О внутренних противоречиях в оппозиции

Беседа с Ермуратом Бапи

Ермурат Бапи — главный редактор газеты “СолДат”


***


— Что, на Ваш взгляд, мешает демократической оппозиции Казахстана консолидироваться?


— Вопрос, конечно, интересный. Во-первых, в этом плане здорово работает власть. Власть за последние три-четыре года сделала все возможное, чтобы оппозиция не объединилась, у них есть разные инструменты, методы, применяются политтехнологии. С помощью своих людей и спецслужб делает все, чтобы оппозиция как единая сила не состоялась в республике. Это один из главных ключевых факторов, я думаю.


Во-вторых, те политические организации, которые появились в последнее время и называют себя оппозицией, не являются в полном смысле оппозицией, так как никаких радикальных шагов не делают, это показали последние два года.


— Если говорить открытым текстом, то можно привести слова Мухамеджана Адилова из статьи в газете “Соз”. Он пишет, что противоречия между ДВК и РНПК носят исключительно субъективный характер и вызваны нежеланием представителями первого признать Кажегельдина единоличным лидером оппозиции. Можно чуть подробнее о взаимоотношениях ДВК и РНПК и почему между ними пробежала кошка?


— В том, что появилось ДВК, есть заслуга Акежана Кажегельдина, в том смысле, что это первый в Казахстане чиновник такого ранга, премьер-министр, который ушел, потому что не был согласен с политической реформой в стране. Он предложил пути выхода из кризиса и, когда его предложения были отвергнуты, стал оппозиционером и создал партию.


ДВК появилось позже, и его лидеры Галымжан Жакиянов и Мухтар Аблязов пошли по пути, проложенному Кажегельдиным.


То, что между ними пробежала кошка, как вы говорите, это вопрос тех, кто остался в Казахстане. Кажегельдин несколько раз выходил с предложениями объединения. Он даже в прошлом году перед конференцией ДВК предложил несколько вариантов объединения и даже подготовил политическую платформу. Он был согласен стать членом ДВК, он пришел со своей идеей и программой борьбы с режимом. Однако идеи Кажегельдина не были восприняты руководством ДВК. Акежан сказал тогда, что ДВК не готово пока к консолидации. Возможно, и трещина во взаимоотношениях между ДВК и РНПК появилась тогда же. Решили подождать, время пока терпит, да и других друзей нет ни у РНПК, ни у ДВК, ведь не завезешь с Марса новых соратников. Многие посчитали, что со временем позиции сблизятся, однако время идет…


Могу сказать одно, что Кажегельдин всегда поднимал вопрос об объединении оппозиции. Вспомните план консолидации РНПК, \»Азамат\» и НКК.


— В газете “Соз” Мухаметжан Адилов выдвигает против г-на Кажегельдина несколько обвинений. В частности, что он, возможно, замешан в \»Казахгейте\». Что он не пользуется поддержкой как за рубежом, так и внутри Казахстана. Желание стать единоличным лидером оппозиции вызывает опасения руководства ДВК. Он обвиняется в интригах, сталкивании лбами друзей.


— Я читал эту статью. Это все голословные обвинения, высосанные из пальца. Я могу сказать, что нет такого журналиста Мухамеджан Адилов, это Ирина Петрушова. Все написанное ей, возможно, выражение мнений ДВК или других организаций. Обвинения в единоличном лидерстве — абсурд. Я за то, чтобы лидерами оппозиции были и Галымжан Жакиянов, и Мухтар Аблязов, и Акежан Кажегельдин, если есть еще кто-то, то пожалуйста, я не против.


По-моему, не Акежан претендует на единоличное лидерство, и не Галымжан и Мухтар, а политические клерки ДВК, которые ходят на свободе и сидят в офисах. Ведь они получают зарплату, поэтому, чтобы показать свою работу, они раздувают споры.


Они проходят тот путь, который РНПК прошел несколько лет назад. Я надеюсь, что они придут к общеоппозиционным позициям.


Я — член РНПК — вступил в ДВК и не вижу действенных шагов со стороны руководства, хотя движение собрало вокруг себя огромную армию протестного электората.


В последнее время началась торговля с властями, стали говорить, что можно с этой властью договориться, с властью, которая посадила незаконно их лидеров. Я считаю, это аморально.


— Не считаете ли Вы нынешний судебный иск в отношении Вас за публикации отрывков из воспоминаний Аблязова отражением трений в оппозиционном движении Казахстана?


— Нет, я так не думаю. Если говорить конкретно, то иск подал адвокат Аблязова, а не сам Мухтар. Поэтому я не уверен во многих вещах, не до конца уверен, что это затея Мухтара, что он хочет наказать газету “СолДат”. Возможно, это была вынужденная мера. Если в будущем, когда Мухтар выйдет на свободу и я от него самого услышу упреки в адрес газеты “СолДат” о нарушении законов, то готов ответить по всей строгости.


— Обыватели часто задают вопрос: на какие средства существует оппозиция? Как Вы относитесь к понятиям оппозиция и финансы?


— Мы живем в таком мире и обществе, что без денег ничего невозможно сделать. Ни учиться, ни прокормиться, ни одеться, ни обуться. И в таком мире вести оппозиционную борьбу без средств невозможно. Это будет пустая затея. Поэтому финансы играют, к сожалению, большую роль. Америку не открою, если скажу, что бороться с режимом без денег совершенно невозможно. С другой стороны, власть имеет большие финансовые возможности для борьбы с оппозицией или подкупа некоторых ее членов.

Новости партнеров

Загрузка...