Речь царя Великого государства, посвященная Дню зависимости средств массовой информации


Мои подданные!


Граждане журналисты, журналюги, писаки, болтуны в эфире и рыцари гусиного пера, а также все те, кто работает на любых должностях и в любом качестве в редакциях, в теле- и радиостудиях, кто строчит за Интернетом свои гнусные статьишки и раздражает меня порой своими неуместными выражениями! Тьфу, впрочем, сейчас не будем о плохом…


Сегодня у вас праздник. Праздник, который я учредил много лет назад, чтобы успокоить вас, писак и болтунов, которые выражали недовольство тем, что в стране не было профессионального праздника работника печати и средств массовой информации. То есть вы по наивности считали, что 3 мая – День гнусной свободы слова – это есть международный праздник, а значит, и ваш профессиональный. Но потом, посетив в добровольно-принудительном порядке воспитательные отделения карательно-репрессивных органов, вы поняли, насколько ошибались и были не правы. В итоге раскаялись в своем дремучем невежестве, а я в ответ объявил ваш профессиональный день на конец июня. И с тех пор вы с радостью его встречаете, не забывая прославлять меня за эту уступку вам.


Вспомните, а ведь почти двенадцать лет назад пресса тогда еще не Великого, а Простого как пять копеек государства была независимой, и это унижало всех читателей, особенно – власть, которая день и ночь только и думала о людях. Но больше всего это унижало сами СМИ, которые тогда были часто не правы и неправильно освещали события. Как было плохо журналистам при независимости их изданий, как они возмущались, как протестовали против этого. И они боролись за свою полную зависимость. За зависимость от цензуры, от чиновников министерств и ведомств, от любого звонка свыше, от окрика и угрозы, даже от меня. А тогда я не хотел, чтобы вы были зависимыми, старался не поддерживать вас в этом, но вы все-таки меня уговорили.


И поэтому, идя навстречу горячим пожеланиям журналистов, стремясь сохранить демократические ценности, властью была сделана поправка в Конституции Великого государства о том, что цензура нужна, полезна и необходима, а отсутствие цензуры средств массовой информации не допускается. Более того, в Уголовном кодексе внесены изменения, что редактор не может выпускать газету без предварительной читки материалов сотрудником Министерства по секретам – госсексотом. Учредители также обязаны проводить цензуру. Тех, кто ослушается статей Закона и Уголовного кодекса, ждет независимая инквизиция, которая принимает решение, как осудить нехорошего, ослушавшегося журналиста, редактора или учредителя.


И это привело к расцвету прессы. В нашем государстве насчитывается свыше 700 средств массовой информации, и – я говорю об этом с особой гордостью! – они все полностью и окончательно зависимы. Покончено с анархией слова и выражения, митингов и шествий, засилья такого иностранного и из ненормативной лексики слова, как политический плюрализм. Наступил полный порядок, благоденствие и мир.


Мы даже ввели такой индикатор политической жизни – стабильность. Эталоном такой стабильности признается, согласно Министерству по стандартам и метрологии, кладбище – в цифровом значении это “нуль”. Если до независимости показатель стабильности в стране и прессе равнялся 10 – а это полный бардак, бордель и разврат, то сейчас этот показатель приближается к трем. И мы дальше будем бороться за полную кладбищенскую стабильность. И это есть самая настоящая демократия, когда все граждане равны по размеру и глубине подземных квартир. Именно там мы сформируем “средний класс” по усредненным подходам. У нас не должно быть белых ворон – все должны быть зелеными!


И пресса в этом нам помогает. Она следует тем заветам, которые я написал в своей книге о великом будущем Великого государства. Ваша задача – внушить гражданам страны об их этом будущем, что оно не за горами, нужно только немного подождать – лет эдак триста-четыреста, а то и все пятьсот. Ну, если не они сами, то хотя бы их пра-пра-пра… внуки будут жить в этом великом будущем. А в настоящее время в этом будущем живу я, моя семья, приближенные и некоторые журналисты, и хочу отметить, что мы все довольны. Смотрите на нас и верьте, что такое будущее возможно!


