштабные и дорогие проекты. Так, проект ЗСГ оценивается в общей сложности в $800 млн. и должен был состояться в августе 2004 года. Согласно расчетам, это увеличило бы нефтедобычу на 3 млн. тонн в год и, кроме того, позволило бы решить проблему с сероводородом и в дальнейшем не накапливать серу. К настоящему времени на Тенгизе в результате разработки месторождения и без того ее скопилось порядка 6 млн. тонн. (А почему гора серы стала “камнем преткновения”, — об этом ниже.)


Проект ЗВП еще масштабнее и оценивается в $2,5 млрд. А всего планируемые к освоению 3,3 млрд долларов должны были дать резкое ускорение “Шеврону”: удвоить добычу на Тенгизе в течение следующих трех лет.


Надо отметить, что все эти гигантские инвестиции и громадные объемы работ существовали не просто на бумаге, — они были уже в реализации. И ТШО не просто объявил об отказе от будущих планов, но и остановил уже ведущиеся буровые работы. В частности, как сообщила \»Нью-Йорк Таймс\», компания \»Флюор\», занимающаяся обслуживанием нефтяных разработок, останется с отмененными заказами на миллиард долларов, если работы по проекту не будут возобновлены. Тень может упасть и на Кашаганский проект, который осуществляет другой консорциум. В аналогичной ситуации оказалась компания \»Паркер Дриллинг\» и другие.


И еще надо сказать, что отказ от увеличения нефтедобычи на Тенгизе, — это тот самый частный случай, который может в корне изменить всю стратегическую ситуацию в экономике Казахстана. Чтобы это понять, достаточно проанализировать такую динамику:


Прирост ВВП в этом году на 9,4% обусловлен повышением темпов производства в промышленности на 9,5%, сельском хозяйстве – 6,6%, строительстве – 7,7%. Как видим, темпы роста задаются именно промышленностью, за которой “подтягивается” и все остальное. И хотя в промышленности быстро растет не только нефтедобыча, но и горно-металлургические производства (выпуск железорудных концентратов возрос в 1,8 раза, руды железной неагломерированной – в 1,4. окатышей железорудных – в 1,2 раза, руды медной – на 5,7%), все же главным по объему остается рост добычи углеводородов, экспорт которых вырос в этом году еще на 22%. Причем, заметим, “локомотивом” национальной экономики является именно физический (количественный) рост нефтедобычи. Так, при указанном росте в 22% в денежном выражении выручка выросла лишь на 5 процентов.


Официально объявленная причина отказа от развития ТШО суха, как осенний лист: \»Бюджеты на осуществление проектов ЗВП и ЗСГ не были утверждены на совете партнерства. Партнеры не смогли достичь взаимоприемлемого решения, которое бы одновременно обеспечивало финансирование крупных проектов и учитывало различные экономические интересы партнеров\».


Кто же эти не договорившиеся партнеры?


Основными акционерами являются американские ChevronTexaco Overseas (50%) и ExxonMobil Kazakhstan Ventures Inc (25%). Правительству Казахстана принадлежит 20% участия в проекте, а российско-американскому СП LUKArco — 5%.


Понятно, что для столь солидных участников повод, по которому они “не смогли договориться” по столь масштабному, и имеющему столь далеко идущие последствия проекту, также должен быть очень и очень серьезный. На самом деле этих поводов несколько, из них два стоит отметить особо.


Первый — это конфликт между интересами хозяев КТК – уже построенного до Новороссийска и работающего нефтепровода, и консорциумом, приступившим к реализации трубопроводного проекта Баку – Джейхан. “ШевронТексако”, как крупнейший акционер КТК, не заинтересован, мягко говоря, в форсировании создания конкурирующего трубопровода. И в этом смысле его коммерческий интерес объективно вступил в конфликт с не просто экономическим, но геополитическим интересом его родины – супердержавы США, для которых во всех смыслах крайне важно, чтобы нефть Каспия текла к мировому океану в обход России. И в этом смысле не случайно, что Турция — второй после Великобритании неизменный союзник США в Старом Свете, уже якобы предложила выкупить долю “Шеврона” в ТШО.


И все же, несмотря на геополитический масштаб этого первого повода, роль “спускового крючка” при принятии сенсационно-неожиданного решения об отказе от развития ТШО сыграл второй повод — внутренний:


Похоже, что время для объявления решения о приостановке выбрано далеко не случайно. “Разборка”, собственно говоря, назревала давно и имела под собой ту объективную основу, что “контракт века” был заключен в те ранне-рыночные романтические времена, когда ни об интересах национальных нефтеинвесторов, ни вообще о национальных интересах речь еще не могла идти по причине их незрелости. С тех пор проблема несправедливого распределения нефтедолларов, когда непропорционально большая часть природной ренты уходит за границу, а на долю бюджета и внутренней экономики остается несоразмерно мало, подспудно все накапливалась и накапливалась, прорываясь наружу лишь отдельными “протуберанцами”.


Например, в начале этого года на \»Тенгизшевройл\» министерством охраны окружающей среды и администрацией Атырауской области был наложен штраф за вред экологии в размере 11 млрд. тенге. СП вменялось в вину хранение под открытым небом на Тенгизском месторождении в течение 8 лет более 5 млн. тонн комовой серы. \»Тенгизшевройл оспорил выплату штрафа в Верховном суде, но компании было отказано.


Другой случай — это неудачная (пока?) попытка Правительства и Парламента внести в законодательство об иностранных инвестициях изменения, направленные на отмену имеющихся по заключенным контрактам льгот. Еще одна косвенная атака на иностранных инвесторов — намерения Правительства изменить систему амортизационных отчислений, опять-таки не в пользу компаний.


\»Возникает впечатление, что Казахстан все время давил на инвесторов, как будто хотел понять, до какой степени можно давить. Теперь ясно, до какой\». Эта цитата из \»Нью-Йорк Таймс\» вскрывает подоплеку нынешнего демарша.


Осталось ответить на вопрос: почему именно сейчас?


И хотя в пресс-релизах “Шеврона” нет ни слова о политике, мы не сомневаемся, что на выбор момента сработала именно политическая ситуация в Казахстане. А именно то, что она подошла к своему пику. С одной стороны, это выражается в получившем уже международный “напряг” аресте Сергея Дуванова, с другой – в распоряжении Президента о создании Постоянно Действующего Совещания по демократизации.


Интересно, чем все это “разрядится”?


***


Курсивом выделены цитаты из материалов “Интерфакс-Казахстан”.


comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...