На службе у государства

Учеба аппарата Мажилиса парламента РК

Как уже сообщалось пресс-службой аппарата Мажилиса, 12 мая перед работниками аппарата этой Палаты выступил председатель республиканского агентства по делам госслужбы Заутбек Турисбеков. В своем докладе он рассказал об основных механизмах защиты прав государственных служащих в сфере социального обеспечения и прохождения государственной службы.


Пресс-служба аппарата Мажилиса представляет стенограмму данной встречи в Мажилисе:


(Вел заседание заместитель руководителя Аппарата Мажилиса Парламента Республики Казахстан ОСИПОВ В.И.)


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Уважаемые коллеги! Где-то две недели тому назад у нас открылись курсы по повышению квалификации Аппарата, эта переподготовка и повышение квалификации в рамках Агентства по делам государственной службы Республики Казахстан. Пока занятия идут интенсивно, срывов не было. Институт усовершенствования оперативно решает вопросы и по тематике, и по лекторам. Сегодня к нам с любезностью прибыл председатель Агентства по делам государственной службы Республики Казахстан Турисбеков Заутбек Каусбекович. Заке, Вам слово, Вы можете занять где-то полтора часа, чуть-чуть времени оставите на вопросы.


ТУРИСБЕКОВ З.К. Здравствуйте, уважаемые дамы и господа! Мы тогда, наверное, построим нашу беседу так, если вы примете, где-то за час я изложу всю ту работу, которую проводит Агентство по делам государственной службы, потом оставим время на вопросы и ответы.


Агентство по делам государственной службы, как вы помните, было создано четыре с половиной года тому назад, это агентство непосредственно подотчетно и подчинено Президенту страны. Закон \»О государственной службе\» был принят в 2000 году и действует с 1 января 2000 года, уже три с лишним года. Был изучен мировой опыт. Как вы знаете, в мире есть страны, где существует карьерная система государственной службы (это Германия, Япония), есть страны, где существует позиционная, конкурсная система (это Великобритания, Соединенные Штаты Америки). Казахстанская модель вначале была основана на позиционности, конкурсности, и в 1997 году была утверждена программа, где было заложено постепенное, поэтапное реформирование государственной службы, в том числе переход этой службы частично на карьерную систему.


Тот опыт, который мы сегодня наработали, это очень важный опыт. Я сразу хотел бы сказать вам, что в начале года мы были в России, в Уральской академии государственной службы. Как вы помните, на базе Свердловской высшей партийной школы создана академия с мощнейшим научным потенциалом. Я выступал в Российской академии государственной службы перед учеными России и на парламентском слушании Государственной Думы России, где докладывал, и мы обменивались опытом. Хочу сказать, что россияне очень заинтересованы сегодня в том, чтобы позаимствовать опыт нашей республики, потому что всем постсоветском пространстве пока такой структуры нет. Попытки сегодня делают Россия и Кыргызстан.


Теперь хотелось бы дать вам разъяснения по поводу конкурсности, потому что есть много различных мнений и суждений. За эти три с лишним года было 153 тысячи претендентов на государственную службу. Для того чтобы вы сопоставили, у нас сегодня 78 тысяч должностей государственной службы. Речь идет об административной госслужбе. В том числе реально работают 70 тысяч. 8 тысяч всегда находятся в пределах вакансий. Из 163 тысяч на государственную службу зачислено 60 тысяч человек. Это более 80 процентов государственных служащих, работающих сегодня на госслужбе. Они практически прошли конкурсные процедуры.


Что касается конкурсов, конечно, не всегда международный опыт один к одному подходит к Казахстану, потому что у каждого народа существует менталитет. К примеру, у тех же американцев и великобританцев не возникает тех вопросов, которые возникают у нас. Я хотел бы вам напомнить, что два года назад у нас был институт временно исполняющих обязанности. В тот период, когда мы переходили на позиционность, назначение шло временно исполняющих обязанности, которые работали три месяца. Затем шло объявление на это вакантное место, и после этого объявления проводился конкурс.


Мы провели анализ. Естественно, было очень много жалоб со стороны государственных служащих на то, что конкурсы проходят не открыто, идет лоббирование определенных лиц и так далее. Это все естественно. Так вот, этот анализ показал, что 82 процента государственных служащих, которые работали временно исполняющими обязанности, когда проводился конкурс, практически занимали места. Почему? Потому что ментальность наша такова: три месяца человек работает в этом месте, быстро привыкает к коллективу, коллектив привыкает к нему, и потом, когда проходит конкурс (от добра добра не ищут) в основном все принимают решение, что нужно оставить именно этого человека, плюс, естественно, здесь был протекционизм со стороны министерств и ведомств.


Многие наши государственные служащие, которые не проходили этот конкурс, считали, что нет объективности, естественно, затрачивали большие деньги на то, чтобы приехать сюда, жить в гостиницах, питаться и так далее. Тогда мы подсчитали, что это все стоит приблизительно около 12-13 тысяч тенге.


Институт временного исполнения мы упразднили, но, тем не менее, дальше мы встретились с такой проблемой, что в любом случае идет лоббирование со стороны наших государственных руководителей, комиссий. Мы провели интересную аналитику, что часто, к примеру, заведующие отделом данного министерства не принимали участия в конкурсе начальника управления, что нелогично. Правильно? Это следующая вышестоящая должность. И когда мы общались с этими людьми, спрашивали: почему так? Ответ был очень прост. Говорили: мы, во-первых, знаем, что уже туда определили человека, и если сейчас я начну принимать участие, естественно, с кем-то из членов этой конкурсной комиссии мы не в хороших отношениях, будут специальные вопросы на засыпку, и завтра я не только начальником управления и начальником отдела не смогу работать. И самое интересное, что когда мы затем задавали вопросы за рубежом: как у вас, принимаете участие, и сколько раз принимают участие государственные служащие в этих конкурсах, там нас просто не понимали, потому что сколько раз объявляются конкурсы, столько раз человек имеет право принимать участие, никто за этим не прослеживает. Мы провели очень много встреч в регионах. Я сам лично ездил, встречался и сегодня встречаюсь во всех министерствах, ведомствах. Кстати говоря, вы попросили не меня, а любого работника Агентства по делам государственной службы, но пришел специально я для того, чтобы пообщаться с вами, потому что все вопросы, которые задает аудитория, это проблемные вопросы, вокруг которых нам необходимо дальше совершенствовать наше законодательство, потому что то, что мы сделали сегодня, это, конечно, большой шаг, тем не менее нам еще предстоит много реформировать нашу государственную службу. Поэтому все те изменения, которые были внесены, а как помните вы, мы только в Парламенте обсуждали проблемы эти около восьми месяцев на рабочих группах и на заседаниях. Поэтому все те изменения, которые сегодня внесены, они по большому счету, конечно, взвешенные изменения.


Что касается карьерности, то мы изучали опыт наших европейских стран, где сочетаются карьерная система и конкурсная система, но это сделано на подобии, потому что каждая страна должна учитывать свои традиции, ментальность своего народа. Поэтому опять таки чисто европейский метод переносить к нам тоже, наверное, невозможно. Как сказал кто-то из великих, что лучшие законы, это те, которые приближены к традициям народа. Поэтому и мы тоже здесь отрабатывали все эти варианты и пришли к выводу, что конкурсность в общем-то должна обязательно оставаться, потому что это новые подходы, это новая форма работы, равный доступ к государственной службе. Поэтому, в принципе, сегодня в нашем законодательстве после тех изменений, которые мы внесли, конкурсность у нас осталась. Конкурсность осталась для всех, кто хочет стать госслужащим. Конкурс остался для тех, кто ушел с государственной службы и вновь хочет прийти на государственную службу. Конкурс может объявить любой руководитель госоргана на любую государственную должность, если у него нет кандидатур, соответствующих данной должности. Карьерный подход сегодня позволяет двигаться по карьере только государственным служащим, которых всего, как я назвал, 70 тысяч человек. Поэтому само передвижение… Иногда некоторые говорят, опять вернулись к тому, откуда начинали, якобы к тем прошлым временам.


