Публичные секреты Галымжана Жакиянова. Виртуальный диалог в реальном режиме

Источник: газета “Соз”

Страшная весть пришла из Кушмуруна – осужденный Г.Жакиянов заражен туберкулезом! Пока эта новость проверяется на медицинском и юридическом уровне, всем очевиден факт политической причины вероятного заражения. Лидер ДВК отказывается писать прошение о помиловании. О мотивах такого решения Жакиянова, его взглядах на текущий момент, о судьбе казахстанской оппозиции и перспективах власти наш предлагаемый диалог, который во многом раскрывает сложившуюся драму вокруг осужденного политика.


Здравствуйте, дорогой Галымжан! Нас оповестили, что Вы серьезно больны. И хотя, по словам Карлыгаш, Вы это скрывали, считаю обязательным спросить: как же это случилось, как Вы себя чувствуете?!


Здравствуйте, уважаемая Гульжан Хамитовна! Очень рад, что Вы, как всегда, изобрели возможность пообщаться со мной, минуя почту, телефон и интернет. Здесь, наверное, главное не средство, а цель. Спасибо за столь прекрасную возможность поговорить по душам, здесь это большая роскошь.


Если говорить о моем здоровье, то это вопрос из теории относительности. Вряд ли здесь, среди контингента, можно найти по-настоящему здоровых людей, сами понимаете, постоянная стрессовая ситуация, духовный вакуум, однообразная пища и физические ограничения. Себя я тоже не назвал бы “пышущий здоровьем “зэк”. Правда, забавно звучит?


Но, Галымжан, вопрос стоит гораздо серьезнее: наши депутаты подают запросы в инстанции, международные организации также хотят включиться в расследование, Карлыгаш обратилась к президенту Назарбаеву с просьбой помиловать Вас. Мнение членов политсовета ДВК едино – добиться правды. Поэтому необходимо провести независимое медицинское обследование. Сегодня мало кто верит заверениям властей, что люди в колониях здоровы. А в отношении Вашего благополучия, вообще, 100 процентные сомнения. Если сомнения все-таки подтвердятся, тогда встает вопрос о Вашем выборе.


Дорогая, Гульжан Хамитовна, во-первых, выбор уже сделан, еще в ноябре 2001 года. Во-вторых, скажите Карлыгаш, что “счет 1:1”. Сначала я скрыл от нее про свое здоровье, теперь она без моего ведома написала президенту. Теперь мы, что называется, квиты (это шутка). Хотя, кто как не я должен понимать ее поступок? Моя семья всегда была рядом со мной, а я всегда вместе с ними. А сейчас им очень трудно, и, возможно, я, как отец и муж, виноват перед ними, что сделал этот шаг. Карлыгаш хочет спасти меня, семью, будущее наших сыновей. Вы, как женщина, это тоже понимаете.


Я также благодарен всем своим близким соратникам, которые сегодня прилагают все усилия, чтобы помочь мне, международным организациям, которые не оставляют тему политических заключенных в Казахстане, всем, кто обеспокоен моим положением. Разумеется, что это очень меня обязывает, и каким бы огромным не было желание выйти на свободу, оно не должно перевешивать человеческое достоинство, долг, надежды людей, наконец. Извините, что напоминаю Вам, но разве Вы сегодня пойдете на поклон к тем, кто два года назад “заказал” Вашу семью? Кто в отместку Вашим убеждениям и исполнению своего профессионального долга сделали Вашего мужа инвалидом, украли у него 20 лет жизни, покалечили здоровье сыну, а сегодня он вынужден находиться за границей, потому что здесь опасно жить?


Да, Галымжан, такое не прощается… И я уже не могу изменить здоровье Сакена, но в Вашем положении еще можно поискать приемлемые варианты. Такие как Вы, Мухтар Аблязов, Сергей Дуванов своим мужеством сделали столько важного в нашей жизни, отменили “обет молчания” народа, доказали свое достоинство. Разве кто-то будет сомневаться в том, что Ваши убеждения, борьба были честными и последовательными? Кто сегодня не согласен, разве что тупицы, что Мухтар правильно сделал, что написал прошение, ведь он мог погибнуть? И не случайно, что он до сих пор, после выхода из тюрьмы, лечится в московских клиниках, наверняка, от последствий нанесенных тяжелых травм.


