Мухтар Аблязов: “Сконцентрируюсь на бизнесе”

Репортаж с первой пресс-конференции на воле

Вечером, 13 мая, все информационные агентства передали сообщение, что глава государства подписал указ о помиловании одного из лидеров общественного объединения “Демократический выбор Казахстана” Мухтара Аблязова. А 14 мая экс-министр провел пресс-конференцию в Алматы.


Пресс-конференция экс-министра энергетики, индустрии и торговли — одного из лидеров ДВК и вчерашнего обитателя колонии в Державинке Мухтара Аблязова собрала много народа. Послушать и посмотреть на него пришли представители политических партий, общественных объединений. В итоге в зале Национального пресс-клуба, где была назначена пресс-конференция, яблоку негде было упасть, и журналисты вынуждены были чуть ли не на плечи друг другу взбираться. Кондиционеры пришлось отключить, и вся встреча проходила в тесном помещении, в котором уже через несколько минут стало жарко от наплыва людей.


В назначенное время появился Мухтар Аблязов в сопровождении адвоката Гулама Мазанова. Их встретили аплодисментами, а экспансивный писатель Жорж Кайдаров даже несколько раз крикнул: “Мухтар жасасын!”, что в переводе означает “Да здравствует Мухтар!”. А за минуту до этого президент Национального пресс-клуба и одновременно руководитель Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев попросил журналистов быть предельно вежливыми, задавать корректные вопросы и помнить, что Аблязов всю ночь находился в пути, а в Алматы только что прибыл самолетом.


Первым пресс-конференцию начал адвокат. По словам Гулама Мазанова, указом главы государства от 13 мая 2003 года Мухтар Аблязов был помилован и освобожден от дальнейшего отбывания срока наказания… Далее адвокат подчеркнул, что он и Мухтар всю ночь ехали на машине от Державинки, а послезавтра у его клиента день рождения. 16 мая Мухтару исполняется 40 лет.


Дальше говорил Мухтар Аблязов (выступление, все вопросы и ответы даны в наиболее полном виде, с диктофонной записи, для максимальной точности. Сохранена полностью и лексика – А.О.):


— Я благодарен всем за то, что пришли. Все слова о том, что я не адекватен, не соответствуют действительности. Ходатайство о помиловании было написано мной лично, адвокат выступал от моего имени. Оно было написано 8 апреля и 10 апреля было в администрации президента страны. Еще раз повторю, что никакого давления, ни психологического, никакого другого на меня не было оказано. Во-вторых, я еще раз хочу подчеркнуть, что мое освобождение никоим образом не связано с тем, что я прекращаю свою политическую деятельность в ДВК. Это совершенно по другой процедуре прошло. И я сейчас точно могу сказать, что времени подумать у меня там было достаточно. Известно, что я, как личность, как человек, наверное, состоялся в бизнесе и реально именно там я добивался успехов. Есть достаточно критичное отношение к тому, какие у ДВК сейчас платформы работают. Я могу сразу сказать, что мало конструктивных идей и все больше сводится к критике и апелляции к Западу. В этой связи я хотел бы заявить о своих планах на будущее. Я намерен вернуться к бизнесу и полагаю, что потребуется довольно много усилий, чтобы восстановить то, что было, скажем, год назад. И я сейчас предполагаю на этом сконцентрироваться.


В-третьих, адвокату были заданы вопросы, виновен или не виновен. Я думаю, что адвокат достаточно подробно об этом говорил. Я хочу сказать, что мы в данном случае не пытались оспорить решение суда, мы просто подали ходатайство о помиловании. Я благодарен президенту, что это ходатайство было удовлетворено.