Я вам откровенно скажу, что те прошлые времена я знаю тоже не понаслышке. Я работал первым секретарем райкома партии, председателем райисполкома, вторым секретарем райкома партии 14 лет. Поэтому знаю все эти кадровые подходы, как мы в партии все эти вопросы решали, поэтому ничего схожего даже и в помине нет.


О чем идет речь? Речь идет о том, что сегодня разработаны типовые квалификационные требования. Причем если они и раньше были, то мы усилили эти квалификационные требования в связи с тем, что мы перешли внутри государственной службы на карьерную систему. По типовым квалификационным требованиям четко расписано, какие параметры должны иметь соответствующий госслужащий, приходя на эту должность. На базе типовых квалификационных требований проведена огромная работа. Эту работу проводили наши кадровые службы. 78 тысяч должностей сегодня расписаны полностью по индивидуальным квалификационным требованиям. Это огромные талмуды, подписанные министрами и согласованные с нами. Один экземпляр находится в министерстве, второй экземпляр находится у нас. Там все расписано, какое образование должно быть, какой стаж работы должен быть и так далее. Пора старым типовым квалификационным требованиям… Наш принцип был таков, что в конкурсе мог участвовать государственный служащий, который имел трехлетний стаж работы любой госслужбы, к примеру, ведущим специалистом мог проработать три года и мог претендовать на директора департамента. Это ненормальное явление. Правильно? С ведущего специалиста сразу в директора департамента. В принципе, наши типовые квалификационные требования давали такую возможность. Нынешние типовые квалификационные требования такой возможности не дают. Чтобы не отрывать ваше внимание, всего лишь один пример. Чтобы стать директором департамента по нынешним типовым квалификационным требованиям необходимо либо год отработать на предыдущей работе — это заместитель директора департамента, либо три года отработать на руководящей работе — это начальником отдела или начальником управления, или в сумме взятой — начальник управления и начальник отдела. Если вы имеете такой стаж и плюс соответствуете по своему образованию, только тогда вы можете претендовать на эту должность. Кстати, в течение двух недель действия нашего законодательства у нас уже 31 человек не получили подтверждение Агентства по делам госслужбы по этим квалификационным требованиям. Руководители, естественно, возмущаются, но мы им говорим, эти индивидуальные квалификационные требования разработаны не нами, а вами разработаны. Они имеют право вносить изменения только лишь через год.


Мы отработали и защиту государственного служащего в этой процедуре. Руководитель государственного органа не может передвинуть государственного служащего, если государственный служащий не дает на это согласие, а согласие должно быть письменным.


Первая процедура — это должно быть согласие государственного служащего на переход с одной должности на другую, причем это может быть и на повышение, и на понижение, и в сторону, и так далее. Никаких в этом отношении проблем нет. После того, как письменное заявление государственный служащий дает, следующая процедура — это согласие госслужбы, нашего агентства и наших подразделений на соответствие его индивидуальным квалификационным требованиям. Если эти два параметра соответствуют, тогда государственный служащий передвигается с одной должности на другую. Это все сделано для того, чтобы защищать нашу государственную службу.


Во-вторых, вырабатывать профессионализм и преданность государственной службе. Как я вам назвал уже, смена произошла очень мощная. Кстати, в связи с переездом из Алматы в Астану, как вы помните, 30-40 процентов всего лишь госслужащих переехало сюда, причем в основном переехала молодежь до 35 лет. У нас пять лет тому назад средний возраст был очень низкий в наших центральных аппаратах. Сегодня он вырос уже до 37-38 лет, а два года тому назад он был очень низкий. Это все преимущества.


Недавно у нас были наши коллеги с Украины, это ученые Академии госслужбы Украины, Белоруссии, Узбекистана. Они вообще были в шоке. Они говорят, какая молодежь, грамотная, профессиональная, все владеют компьютерами. Мы говорим о том, что мы хотим перейти на электронное Правительство, а они говорят, что у нас вообще такой возможности нет. Когда я показывал нашу информационную систему управления кадрами, которая сегодня создана при Агентстве по делам госслужбы, где имеется 6 программ и где вбита полная информация по всем государственным служащим, полная информация по всем госорганам, вся правовая база там существует, все вакансии по госорганам там можно найти. Они были, откровенно говоря, удивлены. Когда мы им показали, что у нас в 16 регионах находятся классы тестирования и 17-ый класс — это наш центральный, и что мы тестируем сегодня всех государственных служащих на знание законов и, причем все это делается в режиме реального времени методом случайных чисел, и что задание идет с центра в регионы. Там сдают экзамены, ответы обрабатывают в центре и опять возвращают в буквально самое короткое время. Результатами, ответами они тоже были поражены. Все это сделано для того, чтобы мы имели возможность сегодня поднять и правовой всеобуч наших государственных служащих.


На этом я хотел бы закончить наше первое, очень существенное изменение, которое нам позволит в ближайшее время поднять профессионализм наших государственных служащих, обучить наших государственных служащих и иметь хороших, грамотных специалистов, преданных государственной службе, наших специалистов.


Второе изменение, это тоже произошло по предложениям наших государственных служащих, это защита государственных служащих. В прошлом законодательстве была такая норма, после реорганизации государственного органа все государственные служащие, которые не имели трехлетнего стажа работы, им не предоставлялось место в государственных органах. Их освобождали. У нас даже такой казус произошел, как вы помните, мы два года набирали по 50 человек на государственную службу в центральные органы из числа отличников окончивших наши казахстанские ВУЗы. Так вот реорганизация прошлого года выкинуло за борт этот набор и нам пришлось вмешаться в эту ситуацию.


Мы внесли изменения. Изменения такого характера. Пожалуйста, проводите любые реорганизации, имеется в виду Правительство, но все государственные служащие, которые работают в этом государственном органе, несмотря на стаж его работы, должны быть обеспечены соответствующей работой в соответствии с его квалификационными требованиями. В случае, если государственный служащий не согласен занять это место, тог тогда у кого есть трехлетний стаж, тот получает четыре оклада, а у кого нет этого стажа, он получает один оклад. Вот суть этого изменения.


Следующее изменение по отпускам. Этот вопрос всегда звучал в любой аудитории, как первый. Дело в том, что ни политические государственные служащие, ни административные государственные служащие не имели возможности получить отпуск по несколько лет, по два-три года. В связи с тем, что по нашему законодательству было необходимо отрабатывать 12 месяцев в должности, затем получать отпуск уже по графику. В случае, если вы меняете место работы в той же государственной службе, то вам снова необходимо 12 месяцев отработать, и только после этого получить свой отпуск.


