Прямая линия с сопредседателем ДПК “Ак жол”

Ответы на вопросы читателей

— Golden Youth: Здравствуйте, премногоуважаемый Ураз Джандосов! Хочу выразить Вам свои чувства патриотизма и гордости за нашу родину Казахстан, когда я иду в банк “АТФ” через аллею не менее уважаемого Гагарина. Там ваш дед в виде скульптурного изваяния так смотрит в будущее, уверенно и с чувством внутреннего достоинства, что я не сомневаюсь в Ваших чистых намерениях. Говорят же, “гены решают все”.


Я знаю, что в Израиле за короткий срок всю эконом-документацию перевели на иврит, что не помешало евреям войти в первую десятку эконом-держав мира с доходом на душу – 17000$. Как у нас обстоят дела на этом поприще?


Здоровья и счастия Вам, многоуважаемый Ураз Джандосов!


— Спасибо Вам за добрые слова. Но я не совсем понял, о какой документации идет речь. Если Вы имеете в виду законотворческую базу со времени образования суверенного государства, то все законы и нормативные акты у нас принимаются на двух языках – казахском и русском. Если речь идет о технической документации, то у нас до сих пор действуют отдельные инструкции советского периода, и они пока не все переведены на казахский язык, поскольку существует проблема идентификации терминов. Что касается экономической литературы, то общественный фонд “Зерде”, одним из учредителей которого являюсь и я, сейчас занимается подготовкой к выпуску лучших мировых книг по экономике на государственном языке.


Я понимаю вашу боль относительно состояния государственного языка и ее разделяю. Но, как я понимаю, Ваш вопрос больше относится к состоянию экономики страны, чем к ситуации с казахским языком..


Alexander: — Считаю эту затею редакции “Навигатора” с такими форумами “ответ-вопрос” абсолютно бессмысленной и неэффективной. Они сведутся к обсуждению Ваших личных проблем или сюсюканью или, еще хуже, к остроумничанью. Слазьте с небес, участвуйте в обычных форумах. Там, конечно, иногда матерятся, но это же Ваш народ, другого нет. И это от Вашего участия зависит уровень разговора.


Почитайте тему “Давайте любить Казахстан вместе”. Вы увидите, что с нами можно разговаривать, мы не такие страшные и не такие глупые, как Вам кажется. И Вы, по крайней мере, поймете, что нас беспокоит и узнаете наше мнение.


А пока Вы будете нам, как собакам, кость бросать резолюции и лозунги, ничего не изменится!!!


Александр, к сожалению, у меня нет времени самому часто участвовать в дискуссиях, разворачивающихся на форумах. Я согласен с тем, что на форумах можно узнать много интересного и о Казахстане, и о себе самом как политике. Наверное, Вы правы и в том, что участие политиков изменит уровень дискуссий. Об этом надо подумать.


Наша партия занята тем, что именуют “партийным строительством”. Эта работа заключается не столько в увеличении числа партийцев, как в разработке программных документов, законопроектов. Сейчас мы проводим акцию общественного контроля над решениями, принимаемыми правительством. Скажу еще, что на многие наши предложения, особенно в области социальной сферы, власти приходится реагировать. Чтобы не быть голословным, могу привести такой факт. На недавнем заседании Ассамблеи народов Казахстана глава государства дал конкретные указания Правительству о повышении уже в 2003 году минимального размера пенсий и зарплаты и введения разового пособия на ребенка, что было одним из наших предложений для улучшения социальной политики.


— Акакий: — Ваша великая, недосягаемая светлость! Скажите, пожалуйста, как вы себя чувствуете? Меня всегда интересовали проблемы взаимоотношения человека и его совести. Вот вы, например, “кинув” вашего “друга Аблязова”, даже не моргнули глазом. Как вам только удается так спокойно делать вид, что ничего не произошло? В отличие от других представителей оппозиции (предположим, что вы оппозиционер) вы не кидаетесь на баррикады самодержавия, а лишь тихо посиживаете в траншеях конструктивности. Я искренне хотел бы узнать, не заела ли вас совесть?


