Он обиделся!

И в итоге нам с вами наверняка навяжут тот вариант закона, который был продуман заранее и в котором места для депутатского мнения запланировано не было…

Вопрос ребром – вы верите премьеру и его правительству или нет? Наверное, время вводить в предметы подготовки чиновников и этику демократического общения. Методы, которыми правительство обижается на парламент, настолько специфичны, что самое время говорить либо о завышенной самооценке, либо об особенных интересах исполнительной власти в важном вопросе о земле.


Фактически можно сказать, что с заявлением Имангали Тасмагамбетова о возможной отставке парламенту намекнули, что иметь собственное мнение, сильно отличающееся от правительственного, по данному принципиальному вопросу неудобно и не модно. Хотя намекали парламентариям уже давно и неоднократно, но непонятливые депутаты чего-то там копошились в документе и придирались к буквам. Вроде бы, в таком поведении нет ничего удивительного. И сам факт, что депутаты столь долгое время говорили и обсуждали документ, означает лишь одно: вопрос имеет огромную важность (что очевидно) и то, что на самом деле мало кто представляет себе в Казахстане реальную схему работы законопроекта после его принятия. Вот народные избранники худо-бедно и пытались разобраться – что за идея спрятана в основе документа?


Однако, как только работа стала затягиваться, был полученный недвусмысленный намек – исполнительная власть заявила, что законопроект надо принять еще в этом сезоне. Обратите внимание, никто при этом не озвучил конституционной нормы, которая обязывала бы парламент сделать это именно так и принять закон незамедлительно. То есть формально нет ничего, что заставило бы депутатов торопиться в ущерб качеству работы. Никто не обязывал народных избранников к столь поспешному решению – кроме воли и желания исполнительной власти. И пусть это прозвучало лишь как пожелание, но то, с какой обреченностью принялись депутаты готовиться к финальным поспешным боям за землю, убедительно продемонстрировало реальный баланс между ветвями власти и кто в доме хозяин.


Но то были лишь цветочки – главный финт демократичных обсуждений закона о земле оказался припасен на самый финал. После того как Мажилис, опять же в рамках своих конституционных полномочий, документ изменил так, как посчитал нужным, правительство вдруг резко не согласилось с изменениями. Министр сельского хозяйства Ахметжан Есимов, выступая на экстренном совещании правительства, посвященном \»парламентскому поведению\», заявил, что закон, измененный в пяти принципиальных статьях, уничтожит на корню сельское хозяйство страны (оцените – чего же ради было такую бомбу на обсуждение выносить?).


Были придирки и по пунктам. По словам того же Ахметжана Есимова, мажилисмены одобрили норму о безвозмездной передаче в частную собственность земель сельскохозяйственного назначения сельским жителям, которые уже работают на этой земле. Казалось бы, вполне логично, но… Оказывается, это нарушает конституционный принцип равенства граждан, \»так как одни получат земли бесплатно, а другие будут вынуждены покупать\». То есть неконституционно, если крестьян купит тот участок, на котором он гнул спину несколько лет, зато вполне в духе равенства и братства, когда вдруг из города приедет толстосум и купит тот же клочок земли. Или не клочок? Интересно, что г-на Есимова возмутила и необходимость в случае реализации этой поправки тратить на определение долей 15 млрд тенге, хотя очевидно, что средства, вырученные от продажи земли, в перспективе составят большую сумму – так почему и не потратить их часть на то, что можно назвать социальной справедливостью?


Еще одна претензия – желание депутатов все деньги, вырученные от продажи земли, собрать в отдельный фонд и затем потратить их исключительно на сельское хозяйство. А как же Национальный фонд, его кристальная чистота и отсутствие в нем коррупционных начал, о чем так много говорили в прошлом году самые разные высокопоставленные лица? И как же, в конце концов, интересы правительства, по-своему видевшему судьбу тех миллионов и миллиардов? Очевидно, сельское хозяйство в планах не мелькало, оттого и обидно правительству…


Искреннее удивление вызывает и обида на уменьшение предельных размеров земель, передаваемых в собственность и землепользование негосударственным юридическим лицам и аффилированным с ними лицам сельхозугодий до 5% от общей площади каждого вида сельхозугодий одного административного района. По словам министра, спасительной цифрой было 10, а вот 5… это уже дорога к \»сегментации 60% существующих сельхозформирований\», уходу инвесторов и разделу существующих сельхозпредприятий. Или это неудобная цифра для монополий, что формируются сегодня в сельском хозяйстве, и слишком маленький куш для компаний, способных переварить вдвое больше?


Но все это мелочи, потому что правительство начало игру по-крупному. Имангали Тасмагамбетов заявил, что обращается в Конституционный совет, чтобы узнать, может ли он поставить вопрос перед парламентом о его доверии правительству. Тасмагамбетов отметил, что его обращение \»ни в коем случае не будет влиять на прохождение законопроекта\» в сенате. Очень ценное замечание, только подчеркивающее тот факт, что премьер прекрасно знает цену своим словам и обидам. И чтобы окончательно расставить все точки над \»i\», премьер подчеркнул, что правительство \»ставит вопрос в КС не ради того, чтобы его поставить\». А зачем же тогда – чистого любопытства ради? Так ведь тогда и спросить можно по-тихому на перекуре, а не бравируя таким вариантом на всю страну. В устах премьера сама постановка вопроса в очередной раз обретает еще один намек Парламенту на нехорошее поведение. И на срок, в который можно одуматься, – до 30 мая.


Ход премьера восхищает – очаровательная смесь между осознанной публичностью заявлений и подчеркнуто невинным характером этих вопросов почти что из чистого любопытства. При этом в полной его власти был совсем другой, вполне конституционный и очень резкий ход – просто подать в отставку. Именно так, по-деловому и просто честно взять и уйти, сняв с себя и ответственность за непонравившуюся версию закона, оставив своим оппонентам право на собственную точку зрения. Вместо этого ситуация начинает развиваться по законам, напоминающим любовный флирт: \»Сейчас у мамы спрошу, могу ли я от тебя, противного, уйти! А ты пока подумай хорошенько над своим поведением…\». Очаровательно. Демократично. Красиво. И в итоге нам с вами наверняка навяжут тот вариант закона, который был продуман заранее и в котором места для депутатского мнения запланировано не было.

Новости партнеров

Загрузка...