Клин клином вышибают, кризис — кризисом

\"\"

По Казахстану бродит призрак нового политического кризиса, Парламенту угрожает опасность


“Политический кризис, начавшийся в Казахстане в ноябре 2001 года с появлением движения ДВК, может усугубиться с принятием Земельного кодекса”, — пишет газета “Азат”. По мнению главного редактора издания Батырхана Даримбета, основная идея Кодекса – введение в республике частной собственности на землю, не поддерживается большей частью населения. Депутаты Мажилиса знали об этом давно. Именно поэтому Кодекс обсуждался в парламенте почти год. Но как бы депутаты не пытались протянуть время, под натиском правительства они были вынуждены поспешно одобрить его в последние два месяца, считает главный редактор газеты “Азат”.


\»Слабость Мажилиса заключается в том, что депутаты нижней палаты не смогли снять с повестки дня идею о введении частной собственности на землю\», — пишет он. Однако мажилисмены все же сумели внести ряд изменений по отдельным статьям проекта. Таким образом они попытались противостоять предложению правительства о массовой распродаже земли. Проект правительства, предложенный на обсуждение Сената, имеет теперь несколько измененный вид. “Это все, что мы могли сделать”, — признался председатель Мажилиса Жармахан Туякбай.


“То, что Мажилис не выступил сразу против проекта, а решил проявить своеобразную хитрость, не осталось не замеченным правительством. Правительство выступило довольно резко, не скрывало своих намерений о возможном давлении на депутатов. Ему не понравился проект Земельного кодекса, одобренный Мажилисом. Правительство дало понять, что не согласно с поправками по ряду ограничений, к примеру, относительно объема продаваемых земель, сохранения субаренды до 2007 года, о бесплатном предоставлении земли тем, кто сейчас на ней работает.


Сейчас у правительства только два пути. Первое – потребовать у Мажилиса вотум доверия правительству. В этом случае, если две трети депутатов выразят правительству недоверие, то правительство будет вынуждено уйти в отставку. А если две трети не поддержат данное предложение, то проект правительства будет принят без изменений, а Мажилис будет распущен.


Второй путь — проект, предложенный Мажилисом, претерпит изменения в Сенате и вновь возвратится в Мажилис для окончательного одобрения. После чего парламенту будут предложены необходимые для правительства изменения и дополнения. В конечном счете в Казахстане появится Земельный кодекс, устраивающий правительство по всем пунктам.


Первый путь довольно опасен для правительства, но чертовски привлекателен. Если Президент будет поддерживать во всем правительство и пообещает, что надавит на депутатов, то кабинет министров, не раздумывая, выберет именно этот путь.


Второй путь безопасен, но несколько затянут. К тому же требует взаимных споров, разборок, дискуссии, торга, уступок. Словом, второй путь – путь политической борьбы.


Если учесть, что идея о продаже земли во всю пропагандировалась со стороны Президента в течение всего года, то он наверняка поддержит правительство в данном вопросе. А значит, Парламенту угрожает опасность”, — пишет Батырхан Даримбет.


Автор также считает, что идея введения частной собственности на землю была придумана правительством для того, чтобы отвлечь внимание народа от политического кризиса, давшего о себе знать в ноябре 2001 года, в связи с появлением нового политического движения — “Демократический выбор Казахстана”. Однако скороспелая идея не спасла власть от кризиса, она только усугубила внутриполитическую ситуацию в стране и, похоже, привела к новому назревающему кризису, считает газета “Азат” (№18 (26), 7 мая 2003 года).


Время продавать железную дорогу?!


Как пишет газета “Алтын гасыр”, Казахстан как государство на грани исчезновения. И уничтожит его – нечто иное, как приватизация.


“Правительство вовсю ратует за продажу земли. Понятно, что такого рода обеспокоенность не имеет никакого отношения к простому народу, — пишет газета. — Правительство печется о благополучии власти. Что простой люд? Он верит государственным СМИ…Что же парламент? Он смотрит на правителя…\»


Вообще, когда-нибудь нас уничтожит приватизация. Смотрите сами, оказывается, дошла очередь и до железной дороги, которая является одним из источников питания экономики. Как заявляет депутат Мажилиса С. Алибаев, несколько новых вагонов стоимостью выше 25 тысяч американских долларов были проданы всего за 2600 долларов.


