Совещание с известным концом

Источник: Газета “Assandi-Times”

Идея проведения Совещания по демократизации и развитию гражданского общества, которую инициирует власть, заимствована у оппозиции 2000-2001 года. Тогда Форум демсил Казахстана предлагал президенту страны национальный диалог с повесткой реформирования политической системы власти. Это новая Конституция, честные выборы, свободная пресса и т.д. Разумеется, что предложения оппозиции остались без внимания.


Но времена изменились, и не в пользу власти. За этот короткий период не раз сменялась политическая элита с разным подходом к решению одного и того же вопроса: как сделать так, чтобы ничего не изменилось. И чем больше власть упиралась, тем быстрее созревала оппозиция, чувствуя свою правоту. Главным противоречием всегда оставался вопрос о демократии – вопрос о власти. Общеизвестно, что демократия (дословно) – это власть народа. Разумеется, что “сильная” президентская власть в Казахстане никак не сочетается ни с азами древнеримской демократии, ни с современными формами демократической власти. Поэтому долгая политическая демагогия в Казахстане привела к политическим конфликтам.


Жертвами этих конфликтов стали не только политзаключенные демократы и журналисты, разбомбленные СМИ, расколотое общество, но и сама власть, попавшая в собственные сети. Когда-то первому президенту Казахстана пришлось провозгласить на весь мир приверженность демократическим ценностям. Именно под эту политическую гарантию в страну приходили инвестиции, поэтому Казахстан приняли в мировое сообщество и поэтому дали свободу развиваться. Но пришло время первых итогов, а результаты “демократизации по-казахстански” каждый раз шокируют видавшие виды ОБСЕ, Евросоюз, международные правозащитные организации и т.д. Казахстан за последний год попал в число стран, получивших самое большое число нареканий по нарушению демократических принципов.


Долго Запад терпеть не будет, особенно с учетом новых геополитических проблем между двумя мирами. Это могут быть экономические санкции или смена власти в стране. После африканских и латиноамериканских стран, в которых власть менялась при поддержке сильных государств, очередь подходит к постсоветским странам. И Казахстан, как стратегический регион, не будет исключением. Вопрос сегодня в одном: можно ли дальше ставить на эту власть, устойчива ли она еще и способна ли на перспективу? Именно в этих вопросах и кроется опасность для самой власти. Можно ли делать ставку на власть, которая держится не на принципах разделения и контроля, а на коррумпированности и личной зависимости? Может ли власть быть устойчивой , если она расколота на конкурирующие кланы и группы? Есть ли перспектива у власти, если в ней нет института преемственности, а господствует принцип самодержавия? И еще вопрос – готов ли народ дальше терпеть такую власть?


Понимая, что прямые ответы на все вопросы о власти не в ее пользу, Астана всячески пытается манипулировать внутренними процессами. Это целый свод законов для укрепления своих полномочий, это осуждение лидеров оппозиции и уничтожение оппозиционной прессы, это нагромождение номенклатурных партий и общественных институтов, это декларация новых надежд, вроде возрождения села и т.д. Но все понимают, что в этих “проектах” нет главного – содержания. Никакие законы не делают власть умнее и справедливее, никакие суды не превращают политиков в уголовников, никакие партии от власти не могут стать народными, никаким обещаниям “чуда” люди не верят… Власть истощилась, от нее все устали.


Раздражен и Запад постоянным пренебрежением к его замечаниям, особенно в области прав человека и независимых СМИ. Вопрос уже встает не столько об обязательствах Казахстана как члена международных организаций, сколько об элементарном унижении международного мнения. И когда Астана переходит рамки приличия в очередной раз, ей многое что напоминают.