Вам вменяется в обязанность задача постоянно раскрывать успехи нашего правительства, внушать населению, что лучше жизни, чем в нашем Великом государстве, нигде нет. Даже Европа и Америка, где сплошная нищета, разруха и гражданские войны, мечтают перенять у нас модель экономического развития и политической власти. Но у них – как вы понимаете – кишка тонка, потому что там нет такого правителя, как я!.. Хочу сразу отметить, что, к сожалению, среди журналистов попадаются независимые, которые пишут гадости против нашего светлого и могучего будущего. Они своими гнусными статейками подрывают надежду у людей, доверие к власти, задаются вопросами, откуда у меня миллиарды, на чьи деньги построены хоромы у чиновников, куда ездят наши дети за границу и зачем, кто это оплачивает? – и много других нехороших, можно даже сказать, некорректных вопросов. Но ими занимаются благородные карательно-репрессивные службы. Но и вы тоже должны уделять внимание таким независимым — тьфу, слово-то какое противное! – журналюгам. И чем больше будет зависимых журналистов, тем прогрессивнее будет наша пресса!


Вот недавно в нашу страну приезжал Главный буржуин. Он провел здесь заседание своего финансового синдиката. Как мы его встречали! Как мы его приветствовали! Я даже дворцы для них понастроил на народные деньги! Да вы сами писали о том, как правительство готовилось к этому саммиту, да и я контролировал ваши заметки. Но все испортил один режиссер, который показал мою беседу с Главным буржуином не совсем в подходящий момент. Разве это правильно? Конечно, нет! А потом спецслужбы выяснили, что режиссером-то работал независимый человек! Как такая личность могла занимать такую должность на телевидении, где все исключительно зависимые? Это недостаток мы быстро устранили. Но это стало уроком для руководства. Это должно быть намеком и вам, особенно тем, кто тешит себя надеждами быть независимым!


Ваши статьи ежедневно, ежечасно проверяются на соответствие идеологии государственной зависимости. Если в них проскальзывает нотка свободы слова, мысли и выражения, то это опасный, я бы сказал, тревожный симптом. Это болезнь, которую некоторые лечат хирургически, например, привлекая хирургов из карательно-репрессивных органов, а некоторые – медикаментозными методами, например, отправляя такого писаку или болтуна в клинику для душевнобольных и там прописывая микстуры, таблетки, клизму…


Я бы хотел сослаться на эффективность таких мер соседнего государства, где Полоумный Фюрер Пустынной страны создал благоприятный политический климат с кладбищенской стабильностью. Там пресса так и поет хвалебные речи в адрес своего вождя, народ доволен всем и не хочет никаких перемен. Потому что прогресс – в стабильности. Чем больше памятников, особенно золотых и вращающихся, лозунгов на стенах домов и гимнов из телевизора, тем благополучнее жизнь. И этот урок должны мы освоить тоже. Хотя у нашего Великого государства свой путь, своя модель, однако кое-чему нам стоит поучиться у соседа…


Идеология государственной зависимости… Мы отказались от идеологии пролетариата и буржуазии… Нам не нужна идеология религии и атеизма. Мы – сами по себе. Наши деды и прадеды, вплоть до неандертальцев, мечтали о тоталитарной зависимости, и только мы сумели ее добиться. Теперь все книги, которые были изданы до принятия идеологии государственной зависимости, признаются вредными и опасными. Они не обеспечивают кладбищенскую стабильность. Взять хотя бы, к примеру, Робинзона Крузо – да это просто негодяй, убежавший от страны, от своих родителей на поиски другой, казалось ему, лучшей жизни. Крузо – это образ предателя и отщепенца, врага зависимости. И нам нужно всегда говорить детям, чтобы они никогда не походили на этого мракобеса. Наши дети должны быть в полной зависимости и не стремиться к самостоятельности мышления, выбора. Им нужен светофор, то бишь я, человек, указывающий, когда и куда нужно идти!