\»Кстати, поводом для “ограбления” железной дороги послужило решение премьер-министра И. Тасмагамбетова за №11-Р от 27 января 2003 года. Скажем прямо, мы ничего не поняли из предложения, записанного в документе: “Имущество “Казахстан темiр жолы”… распределять по оценочной стоимости”. После благословения премьера будут проданы 6500 вагонов и мини-вагонов, 691 товарный вагон, 700 цементоперевозок, а также “Железно-рудниковское вагоноремонтное депо” и ремонтная база №16 Екибастузского депо по эксплуатации вагонов.


Самое интересное, несмотря на то, что документы на тендер о продаже имущества “Казахстан темiр жолы” были утверждены 13 февраля 2003 года, объявления об этом появились в республиканской прессе уже 14 и 18 февраля. Таким образом, процедура продажи заняла, можно сказать, все десять дней…


Итак, приватизация железных дорог началась. Но что будет, если новые хозяева начнут распродавать все имеющиеся базы, как в свое время на селе продавали весь имеющийся скот? Скажем, начнут хозяева демонтировать тепловозы и отправлять их в Китай в качестве цветного лома? Что тогда?


Как бы то ни было, за желанием правительства распродать имущество национальной компании “Казахстан темiр жолы” кроется нечто большее и сложное. К тому же наверняка не случайно и назначение Ержана Утембаева, заместителя руководителя администрации президента, председателем совета директоров национальной компании “Казахстан темiр жолы”. За всем этим что-то кроется”, — пишет Куттыгерей Смадияр из Атырауской области в газете “Алтын гасыр” (№18 (061) от 02.05.2003 г.)


Что нам дал II медиа-форум?


Газета “Ак жол — Казакстан”, рассуждая о прошедшем в конце апреля медиа-форуме в Алматы и о роли независимой прессы в нашей республике, отмечает, что государственные СМИ, в особенности “Хабар”, не посчитали нужным освещать форум журналистов в том виде, в каком он, собственно, проходил. Государственные СМИ, как всегда, пытались показать все в розовом цвете.


К примеру, мало кто цитировал немецкого журналиста Лутца Клэвэмена:


Мне кажется, — сказал коллега из Германии, — что II медиа-форум намного отличается от первого. В прошлом году нам довелось увидеть дебаты между оппозицией и правительством. А в этом году чувствовался контроль сверху. В первый же день нам заявили, что “форум больше не будет обсуждать политические вопросы”. Тогда зачем же было давать такое громкое название данному мероприятию, называть его Форумом?” — удивляется Лутц Клэвэмен в газете “Ак жол — Казакстан”.


Журналисты все же были под давлением.


“Не хотелось бы, конечно, устами гостя говорить о своих же недостатках, но в плане контроля форум действительно проходил в “весьма прилежной” обстановке, — пишет Бабайбуркит, автор газеты “Ак жол — Казакстан”. — Понятно, что в первый день было яблоку негде упасть от всевозможных “секьюрити”, поскольку в форуме принимали участие глава государства, другие высокопоставленные зарубежные гости. Согласен. Но зачем же было проводить строжайший досмотр участников в остальные дни форума?! К примеру, автора этих строк дотошно проверяли перед заседанием “Журналисты под давлением”, несмотря на наличие аккредитации. Причем, рассматривая содержимое моего портфеля, заметили, нет ли там “запрещенных газет”. О какой независимой прессе можно говорить, когда на форуме журналистов их же и подвергают тщательной проверке?”.


