Поэт и История

“Уж кто из его советников подал мысль опубликовать переписку с Олжасом Омаровичем, не знаю, но премьеру его следует опасаться, так как, очевидно, советчик не его друг”

\"\"

“Поэт в России больше, чем поэт”. Это было и есть, как остается и желание тех, кто управляет страной, прибрать к рукам, сделать ручным того, кто владеет умами и сердцами, а потому всегда опасен для любой власти. В истории было и есть, когда люди, стоящие у власти, тщатся доказать свою равновеликость Поэту, Философу. Так было во все времена и у всех народов. Переписка между Екатериной II и великим Дени Дидро – тому ярчайший пример из нашей недавно общей, отечественной истории. Но не каждому дано, приблизясь к власти или даже служа ей, писать великие произведения. История знает очень мало примеров подобного рода, разве только Александр Грибоедов или последний из титанов Гете. Вот почему так болезненно воспринимается всякая попытка приручить Художника, сделать его таким же, как он сам (имеется в виду властитель).


Олжаса Сулейменова пытались приручить всегда, награждали эпитетами и премиями, назначали на должности. Но поэт всегда находил силы вырваться из тех штанишек, в которые его так упорно пытается затащить власть. Добро еще, когда власть осознает всю уникальность таланта и пытается просто защитить, оберечь, как это было в случае с Динмухамедом Кунаевым, по-отцовски относившимся к Олжасу Омаровичу и всегда поддерживавшим его. И совсем другое, когда нынешние управители стремятся доказать свою равность поэту. Подход совершенно разный, и не только потому, что в первом случае был мудрый и заботящийся о лучших сынах своего народа Кунаев. Видимо, Динмухамед Ахметович был лишен мелких амбиций, когда талант приближают для того, чтобы удовлетворить свое тщеславие. И при этом забывают о том, что “Тот, кто думает о себе слишком много, слишком мало думает”. А, следовательно, равновеликости не получается, ибо Поэт остается поэтом всегда и мощь его Личности такова, что все остальные на его фоне кажутся пигмеями. Еще Пушкин отмечал эту способность власти делать Художника себе подобным. В одном из писем к Петру Вяземскому он писал: “Он должен быть мал и мерзок, как мы, а если он не таков, мы его погубим”. Речь шла о Байроне, погубленном светскими интригами, но можно отнести эту фразу и к самому Александру Сергеевичу и любому другому Художнику.


…Эти мысли приходят в голову, когда читаешь переписку Олжаса Сулейменова и премьер-министра РК Имангали Тасмагамбетова. “История не терпит пробелов, история повторяется, если ее забывают”, — это сказал сам Олжас Сулейменов 30 лет назад на пленуме правления Союза писателей Казахстана. А классик задолго до него отметил: история повторяется сначала в виде трагедии, а потом в виде фарса. Это к тому, что в наш “просвещенный век” переписка между одним из управителей и Поэтом выглядит как архаично, так и претенциозно. Поскольку, выражаясь современным языком, получается сплошной пиар. Только вряд ли Олжасу Сулейменову требуется пиар. Казахстан в конце шестидесятых годов двадцатого столетия узнали по двум вещам: Байконуру и поэме “Земля, поклонись Человеку!” И в это столетие Казахстан вступил под именем Олжаса Сулейменова. Тем горше осознавать, что Поэта пытаются приручить, поставить в один ряд с собой, с людьми, которым никогда не дотянуться до него.


Однажды во время разговора с покойным ныне Нагашибаем Амангалеевичем Шайкеновым зашла речь и об Олжасе Сулейменова, которого после разгрома Верховного Совета 13-го созыва послали представлять нашу страну в Италии. Помню горячность экс-министра юстиции, говорившего, что никто не смеет осуждать Олжаса, согласившего пойти на государственную службу, ибо он служит Отечеству и Народу, а не отдельным управителям. Нагашибай Амангалеевич говорил, что нельзя к Поэту подходить с теми же мерками, как к обычному человеку, ибо Поэт мыслит по-другому и живет в иных измерениях. Спустя годы видишь правоту Шайкенова и понимаешь: Поэт всегда выше самого себя, человека.


Вот и в этой переписке Олжас Омарович предстает Мыслителем, Человеком, для которого нет пространств и времени, границ. Его рассуждения о глобализации – итог повседневного раздумья над судьбой человечества. Поэту веришь, ибо в его словах виден процесс живой мысли. Возможно, каждый из нас об этом задумывался, но не всем дано облечь мысль в словесную форму. Олжасу Сулейменову это дано, и потому вспоминается Наполеон, в своих максимах указавший: “Я сужу о гении по тому, как он выражает свою мысль”.


Не знаю, кому как, но после прочтения ответа Олжаса Сулейменова я впервые поняла то, как мудр был Д.Кунаев, один из первых заметивший талант и мощь Олжаса. Со всем, что написал Олжас Омарович, хочется согласиться и все принять. “Отображать следует не предмет, а свое внутреннее “виденье”, представление о нем”, но ведь мы потому так прислушиваемся к голосу самого Олжаса, что он сам так и поступает. Говоря о культуре, цивилизации, глобализации, захватывающей весь мир, он доносит до нас свое собственное виденье общественных процессов. И при обилии имен, ссылок, примеров — живой, доступный язык. Чего нет у премьера. Нет и самолюбования, зато оно в избытке присутствует в письме премьера. В отличие от письма Олжаса Омаровича письмо Имангали Тасмагамбетова поражает своей напыщенностью, претенциозностью и банальностью. Удивительно, но когда премьер говорит, таких вещей не замечаешь. В вербальной речи язык у него гладок, но недаром говорят, что “язык письма” и произнесенного слова различен. Понятно, что Поэту привычно облекать свои мысли в письменную речь, но зачем же пытаться состязаться с ним?..