Наш анализ показал, что наши ведущие, главные специалисты, даже начальники отделов, в среднем работают полгода в должности. Кто-то даже нам предлагал, говорил, что у нас текучесть огромная, надо стабилизировать и так далее. Мы посмотрели опыт Японии, там наоборот стимулирует этот процесс на низовых должностях. Там работают ведущие специалисты по три месяца в каждой должности и оправдывают они это тем, что ведущий специалист должен осваивать широкий спектр должностей. Причем он, в связи с карьерным ростом, должен все-таки определиться в каком департаменте, в каком министерстве ему интересней двигать и делать карьеру. Поэтому полгода движение низовых должностей, это нормальное явление, но ненормальным оказалось, то, что эти государственные служащие не могли получить отпуска. Либо политические государственные служащие переходят с одной должности на другую, он не имеет право получать отпуска до 12 месяцев. Поэтому было внесено изменение и сегодня по нынешнему законодательству государственные служащие впервые приходящие на государственную службу, он должен отработать 12 месяцев, затем если вы не покидаете государственную службу, то тогда вы имеете право получать отпуск по графику. Здесь, конечно, одна проблема существует связанная с двумя нашими лечебными пособиями, мы в Министерстве финансов очень долго вокруг этой проблемы обсуждали. Но мы договорились так, что каждый руководитель государственного органа должен сам регулировать этот процесс. Если, к примеру, он кого-то хочет взять, с какого-то государственного органа к себе, он должен выяснять, во-первых, сколько месяцев отработал этот государственный служащий в том государственном органе, получил ли он отпуск в том государственном органе и, естественно, лечебное пособие. Если он уже получил, то тогда в этом государственном органе он не будет получать лечебных пособий. Тем самым вопрос мы оставили для регуляции руководителя государственного органа.


Еще одна проблема, которая тоже волновала и волнует, кстати говоря, нас, как руководителей государственного агентства по делам государственной службы, это выход на пенсию государственных служащих. За последние 10 лет, к сожалению, спектр образования сузился, все стали экономистами международниками, все подряд юристы и на многие специальности те, которые записаны в индивидуальных квалификационных требованиях, даже нет специалистов. Поэтому возникали проблемы по поводу того, что нет специалиста, а государственный служащий уже практически выходит на пенсию, например, в 63 года — мужчина и в 58 лет — женщина. Наше законодательство должно было отрегулировать этот процесс.


Сейчас по новым изменениям вы должны четко знать, что достигшие предельного пенсионного возраста… Мы называем его предельным пенсионным возрастом, потому что у нас есть, как вы знаете, и женщины, имеющие пятерых детей, раньше выходят на пенсию, либо военнослужащие выходят раньше на пенсию. Как только достигает вот этот предельный возраст, по обоюдному согласию составляется прямой договор на один год, но должен быть согласен как государственный служащий, так и руководитель государственного органа. В случае, если одна из сторон не согласна, тогда этот прямой договор подписать будет невозможно. Предусмотрена пролонгация, как только год кончается, если есть еще такая необходимость, можно до бесконечности эту процедуру проводить. Естественно, это не бесконечно. Это связано с тем, что если уже готовый какой-то специалист будет по этому образованию, по этим квалификационным требованиям подходить, тогда его примут, либо если здоровье государственного служащего, который за пределы уже к 63 годам, то этот государственный служащий тоже уйдет с государственной службы.


Мы сейчас ведем анализ, получаем всю информацию, сколько у нас таких государственных служащих на государственной службе, и в ближайшее время эта информация будет. Есть очень существенный процент таких государственных служащих, причем сейчас есть много таких пенсионеров, которые здоровы, опытны, и я думаю, это нормальное явление, если мы будем использовать опыт и знания таких наших старших товарищей.


Еще одна очень щепетильная проблема, связанная со стажем работы. Вы знаете, что стаж сегодня очень существенно влияет. В первую очередь стаж необходим для того, чтобы делать себе карьеру. Во-вторых, стаж очень необходим для заработной платы. Поэтому у государственных служащих возникало очень много вопросов по поводу спецпроверок. Иногда бывают такие факты, когда наши спецпроверки тянутся до года, полугода, и государственному служащему, который работает на государственной службе, не засчитывается этот период. По большому счету это же не по его вине идет. Органы по отдельным нашим государственным служащим быстро не могут провести спецпроверку, потому что это связано с тем, что многие родители работали в бывшем Советском Союзе, и очень сложно взять из стран СНГ определенную информацию. Поэтому все это дело затягивается. Плюс еще огромный поток, естественно, был, потому что спецпроверку должны были пройти все государственные служащие без исключения, даже те, кто уже работал на государственной службе. Поэтому мы внесли соответствующие изменения, и теперь спецпроверка входит в стаж государственной службы. Вот те изменения, которые мы на этом этапе понесли.


Теперь позвольте мне остановиться на трех очень важных проблемах, над которыми работает сегодня Агентство по делам государственной службы. Три проблемы.


Первая проблема — это поднять престиж государственной службы. Во всем цивилизованном мире престиж государственной службы очень высок.


Вторая проблема — это обучение государственных служащих.


Третья проблема — борьба с мелкой взяткой, по-иному ее называют административной коррупцией.


Первая проблема — престиж государственной службы. Когда нас сегодня начинают сопоставлять с центрально-азиатским регионом, то мы оказываемся не правы, потому что реформа в Казахстане или реформы в Казахстане давным-давно шагнули вперед. Сегодня мы не можем себя сопоставлять ни с одной страной СНГ, потому что либерализация цен произошла, у нас сегодня электроэнергия стоит столько, сколько она стоит, вода стоит столько, сколько стоит, тепло — столько, сколько стоит, газ — точно так же. Поэтому сегодня речь идет о стоимости жизни. Особенно для государственных служащих это важно, потому что по законодательству государственный служащий не имеет права заниматься иной оплачиваемой деятельностью, кроме лекционной и научной работы. Учитель, пожалуйста, вправе заниматься, дополнительный заработок иметь. Медик вправе иметь дополнительный заработок. А государственный служащий должен жить только лишь на ту заработную плату, которую ему дает государство. Поэтому, естественно, его заработная плата и расходы на жизнь должны быть как-то сопоставимы.


Мы делали специальный опрос наших государственных служащих, анализировали всю заработную плату и пришли к выводу, что у нас в стране нет политики оплаты труда. У нас заработная плата частного сектора сама по себе, госслужбы — сама по себе, в нацкомпаниях, РГП — сама по себе. Поэтому было принято решение создать рабочую группу и специальный отдел при Министерстве экономики и бюджетного планирования. Эта рабочая группа очень интенсивно работала, и я только сейчас пришел с бюджетной комиссии, которую проводит Премьер-министр страны, где мы докладывали новые подходы к заработной плате государственных служащих. Так вот, политики оплаты труда, как я вам сказал, не существует. Плюс мы выявили вообще в целом неправильные подходы. Дело в том, что единая система оплаты труда. И у нас везде во всех министерствах и ведомствах заработная плата одной категории работников службы одинаковая. Я имею в виду, начальники отделов все получают заработную плату, начальники управления получают одинаковую заработную плату, начальники департаментов во всех министерствах, ведомствах получают одинаковую заработную плату, несмотря на то, что разные нагрузки.


Теперь. Во всех регионах у нас заработная плата единая, что в Шымкенте, что в Астане, что в Атырау, хотя стоимость жизни в Шымкенте, Астане, Атырау совсем разная, и мы это все подсчитали, прежде чем поднимать эту проблему. Поэтому мы начали изучать опыт. Когда говорят: у нас самая высокая заработная плата, а, к примеру, в Узбекистане, Таджикистане, Туркмении, вообще низкая заработная плата, тогда мы этим людям говорим, что в этих странах регулируемые цены. Я был неоднократно в Туркмении, там, если вы не выходите за пределы нормативов, (газ, свет, тепло, остальное) все это бесплатно, поэтому, естественно, нагрузки на заработную плату у данного гражданина нет. Поэтому мы посчитали, что должны сегодня свою заработную плату сопоставлять уже не с центральноазиатским регионом, а с восточными странами.