Я согласен, что погибать за зря не стоит. Но я за справедливое решение. Власть сама понимает, что “перегнула палку”. Но если рассуждать здраво и идти последовательно, то все можно решить сугубо по закону.


Власти необходимо выполнять резолюцию Европарламента, ее же пока никто не отменял. В противном случае они будут обвинены в нежелании сотрудничества с Европой. А это имеет далеко идущие последствия. Выполнение же резолюции означает проведение независимой международной экспертизы, что в пух и прах разбивает все доводы силовиков, стряпавших уголовные дела, особенно Кусаиновские. Естественно, что такая ситуация им также не выгодна. Именно поэтому решение через судебную надзорную инстанцию остается наиболее лучшим выходом. Исправление судебной “ошибки” через справедливое правосудие отвело бы обвинение в политической заказанности дел. Это позволило бы выйти по условно-досрочному освобождению, либо на колонию-поселение. Дальше возможно было бы добиваться более справедливых судебных решений, но уже в условиях свободы и меньшей остроты вопроса. Вот этого сегодня добиваются мои адвокаты.


Но время идет, и Вам необходимо полноценное лечение в условиях свободы, психологического равновесия, поддержки родных и близких. Сегодня уже многие понимают, насколько серьезно Ваше положение, поэтому люди обращаются к президенту Назарбаеву с просьбой освободить Вас – это заслуженные люди страны, аксакалы, общественные деятели, просто граждане. Этот случай тот самый, когда президент должен сделать выбор между человеческим и политическим, ведь ему не зря даны столь высокие полномочия, чтобы в таких исключительных случаях выходить за рамки стандартных понятий. Может, хотя бы так будет оправдан пропагандистский лозунг советника президента Ертысбаева, что Казахстану нужна суперпрезидентская власть?


Пользуясь нашим разговором, еще раз хочу поблагодарить всех людей за поддержку. Спасибо, народ! Удивительные, все-таки, у нас люди. Чем проще живут, тем теплее у них сердца. Это генетика, которая в экстремальной жизни поднимает потенциал добра, юмора, сочувствия. А если бы дать нормальное русло всем этим народным силам, то какая бы у нас красивая была страна!


Я рад за Мухтара, что он уже на свободе, что сможет заниматься своим любимым делом. Главное, что он жив и, надеюсь, будет здоров. Поддержите его! Все, что он сделал на политическом поле, имеет неоценимое значение, многие люди это еще со временем поймут. Пусть ему завидуют те, кто так и не заслужил за всю свою “крутую” жизнь и десятой доли такого уважения, какого достиг за этот период испытаний Мухтар.


Что касается мнения Ертысбаева, то я с ним не согласен. Так же как и с его возмущениями, что оппозиция разрушает устои государства. Только он лукавит (если не понимает), что оппозиция на самом деле разрушает устои режима. Вообще, все последние выступления Ертысбаева свидетельствуют о точности попадания оппозиции. В этом плане и его работа несомненно полезна для развития общества. Но с чем нельзя соглашаться, так это с неточными сведениями и ложной информацией. В частности, его вольное и некорректное трактование истории США должно встретить спокойное разъяснение со стороны самих американцев.


В отношении же “исторического” выбора в пользу президентской власти можно сказать, что жизнь требует иного, парламентского выбора. Об этом же свидетельствует опыт не только Восточной Европы и Прибалтики, но вот свежий пример с Украиной. Представляется, что здесь больших расхождений мнений внутри оппозиции нет. Все предпочитают плюрализм парламентаризма, чем авторитаризм, взращенный идеей президентской республики.


Вообще, есть ощущение, что “лед тронулся”. Произошли серьезные изменения за последнее время. Прежде всего, в мировосприятии самой власти. Накапливаемый в течение года потенциал политических требований привел к качественному сдвигу, пока незаметному внешнему глазу. Сдвиг заключается в фактическом признании (пусть пока с неохотой и раздражением на лице, пусть невнятно и с оговорками) за народом некоторых основополагающих прав. Права на выборную, сменяемую власть, на свободу слова. Сейчас они лишь думают, чтобы дать как можно меньше власти вниз, найти еще ухищреннее способы выборных фальсификаций и создать видимость независимости СМИ. В душе они надеются, что сумеют все хитро обставить и чудесным образом вернуть к себе расположение мировой общественности. Но, как бы то ни было, “процесс пошел”. Стало даже модным произносить слова о демократизации и необходимости политических реформ. Год назад за такие слова давали по 6 и 7 лет. Смотришь, так и научатся говорить правильные демократические лозунги, что невозможно будет отучить. Одним словом, не зря топчем зону и крутим срок.