Поразительно, но за последние месяцы “продукт Назарбаева” удивляет все больше. Понятно было, что г-н Тасмагамбетов попытается создать образ этакого просвещенного премьера, последователя Евразийства, покровителя муз. Но быть Вацлавом Гавелом в нашей стране дано не каждому, ибо забыт основной принцип: “Быть, а не казаться”. В том-то вся штука, что Олжас Сулейменов есть, а не кажется, а вот глава правительства казался просвещенным человеком. И его письмо убедительнее всего показывает эту самую “кажесть”. В 1962 году еще совсем юный Олжас написал: “Форму изменяет только само содержание”. А дальше добавил: “Каждый художник находит свою форму, чтобы полнее выразиться. Если материалу нужно — он разрушит, это и будет созиданием”. Содержание самого Поэта таково, что какую бы он форму не избрал для выражения своего “виденья”, это доходит до читателя, созвучно его мыслям. И происходит процесс духовного обогащения, ибо содержания в самом Олжасе Сулейменове хватит на несколько поколений, и все, что он делает, является созиданием. Эпистолярный жанр, выбранный им сегодня, приобщает нас к мыслям самого поэта, заставляет вместе с ним идти по пути развития его мысли и “приобщиться к настоящему”.


А что касается Имангали Тасмагамбетова, то просто жаль времени, потраченного на чтение его письма. Уж кто из его советников подал мысль опубликовать переписку с Олжасом Омаровичем, не знаю, но премьеру его следует опасаться, так как, очевидно, советчик не его друг. Что ни фраза у премьера, то банальна: “Ведь мир видится по-разному из окна нью-йоркского небоскреба и из лачуги в африканской деревне. И когда есть различие во взглядах, когда разные миры смотрят друг на друга сверху вниз и наоборот, конфликтов не избежать”. Так и лезет в голову: “Как хороши, как свежи были розы”. А уж про образ Земли и человечества, как одной деревни, и говорить нечего, до того избитое сравнение, что превратилось в штамп. Видимо, Имангали Нургалиевич забыл, что совсем недавно на одном из саммитов спичрайтеры главы нашего государства употребили это сравнение. Ну а если не забыл, то надо было сослаться, что данное сравнение – цитата из выступления Нурсултана Назарбаева на одном из саммитов. А пассажи о культуре и тревога о “пяти шестых человечества” так и вовсе умиляют. Это пишет человек, который юбилей адресата своего послания умудрился сделать незаметным. Человек, который знает, в каких условиях живет переводчик Абая на французский язык Галымжан Муканов, чьим переводом восторгаются французы. Человек, при котором культура, искусство народа оказались на задворках общества, а про низкие оклады учителей, врачей, мизерные пенсии наших стариков и говорить нечего. Почему я это связываю с его именем, да потому что последние семь лет именно он отвечал за эти сферы. Уж не знаю, чего больше в его рассуждениях — иезуитства или просто обыкновенного непонимания. Согласитесь, публиковать подобные письма сейчас, когда наши старики едва-едва выживают, а многие мастера сцены вынуждены уехать за рубеж, чтобы прокормить себя, не просто безнравственно, но и глупо. Кстати, а почему сам Олжас Омарович находится за рубежом? Вот тоже вопрос, на который ответ знают многие, да боятся говорить вслух.


Поразительно, но как-то получается, что каждое публичное выступление Имангали Тасмагамбетова вызывает чувство недоумения у людей, прежде знавших его, и не знавших. То он себя “продуктом Назарбаева” назовет и отворачивает от себя интеллигентов, скорбящих от такого подхалимажа. То начнет рассуждать об экономике, а чиновники за голову хватаются, опять все цифры перепутал. То депутаты зовут его дать отчет, а он начинает рассуждать о Национальном фонде, дезавуируя все то, о чем говорит президент страны. То его не могут “достать” журналисты, поскольку отгорожен от всех, то как выдаст интервью, так не понять, о чем речь и для чего сделано такое интервью. Словом, куда ни кинь, повсюду клин. А теперь еще переписку затеял, видно, лавры Екатерины не дают покоя. Но мадам была одной из самых образованных государынь своего времени, а здесь…


В одной из статей о Чокане Валиханове Олжас Сулейменов писал о времени, когда умирали Пушкины и Лермонтовы, а процветали бенкендорфы всех мастей. Увы, наше время повторяет то же самое. Но в истории остаются Пушкины и Олжасы, а имена бенкендорфов вряд ли кто запоминает, хотя они и тщатся приобщить себя к Пушкиным и Олжасам.


И последнее. Не случайно, что публикация появилась в казахстанском приложении “Известий”. Претенциозность и банальность, погоня за формой при полном отсутствии содержания – “достояние” этой газеты, претендующей на роль духовного пастыря казахстанского общества. Вот только бы содержания добавить хотя бы немного, чтобы хватило ума понять: все остается на скрижалях истории. И конъюнктурность никогда не приводила к качеству. Непрофессионализм и пресмыкательство перед властью тех, кто делает газету, видны невооруженным глазом. Под заголовком статьи дано следующее: “Известия” продолжают публиковать переписку Поэта и премьера”. А публикация начата фотографией премьера и его письмом. Вот уж поистине заставь…

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...