Я в конце прошлого года выезжал специально с группой для того, что изучить заработную плату наших восточных стран: Польши и Венгрии. Кстати, самая продвинутая Венгрия. Заработная плата самого младшего ведущего специалиста в Венгрии 450 долларов. Политические госслужащие получают 2-3 тысячи долларов, причем первый руководитель получает представительские расходы. К примеру, аким (я говорю \»аким\», чтобы было понятно) 11-го района города Будапешта получает представительские расходы 1200 долларов.


Так вот, мы на рабочей группе сделали соответствующие предложения, что нам необходимо повышать заработную плату государственных служащих. Почему? Потому что мы еще изучили опыт Малайзии. Кстати, Малайзия очень существенно продвинулась в этих вопросах за последние 20 лет. Мелкая взятка практически ликвидирована.


Для того чтобы решить эту проблему, они решили три вещи. Первое. Разработали стандарты государственных услуг. Второе — кодекс этики государственных служащих. Третье — повысили заработную плату государственным служащим, установили жесткий контроль со стороны населения за госслужащими, и практически мелкой взятки нет. Кстати, мелкую взятку они за коррупцию не принимают. У них понимание коррупции другое. И вообще в мире тоже воспринимается политическая коррупция по-разному. Административная коррупция это мелкая взятка, и природа иная. Поэтому по вопросам заработной платы мы уже два года ведем эксперимент (в этом году, я думаю, мы будем подытоживать), это факторно-бальной оценки должностей. Эта система действует в Европе уже с 1920 года, но в одних странах она более продвинута, в других — менее. Но факторно-бальная оценка должностей она заключается вот в чем. Оценивается не человек, тот, который работает, а оценивается сама должность. К этой должности мы отработали свой казахстанский вариант, который содержит восемь факторов. В эти восемь факторов входит в том числе владение компьютерами, владение иностранным языком, владение государственным языком. Этот подход в общем-то опять таки одобряется нашими государственными служащими.


Это очень рутинная большая работа, тем не менее мы ее будем проводить, когда оценивается сама должность, потом уже к этой должности примеривается государственный служащий. Если он не соответствует по каким-то параметрам, то там, в одной и той же должности есть три уровня оплаты труда. К примеру, человек пришел на работу. Восемь факторов. Он не соответствует двум факторам. Тогда он получает нижнюю планку зарплаты. Затем он изучает, набирается опыта, соответствует семи факторам. Значит, он получает среднюю, следующую ступень зарплаты. Когда он полностью соответствует всем восьми параметрам данной должности, он получает высшую заработную плату в данной должности. Кстати говоря, это с одной стороны позволяет нашим государственным служащим не прыгать с места на место, потому что многие государственные служащие идут вверх во имя того, чтобы поднять свою заработную плату, потому что чем выше, тем выше заработная плата. В этом случае дается возможность госслужащему в одной и той же должности повышать свою квалификацию и соответствовать этой должности. Естественно, более квалифицированный государственный служащий будет выполнять эту работу намного качественней, и, соответственно, будет получать заработную плату намного выше, чем тот, который пришел только на государственную службу, потому что по жизни так же. Кто-то работает десять лет в этой должности, пришел молодой человек, только начинает эту работу, и единственное чем мы отличаемся друг от друга, тем, что я получаю надбавку за стаж работы, все, в другом мы одинаковы. Это же по большому счету неправильно. Потому что ту работу, которую он будет выполнять целый день, я ее, может, выполню за полчаса. Поэтому этот поход в общем-то оправдывает. Тогда действительно оплата идет конкретно по труду. Опять говорю, что это очень сложная работа, потому что оценка каждой должности субъективна.


Когда мы начали работу по обследованию, вышел курьез. К примеру, задают вопрос директорам департаментов, начальникам управления: \»Чем вы занимаетесь для того, чтобы факторы отработать?\». 60 процентов отвечали, контролирую. Почему оттуда у нас возникла другая проблема, что мы должны через факторно-бальную оценку должностей сделать функциональный анализ и через функциональный анализ всех должностей сделать оптимизацию на государственной службе. Вы посмотрите, что творится на госслужбе. Министр, замминистр, директор департамента, замдиректора департамента, начальник управления, замначальника управления, начальник отдела. Семь уровней управления. Причем когда ты даешь документ директору департамента, то этот документ обязательно спуститься до ведущего специалиста. Ведущий специалист будет делать эту болванку. Затем каждый руководитель обязательно норовит что-то там поменять, потому что если не поменяет, что он за руководитель. Получается, что этот документ идет по всем ступеням наших управленцев. Тем самым все становится забюрократизировано. Поэтому мы дали предложение и сейчас в новом реестре, который будет утвержден, мы предложили убрать должность замначальника управления, потому что она где-то по статусу соответствует должности начальника отдела.


Поэтому дальше оптимизацию мы предлагаем так. Я вернусь немного к системе формирования бюджетов министерств. Вы смотрите, что у нас творится. Министерство финансов бюджет данного госоргана формирует вот по какому принципу. Есть 18 нормативов. Эти нормативы от 50 тысяч на одного государственного служащего до 1 миллиона 900 тысяч. Теперь то, что какое министерство попадет в какой норматив, это зависит от политического веса государственного руководителя. Поняли меня, да? Моя задача — попасть как можно выше в норматив. Затем перемножается на штатную численность. Чем больше штатная численность, тем больше денег я получаю. Поэтому руководитель госоргана сегодня заинтересован не в оптимизации, он заинтересован в том, чтобы были штаты как можно больше и норматив как можно выше, тогда все это перемножаю, все это попадает ко мне в госорган. Затем я уже составляю структуру, я уже определяю, сколько мне на автомашину, на телефон, на командировки и так далее. Поэтому мы предложение дали, что надо уходить от этих нормативов, и сегодня все это уже отработано, чтобы был один единый норматив для всех государственных органов. Коэффициент — это другое дело, а норматив должен быть один.


Мы предложили и предлагаем в будущем бюджетном году 2004, мы уже в ближайшее время приступаем, предлагаем, чтобы на бюджетной комиссии министр обязательно защитил свою структуру и численность. Доказал, что ему нужна именно такая структура и такая-то численность. Почему? Потому что очень много дублирований в министерствах и ведомствах. Примеры приводить я не буду, вы прекрасно знаете, что сегодня идет борьба между отдельными министерствами за влияние и так далее, идет дублирование одних и тех же функций. Если, к примеру, министр будет защищать на республиканской бюджетной комиссии, тогда он не сможет создать такие структуры, которые бы дублировали структуры другого министерства. Это первое.


Второе. По численности он тоже должен доказать, что именно такое количество людей ему необходимо для выполнения тех функций, которые сегодня Правительство ему дает. Тем самым мы могли создать оптимальную структуру, оптимальное количество бюджетных средств для данного госоргана.


Следующий шаг. Как вы помните, в 2001 году был Указ Президента, кстати говоря, такой нормы больше нигде нет, и на пространстве СНГ, и в Европе тоже (они положительно оценили это), когда бюджет может быть сэкономлен. Если раньше, к примеру, руководитель госорганов имел право только сэкономленные средства фонда оплаты труда направлять на премирование, то данным Указом и постановлением в последующем Правительства дана возможность сэкономленные средства направлять на 55-процентную надбавку к заработной плате, на премирование и на материальное поощрение. Это мощный фактор. Мы подводили итоги прошлого года — по отдельным министерствам и ведомствам премии составляют 50-60 процентов, это очень существенно. Поэтому мы думаем, что те изменения, которые сегодня будут внесены нашей рабочей группой, которая работает над реформированием оплаты труда, эти изменения должны быть внедрены буквально в самое ближайшее время и тогда оплата труда должна быть реальной за реальный труд. Тогда будут стимулы соответствующие любого государственного служащего.