Прямо на заседании журналист Андрей Свиридов подробно рассказал о том, как его тоже “пытали” перед входом:


“…Меня долго не пускали в это здание. Я принес 50 экземпляров нашей газеты (имеет в виду “СолДат”), но их у меня отобрали при входе. Что, вообще, может нам дать этот форум? Почему я об этом спрашиваю? В прошлом году, после окончания I медиа-форума, 16 июня при загадочных обстоятельствах скончалась дочь оппозиционной журналистки Лиры Байсеитовой. Потому что Байсеитова начала писать о “Казахгейте”, о зарубежных банковских счетах президента. Об этом не напишет ни одно издание, кроме нашей газеты. Совсем недавно был осужден Сергей Дуванов. А за два месяца до суда, за день до отъезда в Варшаву, он был зверски избит”.


Здесь стоит отметить, что несколько британских журналистов, участвовавших в форуме в прошлом году, отказались приехать сюда в этом году, в знак протеста ареста Сергея Дуванова. Среди них Тони Робинсон из “Файненшл Таймс”, генеральный секретарь международной конфедерации Эйдон Уайт, журналисты \»Би-Би-Си\» Тим Себастьян, Юрий Голигорский.


“Я еле зашла сегодня на форум, — сказала представитель фонда “Журналисты в беде” Розлана Таукина. – Владельцы наших изданий очень боятся власти. Из-за чего мы постепенно лишаемся отважных и смелых журналистов. К примеру, две статьи Дуванова были посвящены “Казахгейту”, после чего правительство осудило его на три года по сфабрикованному делу…”


В этот момент заглох микрофон, а потом пропало изображение на мониторе в коридоре. Голос Таукиной невозможно было услышать.


Председатель оргкомитета Евразийского медиа-форума Дарига Назарбаева:


“Розлана Таукина говорит, что ее не пустили на форум. Оргкомитет ставит жесткие требования по соблюдению мер безопасности. Но ничьи права здесь не ущемляются. Отмечу также, что тема “Казахсгейта” за последние пять лет постоянно поднимается на страницах зарубежных изданий. В “Казахгейте” задействованы ряд лиц крупных американских нефтяных компаний. Но почему- то о них всегда умалчивают. И всю грязь льют только на лидера нашего государства. Я не чужой человек в казахстанской журналистике. Причисляю себя к их коллегам. Поэтому считаю, что наши разногласия решит Закон \»О СМИ\». Кстати, почему мои оппоненты не захотели участвовать в Конгрессе журналистов в Туркестане и не подняли там вопрос о Дуванове? В тот момент ничего не сказали. А “СолДат” я не читаю. Это сохранит мое здоровье…”


Спикер семинара по теме “Журналисты под давлением”, президент фонда “Адiл соз” Тамара Калеева попыталась рассказать более широко об оппозиционной прессе.


“После I медиа-форума у нас практически не осталось оппозиционных телекомпаний. Сегодня имеется всего три оппозиционных издания. В 37-м году корректоров могли отправить в Сибирь, на Колыму за малейшую ошибку. К счастью, у нас таких признаков нет, но осуждение Дуванова, не что иное, как репрессия. Его адвокаты имеют неоспоримые доказательства того, что он был осужден по политическим мотивам. В Конституции отмечено, что у нас не существует цензуры. Однако нам запрещают писать статьи об ошибках руководства страны. Режим личности власти — это печальное явление. Демократия – это не начало пути, как сказал Президент. Демократия – это конечная цель пути. Как же мы дойдем до своей цели, если разрушим взаимоотношения со СМИ. На журналистов оказывается давление, как со стороны прокуратуры, судов, так и преступных группировок, хулиганов. К примеру, в Чимкенте был избит редактор газеты “Акикат”. Преступники увезли другого журналиста, пытали его, а когда поняли, что обознались, его привезли обратно в редакцию и ждали того, кто им был нужен. Наше правительство допускает это, практически год за годом уничтожает СМИ. Теперь вот Е. Ертысбаев заявляет, что журналисты малограмотны, их можно купить. Я считаю, что Форум должен был работать по-другому”, — пишет автор газеты “Ак жол — Казакстан” (№18 (39), 01.05.03.).

Новости партнеров

Загрузка...