Кому тут залоббировать?

Традиция бороться со взяточничеством в Казахстане превращается в национальную ценность и достояние всех поколений…

Традиция бороться со взяточничеством в Казахстане превращается в национальную ценность и достояние всех поколений – будет всегда. Принимаются серьезные программы, делаются громкие заявления, раскрываются очередные преступления. Все это делается с азартом белки, несущейся навстречу дорожке в своем колесе. Это – нравится, это – приятно, это традиция. Было бы желание выйти из замкнутого круга – приняли бы закон о лоббировании.


Несколько раз нашим парламентариям уже предоставляли на рассмотрение законопроект о лоббировании, но каждый раз его блокировали уже в нижней палате – народные избранники посчитали, что, по сути, речь идет о легализации коррупции. Удивительная реакция – если учесть, что сами депутаты зачастую лоббируют чьи-то идеи и могут даже разом единогласно проголосовать за законопроект, который накануне хором осуждали. В реальности же именно отсутствие закона о лоббировании стимулирует коррупцию.


Но, похоже, шанс изменить положение вещей появился – очередной законопроект в наличии и даже внесен в новую концепцию правовой политики, подписанную президентом еще в конце 2002 года: \»В обществе пока существуют движения, способные принести ущерб общегосударственным интересам. В этой связи необходимо такому явлению, как лоббирование, придать цивилизованные, законодательные рамки, а значит, следует определиться с моделью государственного регулирования лоббистской деятельности\» (из распоряжения \»О концепции правовой политики РК\»). На этот раз идею лоббирования поддерживает даже спикер Мажилиса – 30 июня на пресс-конференции, посвященной завершению очередной парламентской сессии, Жармахан Туякбай заметил: \»С каждым годом я все больше и больше убеждаюсь в необходимости закона \»О лоббизме\». По словам спикера, принятие такого закона позволит упорядочить этот процесс, и тогда будет ясно, чего от кого ждать.


Лоббирование интересов и определенных законопроектов в парламенте существует и зачастую механизмы лоббирования все более усовершенствуются, принимая иногда извращенные формы.


Лоббизм как явление государственного масштаба началось в коридорах конгресса США – еще в XVIII веке там перед голосованием начали покупать голоса конгрессменов за деньги. Поначалу это восприняли как зло, но спустя всего почти два столетия нашли противоядие – узаконить. После того как подобные группы заинтересованных лиц должны были регистрироваться и сообщать информацию о своих доходах и расходах, и самое главное – платить налоги, лоббирование стало служить на пользу обществу. Каждая такая группа давления, добиваясь реализации собственных интересов, попутно выполняет и общественно полезную работу: используя известных людей (политиков, бывших чиновников, ученых, музыкантов и т.д.), она привлекает внимание властей и законодателей к различным проблемам, а также убеждает их в необходимости учета выдвигаемых интересов. Учесть все представленные аргументы и устоять перед давлением, отделив зерна рациональных идей от плевел, – вопрос профессионализма и чести уже для властей.


Естественно, вариант выгоден далеко не для всех, кто работает во власти, – потому что коррупция дешевле. Точнее, она дороже – обществу, но она дешевле непосредственным работникам мздоимства, коррупционерам. Ни тебе регистрации, открытой борьбы, налогов, все на пользу собственного кармана при полной тайне вкладов. Принятие же соответствующего закона позволит вывести этих людей и целые группы таковых на поверхность, даст возможность многим общественным объединениям лоббировать свои интересы законно. Заодно повысятся и профессиональный уровень, и юридическая грамотность самого лобби. Однако далеко не все заинтересованы в принятии такого закона, который заставит эти группы регистрироваться и выйти на поверхность. Это многим невыгодно, и в первую очередь тем влиятельным финансово-промышленным группам, которые и так неплохо работают \»под ковром\».


Принятие закона о лоббировании будет просто констатацией факта – группы давления у нас уже есть. термин звучит все чаще и чаще, и многие говорят о лоббировании все более открыто – например, недавно руководители НПО, недовольные планами властей ограничить деятельность в Казахстане иностранных некоммерческих организаций, открыто заявили, что в случае непринятия авторами законопроекта об НПО определенных условий намерены прибегнуть к \»более радикальным\» мерам. В частности, они намерены задействовать группы лоббирования, обратиться с соответствующим запросом к главе государства.


Ситуация парадоксальная: юридически лоббирования нет, зато реально… Например, политические партии в правовом пространстве существуют, а группы давления – нет. Хотя на самом деле именно последние оказывают решающее воздействие на политические и экономические процессы в стране, причем значительно большее, чем любая партия.


Впрочем, не факт, что закон о лоббировании будет принят в этом году. Или в следующем. Повторюсь – выгодно это не всем, потому что реально этот закон может стать серьезной помехой коррупции в процессе законотворчества, раскрыв карты многих. Но, похоже, власти постепенно понимают, что коррупция – это не только веселая и выгодная игра, это ключик к захвату власти, когда государственные решения тайно покупаются. И чем чревато последнее, думаю, объяснять не стоит.

Новости партнеров

Загрузка...