Кроме оплаты труда должна быть социальная защита государственных служащих. Почему я так много говорил об оплате труда? Потому что сегодня идет мощная конкуренция между нашей государственной службой и другой сферой экономики. Не секрет, что сегодня любая национальная компания на выбор берет лучших представителей государственных служащих, дает ему заработную плату в 3-5 раз выше и эти наши госслужащие, которые обучались на госслужбе, которые получали здесь опыт и должны были работать на эту государственную службу, сегодня трудятся в национальных компаниях. Конечно, это не национальная компания Америки, это Казахстана, тем не менее, мы как ведомство должны заботиться в первую очередь о государственной службе Казахстана. Все эти вопросы, естественно, нами должны быть правильно поняты. Почему? Потому что все государственные служащие находятся у власти. В крайнем случае, еще существует телефонное право. Поэтому эти люди имеют какую-то возможность по сравнению с тем же пенсионером, имеет возможность коррумпироваться, имеет возможность через власть добывать определенные деньги. Если сегодня государственный служащий, которому закон не дает право заниматься иной деятельностью, перед ним стоит вопрос: что делать? Как компенсировать? Поэтому мы думаем, что общество должно понять. Если общество хочет, чтобы на государственной службе были люди профессионалы, то тогда необходимо видимо поднимать заработную плату до соответствующего уровня и затем устанавливать жесткий контроль за государственными служащими. Если мы этого не сделаем, то тогда нами будет руководить либо посредственность, которая согласится, так сказать, на такую заработную плату работать, лишь бы работать, либо тогда государственные служащие будут часть из них коррумпироваться. Поэтому есть еще плюс — социальный блок защиты за рубежом. Что относится к социальному блоку защиты? Первое, это жилье.


Вы знаете о том, что мы уже два с лишним года занимаемся проблемами обеспечения жилья передислоцированных государственных служащих. Причем у нас принцип открытости. Никаких проблем нет, любой государственный служащий может прийти посмотреть список, где-то доказывать свое место в этом списке, идут открытые списки. Уже мы сегодня ставим задачу в 2004 году закончить с обеспечение государственных служащих, те, кто был передислоцирован.


Речь идет о других государственных служащих, которые сегодня без квартир. В мире существует нормальная практика ипотеки жилья, и мы ее сейчас отрабатываем. Думаю, что пилотный вариант сделаем в 2004 году. Здесь в чем, так сказать, суть? В том, что 50 процентов оплачивает государство из бюджета, 50 процентов выплачивает сам государственный служащий в рассрочку на 10, либо на 15 лет под низкие проценты. Причем, если государственный служащий остается на государственной службе, то тогда он выплачивает всего лишь 50 процентов. Если он ушел с государственной службы, то тогда он выплачивает все 100 процентов. Это классика. Я думаю, ничего лишнего придумывать не надо, мы пойдем по этому пути. Плюс по нашему законодательству. Вы знаете, государственные служащие обеспечиваются медицинским обслуживание, причем не только сами, плюс супруга и члены семьи, проживающие вместе с ним.


К великому сожалению, это норма закона сегодня пока до конца не работает. В регионах она еще не реализована и мы сейчас работаем над тем, чтобы все 70 тысяч государственных служащих получали соответствующее медицинское обслуживание. За рубежом это называется скрытой формой оплаты труда, потому что на это, естественно, затрачивается тоже заработная плата.


Мы подняли проблему бонусов. В Малайзии работа такая ведется. Речь идет о том, что, когда большой процент прироста ВВП, к нему прямое отношение имеют государственные служащие, к концу года, как раньше было тринадцатая заработная плата, это бонус к концу года. В зависимости еще от прироста ВВП. Есть прирост ВВП, есть бонус. Нет прироста ВВП, естественно, нет никакого бонуса. Эти все формы, к примеру, в Малайзии, если вы хорошо работаете, добросовестно работаете на государственной службе, то тогда через три года вы получаете вместе с супругой бесплатную путевку на отдых, к примеру, на море, либо где-то в санаториях. Если вы 10 лет добросовестно трудитесь, то тогда вас бесплатно отправляют, мусульманина в Мекку, либо если вы отработали на государственной службе добросовестно и вышли на пенсию, то тогда вам дают беспроцентный кредит для того, чтобы вы могли открыть свое собственное дело, либо купить себе жилье. Такие факторы и держат государственных служащих за рубежом в определенных рамках. Им есть что терять. Поэтому если мы сделаем нашу службу престижной, и туда придут лучшие из лучших, и они будут трудиться на благо своего народа, и каждый день думать о том, что как бы мне не потерять это место в государственной службе, то тогда, естественно, никаких лишних движений и шагов наши государственные служащие делать не будут.


Поэтому следующий вопрос, за рубежом он называется кодексом этики, а у нас правила служебной этики. Они утверждены в прошлом году с дополнениями, и мы уже в первом квартале этого года эту практику начали внедрять и имеем результаты. Это новый институт жалоб. В чем заключается старый институт жалоб? Все пишут Президенту страны, плюс копию отправляют в десять учреждений. Я как бывший заместитель руководителя Администрации Президента занимался этими проблемами, естественно, Администрация Президента не может рассмотреть десятки, сотни тысяч писем, идет определенная отборка, все остальное направляется в область, с области в районы. Как бывший аким области могу подтвердить, что эти письма мы распределяли в районы, и короче говоря, ответ дает человек, на которого написали. В чем смысл?


Знаете, есть такие профессионалы, которые по десять, пятнадцать, тридцать лет, ядреные жалобщики. Он приходит: времени сколько? Час, полтора. Вот давай, послушай меня. Ему нужно, чтобы он послушал. Ты новый человек, те знают, а ты не знаешь, и начинает поднимать все свои желтые бумажки. Фамилии министров разные, потому что меняются, бумажки все — стандартные ответы.


Этот институт жалоб себя изжил. В чем заключается новый институт жалоб? Мы сегодня создали во всех ведомствах комиссии, которые рассматривают жалобы. Она называется дисциплинарная комиссия. У нас есть дисциплинарный совет и на уровне агентства, его возглавляю я, туда входят заместители министров. В компетенции этого совета рассматривать административную коррупцию уровней С-1, С-2, С-3: директоры департаментов, заместители директоров и начальники управлений. Все остальные рассматриваются на уровне этих комиссий и дисциплинарных советов областей, которые тоже переданы нам, Агентству по делам государственной службы.


Смысл заключается в том, что прихожу я в государственный орган, если там идет нарушение правил служебной этики, я там же поднимаю эту проблему, в течение месяца это нарушение должно быть рассмотрено на дисциплинарной комиссии, соответствующее наказание, если действительно факт подтвердится, государственный служащий должен получить, и эта информация должна быть передана нам, мы должны вести мониторинг. Так вот, за первый квартал были обращения по 119 человек, обращения шли через телефон доверия, который имеется во всех государственных органах, через книгу этики, которая заведена в каждом государственном органе. Я думаю, вы все видели Правила служебной этики на двух языках, они вывешены во всех государственных органах, на самых видных, лобных местах. Из 119 человек 89 государственных служащих наказаны. По Закону \»О государственной службе\» имеются пять наказаний. А 23 человека были оправданы, потому что не подтвердились факты нарушений Правил служебной этики. В чем пострадали 89 человек? Они пострадали тем, что в течение полугода не будут получать премии, а премии я вам уже называл, какой процент. Это чисто материальная сторона плюс еще и моральная сторона здесь присутствует.


