“Советнику президента не понравились демократические правила…”


О сравнении и анализе


В Алматы в рамках “стратегического партнерства” между ДВК и СПС прошла конференция: “Экономические, социальные и политические реформы в Казахстане и России: сравнение и анализ”. Участие в ней приняли депутат Государственной Думы, руководитель фракции “Союза правых сил России” Александр Баранников, председатель правления общероссийского общественного движения “За права человека” Лев Пономарев, депутаты парламента Казахстана, политики и политологи.


“Главным героем” на мероприятии, пишет газета “Новости недели”, стал Александр Баранников. “Еще до начала конференции российского политика окружили представители оппозиции. Складывалось ощущение, что участникам мероприятия не терпелось пожаловаться зарубежному гостю на то, как им приходится подвергаться страданиям и лишениям в борьбе за “демократическое будущее”. Лидер движения “Поколение” Ирина Савостина показывала растерянному А.Баранникову какие-то брошюрки, что-то шептала сенатор Зауреш Батталова, а Балташ Турсумбаев долго рассыпался в комплиментах и благодарностях”.


Меж тем, пишет автор, “выступление А.Баранникова можно было охарактеризовать одной фразой: “У нас, в России, конечно, есть проблемы, но у вас в Казахстане еще хуже”. На чем основывались такие соображения, российский гость объяснить так и не смог. Впрочем, наша оппозиция воспринимала все заявления на ура и вновь начала приседать в реверансах. “Сравнение и анализ” здесь никого не интересовали”.


Оценивая конференцию в целом, А.Умаров пишет: “Говорят, что два однобоких, но разнонаправленных мнения создают объективность. К сожалению, на данной конференции этого не произошло. Отстаивавшего точку зрения власти Е.Ертысбаева просто грубо прервали. Советник президента понял, что более ему на этом мероприятии делать нечего, и ушел, а вслед ему раздавались крики, возгласы и улюлюканье торжествующих оппозиционеров”.


О “точке зрения” и уходе Е.Ертысбаева с конференции рассказывает газета “Соз”. В своей речи советник президента отметил, Россия и Казахстан в рыночных преобразованиях “использовали западный либеральный опыт, реформы, по его мнению, проводили более-менее последовательно. /…/ По мнению советника, главным реформатором в стране является президент, “он не спрашивает, он проводит реформы”. Советник президента считает, что в переходный период проявилась новая форма – авторитарная демократия в Казахстане и управляемая демократия в России. Причем, авторитарные черты больше проявляются в Казахстане. Например, здесь политическая оппозиция нелегитимна, она не представлена в публичной сфере, тогда как в России все это есть. /…/ Ертысбаев признает, что в Казахстане власть пытается контролировать электоральные сюрпризы при проведении выборов, порой откровенно вмешивается в этот процесс, тогда как в России таких нарушений гораздо меньше. Однако, по мнению советника, именно такое положение дел помогло Казахстану провести более глубокие экономические реформы. /…/ Господин Ертысбаев был настроен пофилософствовать подольше и сделать ретроспективный анализ стран, но модератор предупредил его о лимите времени. Советнику президента не понравились демократические правила, одинаковые для всех, и он, прервав свою речь, демонстративно собрал свои бумаги и покинул конференцию, хлопнув дверью”, — пишет “Соз”.


Что касается фракции СПС, “…как признался “НН” А.Баранников, у СПС не очень хорошие перспективы. Сотрудничество же с казахстанской оппозицией позволяет этой партии напялить на себя маску некой серьезной политической силы, которая способствует возвращению России статуса “старшего брата”. Тем более что среди российских граждан найдется превеликое множество тоскующих по некогда великой и сильной стране. Обидно лишь за нашу оппозицию – так можно и в нехорошие руки попасть”, — заключает автор.


С одной стороны, стало привычным, что освещение одного и того же события в разных по политической направленности СМИ неоднозначно и более того, противоречиво. С другой, в такой ситуации трудно говорить о беспристрастности и объективности журналистов. Оказываясь в гуще событий и плену собственных (или навязанных) политических пристрастий, журналисты превращаются в политпроводников. Думается, для объективности лучше читать стенограммы мероприятий, нежели газеты.



В крупную дичь спикер не стреляет…


“Аргументы и факты — Казахстан” проинтервьюировали спикера мажилиса парламента. В частности, Жармахан Туякбай поделился тонкостями процедуры принятия законопроектов. “…Раньше законопроекты поступали к нам от правительства вместе с экспертными заключениями, и мы соглашались с этим. Но постепенно все мы убедились, что эти экспертизы слишком часто отражают только ведомственную, правительственную точку зрения. Поэтому с прошлого года у нас действует общественный научно-экспертный совет. В него входят юристы, экономисты, люди с богатыми знаниями и жизненным опытом. Теперь стараемся противостоять мнению исполнительной власти, как говорится, “с картами в руках”.