Вот, наверняка, в чем кроятся истинные причины президентской инициативы о созыве Совещания по демократизации. Это очередная попытка “создать процесс”. Именно процесс, но не результат. Во-первых, с каким очевидным раздражением это было сказано: “Посмотрим, кто хочет помочь, а кто кричать на улице”. Во-вторых, кто организатор процесса? Тот, кто возглавляет список “врагов прессы” и собственноручно вместе с министром удушил десятки СМИ в Казахстане. В-третьих, с кем собирается власть совещаться? С парламентом, партиями, ассамблеей и НПО, которые она создавала для себя и своей защиты. Зачем советоваться, если эти структуры по одному свистку исполняют любой политический заказ и голосуют за что угодно президентской власти.


О чем власть собирается совещаться? О выборном законодательстве. Зачем, если целый год партии мурыжили этот закон под эгидой ОБСЕ и госпожа Балиева породила талмуд с поправками. Все оказалось бесполезным. Не проще ли исполнить 17 рекомендаций ОБСЕ, которые эта организация добросовестно выработала после шока, пережитого ее наблюдателями на выборах 99 года.


Что еще? Закон о СМИ, который переписывается правительством каждые полгода, чтобы закрыть все шлюзы для прессы. Уже и это проходили. Все советы и рекомендации общественности, и особенно журналистов, после помпезных обсуждений так и остались за бортом. Кто же теперь поверит в чистоту намерений?


Какого еще совета просит власть? О том, как создать местное самоуправление. Уже советовались, и тогдашний министр юстиции вынужден был под напором публики признаться, что МС – это не власть, а общественный институт. Что-то вроде добровольных отрядов дружинников, чтобы помогать акимам проводить бесплатные субботники и выбивать долги у жильцов за коммуналку. Понятно, что режиму местное самоуправление, как самостоятельный институт народовластия, не выгодно. Иначе ломается святая святых – авторитарная система власти. Этот список совещаний общественности с властью можно продолжить: законопроекты о земле, о налоговом кодексе, о пенсионной реформе, о молодежной политике и т.д. Почти ничего не учитывалось в правительственных проектах. И вот начинается хождение по новому кругу и, наверняка, с теми же результатами.


Даже теоретически, без больших финансовых затрат и убивания времени сотни людей, этот прожект провальный. Такая власть, которая способна существовать только в таком виде, в каком находится, не может (не хочет тем более) что-либо менять. И не будет менять.


Но, пожалуй, есть один серьезный момент, который не зависит от организаторов задуманного политшоу. Это участие в Совещании оппозиции, прежде всего лидеров ДВК и РНПК. Ведь суть затеи в том и состоит, чтобы отметиться перед Западом и обществом порывом компромисса. Также как в Стамбуле в 2000 году президент Назарбаев под давлением подписал обязательство перед ОБСЕ провести “круглый стол” по закону о выборах, так, видно, и теперь, после скандала по аресту лидеров ДВК и независимого журналиста, Астана вынуждена уступить кому-то еще и согласиться на некие шаги. Однако без участия оппозиции это Совещание не будет соответствовать своим задачам “двигать демократию”.


Вполне логичным становится участие оппозиции в диалоге с определенными условиями. Разумеется, в первую очередь, это освобождение осужденных лидеров, полная их реабилитация и ответственность тех, кто их несправедливо засадил. Иначе получается фарс: как можно совещаться с теми, кто репрессировал руководителей и препятствует организациям в их деятельности? Все попытки власти осудить оппозиционеров как коррупционеров так и остались неубедительными. За что осудили Кажегельдина, Аблязова, Жакиянова, обвиняют Дуванова? За критику режима, за их потенциал стать реальными конкурентами нынешним руководителям страны, за их авторитетное слово в международных кругах. Ни ДВК, ни РНПК ничего другого не будут говорить, кроме того, что сказали их осужденные за политику лидеры. Получается, что с такой властью говорить серьезно о демократизации не просто бесполезно, но и опасно. В самый раз будет, если на первом же Совещании на участников от оппозиции власть наденет наручники, и никто этому уже не удивится. Подобный опыт оппозиция уже проходила, когда во время “круглого стола” по закону о выборах в 2001 году было совершено покушение на жизнь активиста партии “Азамат” и семью одного из руководителей партии НКК – участников “стола”.