Итоги первого квартала нам показали, что наши государственные служащие очень сильно начали реагировать на такой подход, потому что все это предметно же, даже на комиссию были приглашены все те, кто и написал. Это где-то в районе, где-то в поселке у себя. Поэтому этот институт необходимо развивать. Сходу получить какие-то быстрые результаты невозможно, потому что нам необходимо воспитывать гражданское общество. Мы с вами по большому счету имеем рабскую психологию, когда против ветра, против начальства нельзя и так далее. Вот этот пример, который я вам привел, показывает, что уже у нас смельчаки появились, и теперь мы будем все это пропагандировать. В \»Казахстанской правде\», \»Егемен Казахстан\» результаты на прошлой неделе были, мы напечатали этот весь список. Я думаю, что это еще раз ударит по нашим государственным служащим, потому что не каждому приятно, когда его фамилия в таком \»черном\» списке. Мы будем работать далее. Я думаю, что в ближайшие годы мы можем отработать хорошую форму, это все называется инструмент. Следующим инструментов являются стандарты государственных услуг. Сегодня только ведущие страны пока занимаются этой проблематикой. Но мы сегодня решили не ждать, хотя у нас в программе написано, что в 2010 году мы должны приступить к этому. Мы сейчас решили начать эту работу. 20 мая будет заседание специальной комиссии при Правительстве, где я буду докладывать по стандартам государственных услуг. Видимо, создадим какую-то небольшую структуру у нас, которая начнет эту работу.


В чем смысл этой работы? Во-первых, первыми стандартами являются правила служебной этики. Это уже стандарты поведения государственного служащего. Следующее. Стандарты, по которым надо оценивать государственного служащего. Например, в частном секторе летом мы проводили опрос. Очень высоко оцениваются нашим народом услуги банков, телекома. Услуги нашей государственной службы оцениваются низко, всего лишь на 15 процентов. Почему? Потому что там идет конкурентная борьба, банки борются за своих клиентов, а на государственной службе этого дела нет, потому что у нас на госслужбе монопольная система. Есть, к примеру, один Парламент, одно агентство, одно Министерство финансов и так далее. Другого министерства нет. Поэтому здесь должны быть отработаны стандарты государственных услуг.


Чтобы было понятно, я вам приведу элементарный пример. К примеру, таможня. Идет груз (арбузы, дыни) скоропортящийся. По стандартам будет четко расписано, что таможенники имеют право держать эту машину полчаса. Больше вы не имеете права держать. И у водителя должно быть пять документов согласно стандарту государственных услуг. Шестой, седьмой документ таможенник не имеет права спрашивать. И каждый наш гражданин, владея всей этой информацией, будет четко защищать свои права. В случае если таможенник будет требовать от него какие-то лишние документы, он ют защищать свои права. Короче говоря, это инструмент в руках гражданина, на налоги которого содержится государственная служба, и которая должна давать ему госуслуги. Вот в чем принцип. Поэтому эта работа очень сложная, рутинная, большая. Нам нужно будет сейчас обследовать полностью все услуги, которые мы имеем: что считать услугами, что не считать, затем надо формировать законодательную базу. К примеру, если в Америке меняется какая-то услуга, она только лишь через полгода действует. До полугода эта услуга не действует. Поэтому, как только мы создадим такую базу, я думаю, мы сможем приступить очень интенсивно к работе по проблемам нашей административной коррупции.


В чем суть? Суть заключается в том, что по нашему законодательству 1700 тенге — это подарок, а 1701 тенге уже уголовно наказуемо. И мы сегодня знаем очень много примеров, когда за 3-4 тысячи тенге люди посажены на 3-4 года. Я вам откровенно скажу, я очень часто бываю в регионах. Огромного восхищения у народа я не видел, откровенно говоря. Обычно, наши люди очень добрые… Поэтому нам необходимо, я думаю, применить опыт Малайзии. Что они сделали? Они определили определенную сумму, за которую не сажают в тюрьму, а штрафуют в 20-кратном размере и с государственной службы увольняют без права работы на 3-5 лет. Кстати, особенно для казахов это страшная штука. Может быть, даже потеря государственной службы хуже, чем тюрьма. Когда мы в аудитории общаемся, я задаю вопрос, говорят: действительно, тут связано с очень многими факторами. Поэтому на совете по правовой политике мы готовимся по данной проблеме. Конечно, здесь есть очень много \»за\» и \»против\», но, тем не менее, я, например, сторонник того, чтобы до уровня 20 месячных расчетных показателей, (это приблизительно около 100 долларов) за эту сумму необходимо нам наказывать наших государственных служащих штрафом. Его можно сделать 20-кратным либо 30-кратным. И с государственной службы этих людей отправлять. Это было бы и большим воспитательным процессом, но все это дело надо делать на фоне одновременного повышения заработной платы, разработки стандартов госуслуг, правил служебной этики, потому что если та работа не будет проведена, то просто карательные методы к великому сожалению никакого эффекта не дадут. Если на Совете правовой политики докладывают наши силовики, и каждый год просто идет количество людей (это воспринимается как борьба), которых посадили за взятки, то это не лучший метод. Малазийцы нам тоже говорили, что они тоже начинали точно так же, сажать, переполняли тюрьмы, но от этого никакого эффекта не получили. А когда провели ту работу, о чем я сказал, они сегодня добились такого результата, и у них мелкой взятки на сегодняшний день нет. Есть политическая коррупция, но мелкой взятки нет. На этом я хотел бы остановиться. Один час, да? Ровно.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Я думаю, что есть вопросы. Кто желает, пожалуйста.


ВЫСТУПАЮЩИЙ. Заутбек Каусбекович, спасибо за выступление. К Вам есть несколько вопросов такого порядка. Согласно известному распоряжению Президента год тому назад были введены должности помощников депутатов. Вы знаете, что у нас их в обеих палатах 116 человек, единиц. Они сейчас полностью укомплектованы. Тогда, когда набирали этих людей, не была определена им категория. В последующем было определено, что это категория Б-5. Планируется ли повышение категории этих государственных служащих, тем более уже год работы показал, что этот отряд достаточно квалифицирован?


Второй вопрос…


ТУРИСБЕКОВ З.К. Давайте я отвечу, а то потом подзабудем либо я начну финтить, уходить от вопросов. Дело в том, что когда речь идет о повышении категории любого государственного служащего, все это связано с финансами. Поэтому когда мы хотим что-то сделать, поднять, все это зависит не от нас, это сегодня зависит от Министерства экономики и бюджетного планирования и депутатов Мажилиса и Сената. Если вы эту проблему решите, то вопросов никаких нет.


Я думаю, что заработная плата помощников на сегодняшний день в общем будет поднята (сегодня мы уже рассматривали) на 50 процентов. Но там речь идет о том, что 50 процентов — это общая планка, но существенно будет поднята зарплата низовых должностей и меньше будет поднята планка верхних должностей. Поэтому в среднем получается повышение на 80-90 процентов. Так что как раз подпадают ваши помощники под это дело. Будет увеличение заработной платы почти в два раза.


ВЫСТУПАЮЩИЙ. В связи с этим еще один вопрос. Вы знаете, что у нас законопроектная работа ведется исключительно через Мажилис Парламента. Тогда же были созданы секретариаты комитетов. У нас получилась такая вещь, что в структурном плане секретариаты комитетов Сената и Мажилиса разнятся друг от друга. В частности, допустим, в Сенате уже целый год есть должность заместитель заведующего отделом (секретариатом), а в секретариатах комитетов Мажилиса эта должность называется заведующий сектором. Вполне, естественно, что есть большие разницы в оплате. Как Вы считаете, это правильно или нет?