Теперь что касается исков от моего имени в сторону газеты “СолДат”. Я сразу акцентирую, что не было материального иска. Дело в том, что очень много ситуаций, муссируются различные слухи, было много различных интерпретаций, и я не имел возможности выразить свою позицию. Что касается публикации в газете “Солдат”, я сразу хочу заявить следующее: “СолДат” фактически явился жертвой, скажем, материалов, которые не были согласованы и подписаны сайтом “Евразия”. Никаких взаимоотношений с ними не было ни у меня лично, ни у моего доверенного лица. Поэтому я понимаю, что газета “СолДат”, по сути, воспользовалась непроверенными данными, она просто перепечатала, и мы просто подали иск, притом не материальный, а с требованием прекратить публикацию и опровергнуть. К сожалению, первоисточник не видел, а в газете “Новое поколение” было написано: “Только что сайт “Евразия” объявил, что приезжал некий представитель, готовый распечатки представить” и т.д., и т.д. Но могу заверить, что есть простая очень процедура, которая связана с выпуском любого печатного издания. Должно быть подписание соглашения с сайтом, изданием, которые решились напечатать эту книгу. Во-вторых, если автор это соглашение не подписывает, то подписывает доверенное лицо, у которого должны быть соответствующие полномочия, то есть доверенность и т.д. Поэтому, когда сайт “Евразия” говорит о том, что где-то, в какой-то гостинице жил, приезжал какой-то представитель… Я думаю, что есть простая процедура. Пусть приезжают, есть документы, доверенность и т.п. Что касается моих трудов, то, я думаю, будет время, реально увидим. Я заранее хотел бы ряд вопросов озвучить, чтобы ответить на те вопросы, которые существовали в обществе. Пожалуйста, теперь вопросы.


Асылбек Абдулов, программа “Собственное мнение”:Ваш масштаб политика явно перерос размеры этой комнаты. У меня вопрос такой: о чем вы сейчас больше всего думаете, о предательстве друзей, о некоторых разрушенных иллюзиях, скорейшем возвращении своей собственности, о семейных ценностях?..


— Честно, я думаю о том, что мне слишком жарко, в первую очередь. Ну а если серьезно, то думаю… Видите ли, я отсутствовал в стране, на самом деле в стране, потому что находиться за колючей проволокой — то же самое, что отсутствовать в стране. Отсутствовал больше года, и в это время шли какие-то процессы, в которых, скажем, с ходу не разобраться. Вот я только вчера ближе к вечеру вышел оттуда, было мало информации, и поэтому мне надо разобраться, осмыслить, понять, что произошло за это время. Ну, я думаю, где-то мне понадобится около месяца в этом всем разобраться, это, во-первых. А во-вторых, я не могу сказать, что подорвано здоровье, но понятно, что там, где я находился, не курорт, не санаторий, и я хочу сейчас заняться процессом реабилитации своего здоровья. И думаю, что в течение месяца, когда вникну, уже будет ясно, чем там я буду заниматься более детально, какие выводы будут делать. Сейчас, к сожалению, вот, может, я просто костюм одел и выгляжу как бы, но на самом деле на год отстал.


“Хабар”: Мухтар Кабулович, вот вы начали говорить об отношениях с ДВК, мы бы хотели уточнить, вы остаетесь в руководстве ДВК?


— Нет.


Тогда прокомментируйте, пожалуйста, как будут строиться ваши отношения с ДВК и ваше отношение к делу Сергея Дуванова?


— Видите ли, я, к сожалению, никаких материалов по Дуванову не видел. То, что мне попадалось из прессы, и я знаю ту позицию, которая была озвучена в прессе, я в таком виде ее читал, левая, правая позиция. Безусловно, как человек, я, конечно, сочувствую, и не хотел бы, чтобы человек страдал. Это мое отношение как человека. А в ДВК, как я уже сказал, состоять руководителем не буду. А дальше, я думаю, все понятно. В своем заявлении вначале я заявил, что буду концентрироваться на бизнесе.


“Ассошейтед пресс”:Скажите, пожалуйста, Международный казахстанский фонд защиты политических заключенных включил вас в список политических заключенных, а вы считаете себя политическим заключенным?


— Ну, я не знаю, как они формулировали, каким образом сделали, наверное, есть серьезные основания принять эту версию. Я сейчас себя политическим заключенным не считаю, но считаю, что меня осудили именно по этим критериям.


“Казинформ”:Человек вышел на свободу и надо понять, что его друзья, Галымжан Жакиянов, там находится. Хотели бы вновь с ним встретиться и что бы вы ему хотели пожелать?