Или Дюймовочка… Назвал бы я ее одним словом… Все дюймовочки сейчас работают на улице Красных фонарей, и поэтому не могут быть эталоном нравственной чистоты. Много я бы привел таких негативных примеров, да времени нет, да и в бумагу весь текст не влезет…


И понятно теперь вам, почему наша идеология строго следит за тем, чтобы такая литература не вышла в печати, не стала достоянием ушей, глаз… Вот вы, представители СМИ, должны следить за идеологией, следовать курсу этой идеологии, верить ей беспрекословно, не требуя доказательств, фактов и аргументов.


Все сейчас кричат о мировых стандартах. Какая, к черту, стандартность в прессе? Нам нужны верные, любящие меня и правительство, а потом родину и народ, журналисты. Это и есть настоящий патриотизм. Патриот не выносит сора из избы, он закапывает его у себя под домом, а потом долго вдыхает аромат гниющего мусора, вырывающийся из почвы. Пусть это противный, но это родной, свой запах!


Прессе нужны опытные журналисты. То есть те, над которыми мы проводили опыты. Например, заставляли жить на одной воде и траве, а если они выживали, то считали их опытными, потом подкармливали колбаской, иногда сгущенкой, приручали. И с тех пор они преданные мне и власти.


Мы должны открыто, но в тоже время тихо признать, что страна соскучилась по правдивым журналистам. Это те, кто правдиво пишет о нищете и коррупции у соседей, как хреново живется гражданам в Стране кваса и медведей, в Эмирате гор, в Шахстве домкратов. И ведь мы с вами прекрасно знаем, как завидуют соседи нам, нашей полной зависимости.


Сейчас в Великом государстве сформировалась элита, я бы даже сказал, сливки журналистики. Эти сливки вы можете определить по наградам, которые я дарю им за выдающиеся кладбищенские заслуги, за их стремление сохранить стабильность. Я даже ввел новое почетное звание – “Заслуженный журналист-могильщик”. Это тот журналист, который хоронит в себе независимость и свободу слова, который прислуживается власти и не хочет просто служить государству. Это – патриоты журналистики, это наши герои, это наше надежда. Надежда приближающегося века золотого кладбища.


Я рад, что в нашем государстве, в противовес загнивающей и опасной интернет-журналистике (которая, как утверждают карательно-репрессивные органы, связана с ваххабизмом, садизмом и онанизмом), появилась другая, настоящая, передовая, можно даже ее назвать патриотичная журналистика – “маникюрно-педикюрная” журналистика, которая не ищет грязь под ногтями, а красит-приукрашивает гниющие и выпадающие ногти, внушает незрелым и неспелым гражданам, что грязь – это хорошо, это нужно, это натурально. Это даже экологично!


И я вдохновлен тем, что с каждым годом растет численность маникюрно-педикюрных журналистов. Я даже своим царским Указом учредил неправительственный Фонд по антидемократизации и подавлению независимых средств массовой информации, которая ежегодно будет награждать журналистов в номинации “Лучший”, “Хитрый”, “Толстый”, “Хмурый”, “Злобный” и прочих званиях.


Более того, я учредил орден “Бахмус” трех степеней за заслуги в зависимой журналистике. Орден первой степени вручают только тому, кто напишет лучшую кляузу, второй – сумеет очернить и облить грязью, а третьей – за педофилию. И прототипом такого ордена стал ваш коллега, в котором сочетались все три вышеуказанных качества.


Сейчас я буду вручать эти ордена и почести. Поэтому прошу всех, чьи имена будут произнесены, выползти на четвереньках ко мне… А те, кому наград не достанется, могут проваливать – старайтесь, чтобы в следующем году я мог наградить вас…


(Речь Царя Великого государства была опубликована в местной печати, прошла в эфире, переведена на все языки мира, в том числе и язык жестов).

Новости партнеров

Загрузка...