ТУРИСБЕКОВ З.К. Еще раз говорю, что все вопросы, а таких вопросов очень много… Кстати говоря, мы в новый реестр должны ввели должность С-1. Это будет новая должность — руководитель аппарата министерств и ведомств. Это была нашей инициативой, и большое спасибо, что Министерство экономики и бюджетного планирования сегодня нас поддерживает. О чем идет речь? У нас есть министр и замминистра. Это политические должности. Со сменой министра уходят все политические должности, замминистра. И практически нет преемственности в соответствующем госоргане. Поэтому этот руководитель аппарата будет по своему статусе немного ниже, чем замминистра, и выше директора департамента. Эта должность существует во всех цивилизованных странах, во всех министерствах и ведомствах ведущих стран.


Что касается всех других должностей. Любая должность должна просматриваться в Министерстве экономики и бюджетного планирования, потому что все связано с деньгами. Сегодня особенно в центральных госорганах любое пополнение, любое дополнение, все рассматривается на уровне Нурсултана Абишевича. Насколько я помню, за эти 2,5 года практически только создавались новые, например, омбудсмен, его аппарат, структуры, а другие структуры все сокращаются, а не повышаются.


ВЫСТУПАЮЩИЙ. Можно еще один вопрос. Все-таки государственные служащие, которые были передислоцированы сюда в 1997-1998-1999 годах, не все получили, Вы об этом уже сказали, но вообще-то уже прошло уже порядочно лет — 5 лет. Мы знаем, что очень многие сотрудники не получили жилье. Когда они все-таки получат?


Второй вопрос, связанный с этим. Я не знаю, это относится к Агентству по делам госслужбы. Офицеры, служащие силовых ведомств имеют право, будучи передислоцированными, на приватизацию своего жилья, на получение этого жилья на тех условиях, на каких получали мы в свое время?


ТУРИСБЕКОВ З.К. Два года тому назад нам передали Агентство по делам госслужбы и на тот момент было 1050 семей. В том году как раз таки стояла проблема о том, чтобы прекратить выдавать государственным служащим квартиры с учетом того, что квартир было выделено больше, чем передислоцированных госслужащих. Почему так получилось? Потому что министры давали эти квартиры не передислоцированным, а переведенным, которые тоже были приравнены, с других регионов. Когда эта проблема возникла, я докладывал, говорил, что будет несправедливо, если этот контингент не получит квартиры, люди ждут, работают, надеются и было обещание. Поэтому Президент страны принял решение всех обеспечить квартирами. Мы два года отдаем эти квартиры, 1997 год уже закрыт полностью, 1998 год — осталось чуть-чуть, по 1999 году в этом году мы строим дом на левом берегу, 194 квартиры будет. Я думаю, мы закроем все эти списки по этому году. Почему так говорю? Потому что плюс Министерство обороны сделало 200 квартир, в КНБ очень большой контингент был, тоже 200 квартир выдали, в том числе и передислоцированным. Поэтому если кто-то останется еще дополнительно, я думаю, что мы по этим людям дальше будем принимать меры. Все 1050 человек без исключения, если они работает на государственной службе, если они не уходили, потому что есть и такие, в 1997 году переселился, передислоцировался, потом ушел в частную компанию, услышал, что передислоцированным дают квартиры, бегом в государственную службу и приносит документы и говорит, я передислоцирован. Мы проверяем все.


Первое. В приказе вы должны быть.


Второе. Трудовую книжку должны принести. Мы прослеживаем полностью, где вы работали. С госслужбы на гослужбу, пожалуйста, проблем нет. Имеете ли квартиру Вы или супруга в Астане. Все эти параметры должны соответствовать, поэтому, я думаю, что по этому году мы закончим.


Что касается военных, то у них равные привилегии, такие же, как у гражданских. Схема одна. Если вы сразу выплачиваете, то 20 процентов выплачиваете и приватизируете квартиру, если у вас таких денег нет, тогда вы берете кредит 30 процентов и выплачиваете в течение 7 лет, затем квартира становится вашей, плюс еще в течение двух лет вы не имеете право ее продавать, должны работать на госслужбе. Что такое два года? Я могу сотню примеров привести по поводу того, что госслужащие получили квартиру, отработали два года, продали в Самале за 70 тысяч долларов и уехали в Алматы. Я думаю, это не секрет ни для прессы, ни для кого. Поэтому мы предлагаем следующую схему, о чем я говорил, чтобы ипотека жилья была, она более справедливая, а та проблема была связана с передислокацией. Сегодня многие понять этого не могут, а когда переселялись в 1997-1998 годах наши госслужащие и ехали, по большому счету, в неизвестность, то все понятно, да? И два года тоже понятно становится и так далее. Поэтому правила не меняются, закон обратной силы не имеет.


ВЫСТУПАЮЩИЙ. Еще один маленький вопрос, уважаемый Заутбек Каусбекович. Мы все, к сожалению, болеем, мы прекрасно понимаем, какие сложности есть, но не пора ли все-таки, Вы коснулись немножко вопросов медицинского обслуживания государственных служащих, но ведь фактически реально получается, что больничный нам государственным служащим не оплачивается, как раньше это было, допустим, 100 процентов, оплачивается практически за три-четыре рабочих дня. Вы прекрасно знаете, что все анализы сейчас платные. Что, допустим, обыкновенная пломба стоит 3-3,5 тысяч тенге и так далее. Когда вообще это реально, может быть, решено?


ТУРИСБЕКОВ З.К. Значит, реально, во-первых, то, что я очень коротко сказал, это вина того, что всего один час. Если бы я только о медицине говорил минут 15, я готов и сейчас говорить, то тогда вы не получили другой информации. Поэтому эта проблема, мы сейчас с Четвертым управлением работаем. Все это будет связано с бюджетом 2004 года, поэтому все отработано, суммы отработаны. Если вы поддержите нас здесь в стенах Парламента, значит, все это будет в реалях. Если вы не поддержите, естественно, все эти пломбы и все остальное зависит от той суммы, которая будет выделена для лечения и профилактики государственных служащих. За вами депутаты, причем депутаты прислушиваются к вам на 98 процентов.


С МЕСТА. (НЕ В МИКРОФОН).


ТУРИСБЕКОВ З.К. Вы шея, они голова.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Некоторые руководители департамента, даже министерств, как только приходят на должность вводят правила своей игры. Зачастую мы встречаемся, сталкиваемся. Я на работе, все на работе. Не является ли это симптомом зарождения новой особо опасной бюрократии?


ТУРИСБЕКОВ З.К. Ответ таков. Да, существует такая система, но с каждым годом, так скажем, все это более приводится в порядок. Как вы помните, мы здесь в стенах Парламента поднимали вопрос по изменению нормы закона о создании политического резерва, но депутаты не поддержали. Каждый начал одеяло тянуть в свою сторону. Политически стали растягивать на себя, каждая ветвь власти должна имеет своей резерв и так далее. В конечном счете, все это дело упразднили, убрали. Поэтому сегодня, мы что сделали? У нас был в законодательстве резерв административно-государственных служащих. Мы убрали слово \»административных\», теперь получился резерв государственных служащих.