Второй вопрос – об условиях Совещания. Хотя в Казахстане не идет гражданская война в прямом смысле, как это было в Таджикистане или назревает в Киргизии, но на уровне битвы умов власть и оппозиция находятся в жестком противостоянии. И есть жертвы. Поэтому диалог по международным правилам должен проходить под патронажем соответствующего международного органа. Но ни в коем случае не под председательством советников, вице-премьеров и министров – авторов и исполнителей политрепрессий.


Совещание преподносится властями как открытый для всех желающих процесс. Но это, конечно же, будет не так. Организаторы постараются задавить максимальным числом послушных минимальное количество несогласных. Трудно, правда, представить нелепость участников в сутане и чалме, обсуждающих, например, вопрос процентного состава депутатов парламента по партийным спискам. Или наблюдать состояние делегатов не русских и не казахских диаспор Ассамблеи народов, когда пойдет дележка эфирного времени между двумя языками в законе о СМИ. Словом, планируется большая свалка, в которой за шумом и некомпетентностью участников можно зарегулировать что хочешь.


Но главное даже не в этом. Главное в предмете обсуждения. О чем говорить? Одно дело забалтывать вопрос, обсуждая следствие, но не меняя причины. Демократия начинается с Конституции. Никакие законы о выборах, о СМИ, о местном самоуправлении не будут полноценными и демократичными, пока в Конституции не будут соответствующие для этого положения. Какое самоуправление возможно при сплошном назначении сверху акимов и бесправия парламента? Никакие СМИ не будут свободными, если их деятельность регулируется не Конституцией и Гражданским кодексом, а правами чиновников. Никогда выборы не будут честными, если председатель центризбиркома назначается президентом, а избирательные комиссии манипулируются акимами и т.д. Поэтому, если уж говорить о демократизации общества, то надо начинать с демократизации власти. Конституционная реформа – вот главный и первоначальный вопрос всеобщего обсуждения, который давно назрел в стране.


Сегодня Казахстан – страна глобальных дефицитов. И не только материальных, а, что гораздо важнее, моральных. За 10 лет независимости так и не произошел ни один более или менее заметный всплеск народного духа. Даже тирания Сталина в 30-х годах не перешибла веру народа в лучшую жизнь и гнала людей добровольцами на каторжный труд великих строек. Никакое государство не способно подняться без всеобщей, объединяющей идеи.


Исторический шанс Нурсултана Назарбаева был в том, что сама судьба подарила такую идею – суверенитет Казахстана. Впервые появилась возможность построить страну так, как этого хочет народ. Стать истинными хозяевами своей земли, богатств, сел и городов, получить гарантии на труд, образование, охрану здоровья, спокойно воспитывать детей, смотреть уверенно в будущее и т.д. Независимость страны – это независимость граждан от бедности, от страха, от произвола, от власти. Но не от Конституции, которая охраняет права каждого не в ущерб правам остальным. Однако политика первого президента Казахстана привела к ситуации с точностью до наоборот. Конституция, что дышло: права власти процветают за счет прав всего населения. И сегодня идея суверенитета страны ассоциируется в общественном сознании с суверенитетом власти от общества. Национальная идея испорчена и дискредитирована.


Почему, например, американцы при любом случае поют свой гимн со слезами на глазах и знают свою Конституцию наизусть? Потому что петь гимн – значит выражать любовь к своей стране, а знать Конституцию – значит знать свои права и быть защищенным. И боже упаси, если какой-нибудь полицейский, чиновник, судья, и даже президент нарушит чьи-то права (считай Конституцию), то он становится правонарушителем и нередко предстает перед судом. Только так, через равную ответственность перед единым и общим, строится демократия. И не надо дожидаться еще 300 лет, чтобы допереть до этой общечеловеческой истины.