— Я бы ему пожелал выйти. Я могу вам следующее сказать: для того, чтобы делать те или иные выводы, наверное, нужно пройти то, что мы прошли, то есть побывать там, и тогда можно более четче понимать ту или иную позицию. Я могу вам точно сказать, что зона – это не сахар. Поэтому, когда вы задаете вопрос, что можете пожелать, конечно, я могу пожелать, чтобы он вышел. Ничего хорошего там нет.


“Доживем до понедельника”:Скажите, пожалуйста, в прессе появились сообщения, что вас пытали, вы подвергались пыткам…


— Я в предварительном заявлении озвучил, что я все свои шаги предпринимал не под давлением каким-либо или влиянием психотропных средств и т.д.


“Монитор”:Ваше возвращение породило мнение, что вы жестоко отомстите тем, кто вас предал. Что вы можете сказать по этому поводу?


— Ну, во-первых, надо понять, а кто предал? Я, например, не знаю, кто меня лично предавал.


КТК:Суд обязал вас удовлетворить ущерб КЕГОК на сумму 350 и даже больше миллионов тенге. Вы удовлетворили?


— Значит, это решение есть, и мы сейчас этим будем заниматься. К сожалению, в зоне я столько денег не зарабатывал, а так бы, наверное, удовлетворил.


Би-би-си:Были ли у вас какие-то переговоры с представителями власти, выдвигались ли какие-то условия освобождения? И второе, вы отказываетесь от своих убеждений, которые были изложены в первоначальной платформе ДВК, или вы отказываетесь от нынешнего ДВК?


— Наверное, ваша последняя фраза более точная. Что касается различных переговоров, то я тоже бы вам ответил, а какие переговоры могут проводиться, например, с заключенными? Когда человек сидит в тюрьме, он уже не является политиком, что ли. Политиком быть — находиться здесь, в стране, проводить какие-то идеи. А в тюрьме, я заверяю вас, политикой не пахнет нисколько.


“Казахстан тудэй”:Мухтар Кабулович, давайте уточним, говорите ли вы о том, что полностью прекращаете заниматься политикой и будете заниматься только бизнесом? Вы сейчас будете заниматься \»сбором\» “Астана-холдинга” или будет какая-то другая кампания, другая сфера?


— Мне кажется, что на первый вопрос я достаточно четко ответил, что буду концентрироваться и заниматься только бизнесом. Когда речь идет об “Астана-холдинг”, к сожалению, основная масса не очень четко представляет себе, что такое “Астана-холдинг”. Я могу сказать, что это была такая различная многопрофильная группа, которая занималась разными видами сегмента рынка и, насколько я знаю, она в таком виде сохранилась. Да, какие-то компании отошли, какие-то прекратили деятельность и т.д., но в целом многопрофильность сохранилась. Я сейчас буду разбираться… Есть ряд идей, которые я не успел запустить буквально в первом квартале прошлого года. Накануне ареста я готовил ряд крупных бизнес-проектов, мои намерения, в частности, не изменились и сейчас я буду ими заниматься.


“Экономист”:Мухтар Кабулович, я хотела бы уточнить, почему вы подали ходатайство о помиловании, если вы не будете оспаривать приговор суда?


— Речь не шла, что я не спорю или не собираюсь спорить. Я говорил о том, что, не оспаривая решение суда, потому что это другая плоскость. Мы подали ходатайство о помиловании, которое было удовлетворено. Здесь не было никаких противоречий, условий, что если бы мы не судились, тогда на тех условиях нам бы подписали ходатайство. Мы не оспаривали решение Верховного суда по разным соображениям. Мы просто подали ходатайство о помиловании.


Послесловие. Итак, Мухтар Аблязов на свободе и намерен заниматься только бизнесом. Удастся ли ему это, ведь еще классики учили, что политика есть концентрированное выражение экономики? “Жить в обществе и быть свободным от него нельзя”. Вряд ли возможно свободное занятие бизнесом в стране, где нет демократических свобод и нет равенства всех и вся перед законом…

Новости партнеров

Загрузка...