Мы сейчас отработаем положение. Положение будет закончено где-то, наверное, дней через 15-20, потому что эта очень сложная работа, там имеется два раздела. Первый раздел, это административный резерв. Второй, политический резерв. Что мы предлагаем? Мы предлагаем, что должен быть политический резерв, куда должны включаться, входить, лучшие из лучших из административного резерва, из других секторов экономики. Ниша сливки, наша перспектива, высоко образованные люди, с хорошим опытом работы. И министры, заместители министров, акимы, заместители акимов — это политические должности. Назначать именно из этого резерва, а не как это делается сегодня. Министра назначили, и он за собой тянет определенную команду. Понятно, что это за команда, что быстренько в течение некоторого времени создается вертикаль и основа для коррумпированности. Все это понятно. Поэтому сейчас это положение будет отработано, механизм будет отработан. Я думаю, что мы должны прийти к этому, что политический резерв государственных служащих выдвигался именно из этого резерва. Тогда не будет никаких команд.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо. Пожалуйста, еще вопросы.


ВЫСТУПАЮЩИЙ. Уважаемый Заутбек Каусбекович! Вы назвали, что у нас существуют 78 тысяч должностей государственных служащих. А категории силовых структур, то есть Министерства оборона, Комитета национальной безопасности, Министерства внутренних дел входят в число 78 тысяч или это идет отдельно? Это один вопрос.


ТУРИСБЕКОВ З.К. В административную государственную службу Министерства обороны, Министерства внутренних дел входят только непогонники, так называемые неаттестованные. Это отдел кадров, канцелярия и так далее. Все военнослужащие не входят, это особый вид государственной службы. Они в нашу компетенцию и в нашу численность не входят.


ВЫСТУПАЮЩИЙ. Второй вопрос относительно силовых структур. Прежнее понятие \»силовые структуры\» — это опять же Вооруженные силы, органы национальной безопасности и внутренних дел, но в последнее время появились новые структуры, такие как финансовая полиция, таможенные структуры и так далее. Они являются ли силовыми структурами по вашим категориям?


ТУРИСБЕКОВ З.К. Финансовая полиция и таможня сегодня являются этими структурами согласно постановлению Правительства. Лично мое мнение Вы спрашиваете?


ВЫСТУПАЮЩИЙ. Да.


ТУРИСБЕКОВ З.К. Я считаю, что нет, они не должны быть силовыми структурами. Это фискальные структуры.


ВЫСТУПАЮЩИЙ. Совершенно верно. Еще один вопрос, касающийся выпускников высших учебных заведений. Вы знаете о том, что по окончанию учебных заведений даже те, которые заканчивали по государственным грантам, они не могут устроиться на работу в государственную службу. В то же время при объявлении замещения конкурсных должностей определяется стаж работы. Как Вы понимаете, закончил с отличием высшее учебное заведение (не будем говорить, что заграничное), приходит на государственную службу, у него стажа нет, как ему начинать государственную службу и вообще свою перспективу в дальнейшем?


ТУРИСБЕКОВ З.К. Разъясняю, в прошлом и позапрошлом годах, два года, я об этом вскользь сказал, по 50 человек было принято в наши центральные органы, отличники-выпускники наших государственных ВУЗов Казахстана. Кстати говоря, великолепно работают, великолепные отзывы об этих специалистах. В этом году типовые квалификационные требования мы изменили. Мы сделали так, что на С-8 (это ведущий специалист государственного органа) не может прийти гражданин, у которого нет одного года стажа государственной службы. Почему мы это сделали? Потому что в регионах поднимали эту проблему, говорят, что в министерствах, ведомствах работают люди без стажа, без опыта работы, приезжают к нам и начинают учить нас, как жить. Это неправильно. Вообще по большому счету в старые времена, я помню, чтобы прийти в министерство или ведомство, надо было пуд соли съесть внизу. Я 14 лет отработал в районе, 5,5 года отработал в области для того, чтобы прийти и выступать перед вами.


Поэтому мы сделали этот год для категорий, начиная с С-8. Мы предлагаем этим государственным служащим начать работу не с министерства, а с других категорий областей и районов. В этом году мы зарезервировали 1 процент должностей во всех государственных органах областей и районов. Мы предлагаем, и будет проводиться специальный конкурс, эти государственные служащие, кто окончил высшее учебное заведения (я имею в виду отличников), будут принимать участие в этих конкурсах. Затем, отработав год, получив годовой стаж, они будут претендовать, и мы будем проводить специально в министерствах в следующем году для выпускников прошлых лет, будем набирать в министерства и ведомства уже с опытом работы. Я думаю, что это логично, нормально.


ВЫСТУПАЮЩИЙ. Еще один вопрос, извините. Относительно сопоставимости оплаты труда. В прежний период, вы помните, разница между специалистом, допустим, и старшим специалистом, начальником отдела и заместителем начальника и так далее составляла не более 10-15 процентов. Сейчас эта сопоставимость нарушена. Коротко назовем так. В нашем Аппарате консультант получает одну сумму, помощник получает другую сумму, а вышестоящее руководство получает кратные размеры. Это справедливо, как Вы считаете?


ТУРИСБЕКОВ З.К. Давайте будем уже говорить не о прошлом, а о настоящем, о том, что мы сделали на сегодня, и то, что сегодня презентовали. Там мы сделали так: разделили на низкую группу низшую, среднюю и высшую группу адмгосслужащих. Не политических, а административных служащих. Административный служащий начинается с директора департамента. Разрыв между тремя группами, шаг будет 32 процента в заработной плате, а между должностями — 12 процентов, потому что в существовавшей системе было то, что Вы говорите: у кого-то 7, у кого-то 27. Теперь шаг будет равный, одинаковый — 12 процентов между должностями и между тремя группами — 32 процента, кроме политических. У политических государственных служащих заработная плата будет иной. Политический госслужащий должен получать выше заработную плату, потому что он не защищен законом, а административный госслужащий защищен законом, а политический — нет.


И потом. Что такое политический госслужащий? По большому счету мы назвали их так, но мы не пришли к этой системе. За рубежом сначала борются за мандат в Парламенте. Идет борьба партий. Затем формируется коалиционное Правительство и направляются из этой партии руководители данных министерств и ведомств, и они называются политическими. Мы политическими называем всех служащих, которые назначаются Президентом. Их у нас от общего числа 3 процента.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Все? Уважаемые коллеги, прежде всего давайте выразим свою признательность Зауке. Большое спасибо. На едином дыхании полтора часа мы работали без перерыва. Мы думаем, что будет еще много встреч. И контакт между депутатами, Аппаратом Парламента и государственной службой будет всегда оптимально приближен и заинтересован в решении главных наших задач.


ТУРИСБЕКОВ З.К. Спасибо.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. И Вам спасибо.


Идет Великая Отечественная война. Тяжело ранило сержанта. Второй сержант берет его на себя, взваливает, тащит в медсанбат, кладет его. Тот глаза открывает: скажи, сержант, как твоя фамилия? Он говорит: Иванов. Войсковая часть? Такая-то. Спасибо. Тот служит дальше. Через неделю дают звание лейтенанта. Потом проходит еще неделя — звание майора. Еще неделя проходит — звание подполковника. Еще неделя проходит — звание полковника, и письмо: дорогой полковник Иванов, спасибо тебе огромное за спасенную мне жизнь. Писарь штаба сержант Петров.


Те вопросы, которые вы мне задавали, многие связаны с Парламентом, с депутатами. Почему я сказал 98 процентов? Потому что я знаю, что то, что вы напишите, что вы сделаете, процентов на 90 останется. Поэтому огромное вам спасибо. Счастья, благополучия! До новых встреч!\».


(КОНЕЦ ЗАСЕДАНИЯ).


Распространено пресс-службой аппарата Мажилиса Парламента

Новости партнеров

Загрузка...