— Уважаемый Акакий! Вряд ли нас с Мухтаром Аблязовым можно назвать друзьями: мы были коллегами по работе в правительстве, знакомы семьями. Наши позиции совпадали во взглядах по общим проблемам, но в деталях мы часто расходились. Долго объяснять все то, что произошло со времени создания ДВК и расхождения наших путей, это лучше сделать позже. Скажу только, что я всегда был сторонником конструктивного диалога и никогда не призывал идти на баррикады. Но у каждого человека есть свой выбор. Мухтар решил, что для достижения тех целей, которые в своей платформе выдвинул ДВК, надо действовать радикально. Я считаю: надо добиваться реализации поставленных задач эволюционным путем, без революционных скачков. Кто прав – покажет время.


При этом, по-моему мнению, Мухтар Аблязов является одним из самых талантливых бизнесменов в Казахстане и стойким человеком.


Tengri, 16 лет: — Классный у Вас дед был, в моей семье его сильно уважают. И если Вы тоже хотите, чтобы Вас народ уважал, сделайте что-нибудь для народа благородное! Я понимаю, опасно, тоже загреметь можно, как Ваш кент. Читал Ваши диалоги в газетах и журналах, слушал по TV, действительно, хорошая, красивая, умеренная речь умеренного политика. Но мне от этого ни жарко, ни холодно. А если сил (смелости, уверенности) нету делать что-нибудь конструктивное, то не лучше ли Вам вернуться в правительство. Не оскудела земля казахов смелыми мужами, будут сильные личности, как Ваш дед… и будет Казахстан процветать благодаря им…


— Уважаемый Tengri, не обязательно бросаться на баррикады, чтобы доказать свою правоту. Что касается конструктивности, то Вы, видимо, не в курсе того, что делает “Ак жол”, судя по Вашим словам. Предлагаю Вам проследить по публикациям в СМИ за теми предложениями, которые вносит наша партия (а значит, и я). Уже сегодня многие наши предложения влияют на власть, их реализация позволит улучшить жизненный уровень казахстанцев и степень реализации их гражданских прав.


Большое спасибо Вам за теплые слова о моем деде. Вместе с Вами надеюсь на то, что “земля казахов не оскудеет смелыми мужами, сильными личностями”. Что касается меня, то я понимаю, какая ответственность лежит на мне из-за имени. Именно поэтому я и стал одним из инициаторов сначала ДВК, а потом “Ак жол”.


— Амир: — Как вы относитесь к аресту Дуванова? Вы начинали вместе с Мухтаром и Галымжаном. Я знаю, что Вы дали правдивые показания на суде. Спасибо! Но этого мало. Что Вы делаете для освобождения ваших друзей?


— К аресту Сергея Дуванова и содержанию его под стражей я отношусь отрицательно. Можно было на время расследования обойтись домашним арестом. Считаю, что в этом деле необходимо соблюдать все процессуальные нормы, вместе с тем общественность должна получать объективную и своевременную информацию от правоохранительных органов.


Теперь об освобождении Галымжана и Мухтара. Мне кажется, что процесс демократизации общества, чего добивается наша партия, будет в большой степени способствовать их скорому освобождению. Пока в нашей стране не будет гражданского общества, вряд ли кто-то отдельно взятый сможет изменить меру наказания для Галымжана и Мухтара.


Чакра: Вы как-то заявляли, что не прочь стать премьер-министром страны. Остались такие амбиции сейчас, когда вы не в правительстве?


— Вообще-то, я никогда не заявлял сам, что не прочь стать премьер-министром. В одном из интервью в 1999 году меня спросили, согласился бы я стать премьер-министром, если президент пригласит меня на эту должность. Я ответил: “Да”.


А вообще правительство должно формироваться политической партией, набравшей большее число голосов на парламентских выборах. Если “Ак жол” победит в октябре 2004 года, то кто-то из нас может возглавить правительство. Это для меня главное — наша партия должна стать ведущей силой общества, а уж кто станет премьер-министром, не имеет значения. Я не настолько тщеславен, чтобы требовать это кресло для себя. Важен ведь результат, а не форма.


***


От редакции. Уважаемые читатели! “Прямая линия” продолжает работать. Задавайте свои вопросы!

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...