Власть в Казахстане, похоронив идею суверенитета как надежду, кинулась эксплуатировать идею национального согласия и гражданского мира. Почему? Потому что она не требует больших финансов, и, главное, – не надо делиться властью. Наследие предков еще живет само по себе.


Бесплодность государства на идею также опасна, как неурожай. Чем жить? В Казахстане 90% населения не знают, чем жить. Абсолютная непричастность и невостребованность общественного потенциала в экономике, культуре, политике порождают одиночество и обиду, агрессию и депатриотизм. В Казахстане нет того камертона, каким был, например, во времена Великой Отечественной набат “Вставай, страна огромная!”. Нет общности цели и общности дела – нет единства.


Власть сегодня в неоплатном долгу перед своим народом. Столько лет она безгранично правила, обогащалась, пользовалась всеми немыслимыми благами, оставалась за все безнаказанной, что пора бы и честь знать. Она выработала все свои ресурсы. Ей в самый раз подумать бы о своем достойном уходе, и на прощание сделать что-нибудь доброе. Прежде всего вернуться к основному закону страны – Конституции.


Возродить дух народа – значит дать веру. Этой власти большинство людей уже не доверяет, потому что до сих пор власть давала гарантии лишь от себя, от своего имени. Но так и не создала ту систему ценностей, которая бы гарантировала стабильность, перспективность и справедливость власти, экономических реформ, социальной защиты, независимо от ФИО президента или премьер-министра. Такая система должна быть заложена в Конституции, которую соблюдают все без исключения. Но ни в этой, какую мы имеем. Эта Конституция останется в памяти народной как “назарбаевская Конституция”, потому что защищает личную власть конкретного президента, как когда-то советская Конституция охраняла пожизненную власть генсеков и секретарей. Наша Конституция доверяет общенародную собственность (землю, недра, недвижимость, интеллектуальный потенциал) государству, т.е. конкретным чиновникам. Но они подчиняются одному человеку – президенту, а не представительным от народа органам. Поэтому мы имеем, что имеем, а вернее – уже почти ничего не имеем. Это что за народ, который ничего не имеет за душой! Ни месторождений, ни доходный предприятий, ни коллективных хозяйств, ни доступных газет и телевидения, ни одного органа власти, который бы не оглядывался наверх… Ученые называют такой народ люмпенами, т.е. выключенными из общего государственного процесса. Проще говоря, “нули” — без собственности и, соответственно, без прав. Демократическому Казахстану – демократическую Конституцию. Вот всеобщая идея, способная дать надежду.


Однако, как говорится, вернемся к нашим баранам. Итак, Совещание по демократизации, задуманное президентом в исполнении администрации, правительства и парламента. А кто участники? Провластные партии, ассамблея, духовенство, НПО… Словом, весь подготовленный арсенал “сторонников курса президента”. В таком виде Совещание можно сразу же закрывать после его открытия. Все предложения сверху будут одобрены, а предложения снизу рассмотрены, когда-нибудь. Но для Запада, прессы и собственной значимости дадут людям немного пошуметь, выпустить пар, а затем заявить, что в Казахстане все нормально, власть правильная, демократия процветает, правда, по-своему. И получить еще одну отсрочку.


По последним данным соцопроса, рейтинг президента Казахстана составляет 25%. Это реальная цифра сторонников действующей власти. Таков приблизительно процент населения, который напрямую зависит от бюджета и работодателей, чей бизнес крышуется властью. Но есть не менее чем вдвое больше людей, которым власть не подает никаких надежд. Их жизнь не учитывают, когда выводят среднюю зарплату по стране, им не начисляют пенсии за труд до 1994 года, на их здоровье и образование не выделяются средства из бюджета, а скоро многие из них будут жить на земле помещиков-латифундистов, которым власть торопиться отдать земли отцов в частную собственность.


И никакие Совещания не могут изменить их жизнь. До тех пор, пока в стране будет председательствовать режим.


Газета “Assandi-Times”


29.11.02г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...