Ж.Туякбай высказал собственное видение решения проблем села: “Мы недавно проводили слушания по этому вопросу и убедились, что есть много бесперспективных сел. Звучит кощунственно, но это так. Есть аулы, у которых никакой перспективы ни для бизнеса, ни для создания инфраструктуры, ни дополнительных источников для улучшения жизненных условий. Много экологически непригодных мест для проживания людей. Вкладывать средства нужно туда, где имеется возможность наладить производство и выпуск конкурентоспособной продукции, где будет соответствующая отдача”.


Рассказал журналисту спикер и о личном – семье, характере, хобби.


“Мой прадед Наурызбай был в семье единственным ребенком и также имел единственного сына. Наверное, поэтому он и назвал его (отца Ж.Туякбая) Туякбаем – в надежде, что будет много внуков, и род наконец разрастется. Туякбай оправдал ожидания: у него появилось восемь детей, а нас, внуков – десятеро”.


“Когда я работал, например, Генеральным прокурором, то считал себя (и считался в глазах подчиненных) достаточно жестким человеком. Там все определялось спецификой работы – жесткость в смысле ответственности и требовательности была, можно сказать, обязательным условием. Придя же в парламент, пришлось сразу отказаться от малейших признаков командного тона, нотаций, нравоучений /…/ Именно здесь понимаешь, насколько важно убедить человека, обрести в его лице единомышленника, нежели просто нагнать на него страху”.


“По отзывам, стреляю я неплохо. В Алма-Ате выезжал “на фазанов”, в столице иногда по осени – на гусей. В крупную дичь принципиально не стреляю, а в пернатую живность – почему бы нет? Чтобы снять психологическую нагрузку, могу и на велосипеде покататься, сразиться в теннис, вот тут на углу недавно играл в бильярд. Раньше Генпрокурор на велосипеде или с бильярдным кием смотрелся бы, мягко говоря, непривычно. А теперь я могу позволить себе пожить нормальной человеческой жизнью”.



Полеты во сне и наяву


“Авиационная компания “Трансаэро” получила возможность продолжать полеты на линиях Москва – Астана – Москва и Москва – Алматы – Москва”, — сообщает “Экспресс К”. – Разрешение продлено на 30 дней.


“Но, видимо, в ответ на наш жест доброй воли, — пишет издание, — российские власти… наложили запрет на полеты нашей авиакомпании “Эйр Астана”. Причина – чужие долги. История эта началась в 2002 году, когда авиационные власти республики заявили, что вновь созданная казахстанско-британская компания “Эйр Астана” является нашим “назначенным перевозчиком”. /…/ Но вот беда, авиационные власти России фактически отказались признавать “Эйр Астану” назначенным перевозчиком. Слишком мощным конкурентом обещает стать компания, имеющая новейший авиапарк и доказавшая умение работать по международным стандартам. Переговоры длятся почти год. И каждый раз авиационная администрация России выдвигает все новые аргументы для отказа. Последним “доводом” стало наличие 3,6 млн. долларов задолженности давным-давно обанкротившегося казахстанского авиапредприятия “Казахстан ауе жолы” перед российскими партнерами”.


Однако “Известия-Казахстан” описывают возникновение конфликта так: “По мнению экспертов из числа руководителей компаний авиаперевозчиков, главная причина конфликта между двумя конкурентами состоит в том, что давно обанкротившаяся “Казахстан ауе жолы” некогда задолжала “Росаэронавигации” свыше трех с половиной миллиона долларов. Учитывая то, что место вышеназванной авиакомпании заняла “Эйр Астана”, россияне просто переложили долг “Казахстан ауе жолы” на плечи казахстанского авиаперевозчика. Представители Минтраскома открыто говорят о том, что полеты “Трансаэро” послужили ответом на их действия против “Эйр Астана”. И открытый “наезд” на “Трансаэро” — лишь повод для окончательного разрешения конфликтной ситуации между двумя конкурентными авиаперевозчиками”.


И вновь противоречие, кто явился инициатором конфликта? По изложению “Экспресс К” — российская сторона, по данным “Известий” — казахстанская. Что же касается желания россиян получить долг “Казахстан ауе жолы” (если таковой имелся), то оно вполне понятно. Тем более что банкротство, как известно, это возможность (и хитрый ход) избежать оплаты по долгам. Очевидно лишь то, что интересы пассажиров, за чей счет обе компании получают прибыль, оказались на последнем месте.


Новости партнеров

Загрузка...