Вы правы, Галымжан, что они пока только учатся говорить. Чувствуется, что к Вам исправно поступают передачи “Хабара” и провластные газеты. К сожалению, сегодняшняя реальность и в отношении независимой прессы, и политических реформ, и выборного законодательства самая, что ни на есть, печальная. Только что закончилась новая серия судебных процессов по иску Рахата Алиева и его людей против целого ряда оппозиционных газет. Парламент так и не сумел добиться рассмотрения нового закона о выборах с поправками и предложениями демократических сил. Центризбирком и местные власти ведут незаконную деятельность против общественной инициативы по референдуму о Земле. Людей терроризируют преследованиями, угрозами, взрывают машины. Словом, новая левая рука Астаны уже чувствуется.


Согласна, что усилия казахстанской оппозиции и давление международного сообщества заставляют режим совершать некие попытки прозрения в промежутках хронической комы. Но любые такие попытки для власти или уже бесполезны или опасны так же, как резкие движения для инвалида без ног. Стоит только ввести хотя бы первичный механизм демократизации общества, СМИ, выборов и т.д., то власть рухнет. Здесь не может быть компромисса: сохранять все, как было и есть, и в то же время “двигать демократию”. Поэтому режим все ниже и ниже опускается до силовых методов ради самосохранения.


Самая опасная для власти ситуация – это общественно-политическая инициатива, развитие оппозиции. Скорее всего, миром дело не закончится.


Вспоминается в связи с этим, Гульжан Хамитовна, борьба “айкидо” из восточных единоборств. В ней выиграть схватку может не обязательно физически сильный соперник. Главное, суметь создать ситуацию, когда сила энергично атакующего противника будет направлена против него же самого.


Также и в нашей политике. Например, власти, столь хотевшие посадить оппозиционеров, теперь не меньше желают их освобождения от возникшей головной боли. Или, лобовой натиск по Земельному кодексу привел к обратному эффекту. Думаю, и скандальный закон о партиях в скором времени выстрелит против самой власти. По крайней мере, я уже вижу несомненные плюсы такой ситуации для оппозиции в целом. И так получается с любой более ли менее значащей инициативой власти против оппозиции.


Против идеи годится только идея, а не полицейские методы. Попытка удушения оппозиционной прессы привела (при всей трагикомичности происшедшего) к ее большей популярности. И вполне по законам рынка – к росту спроса на ее продукцию. Конечно, я далек от каких-либо иллюзий, но отмечать очевидные преимущества и извлекать уроки стоит.


Если земельная тема будет также и дальше продвигаться, то власть вынуждена будет отказаться от своих амбиций. Это слишком серьезный вопрос, который рано ли поздно сильно ударит по авторитету власти, если она будет также сопротивляться мнению большинства. Земля – это очень хрупкая тема для народного самосознания. Она олицетворяет много духовных начал, помимо материального назначения. Вопросу о частной собственности на землю должны предшествовать очень много факторов, сначала надо создать реальную демократическую базу, чтобы народ сам решил: готов он или не готов, хочет или не хочет, нужно или не нужно вводить частную собственность?


Вообще, тема доверия к власти актуальна всегда и везде. В нашем случае мы констатируем, что доверия нет. Поэтому власть не хочет никаких инициатив, в том числе по проведению референдумов, не ею инициированных. То же самое можно сказать и о проведении диалога между властью и демократическими силами. Под различными предлогами власть уходит от диалога, от прямого контакта.


Сегодня трудно упрекнуть оппозицию в отсутствии желания переговоров. Об этом свидетельствует недавнее обращение политсовета ДВК к органам верховной власти с рядом конструктивных, но принципиальных предложений по реформированию политической системы. Но почему та сторона молчит? Отсюда возникает резонный вопрос – а нужен ли диалог власти? Чтобы получше узнать проблемы общества и что предлагает оппозиция? Вряд ли. Чтобы признать оппозицию как силу и способствовать становлению гражданского общества? Невероятно. Поэтому ей пришлось имитировать диалог в облике ПДС, согласно взятым обязательствам перед международным сообществом.


Классическая форма двустороннего стола сейчас не годится. Не будет и никакого двустороннего документа. Да и не нужно это теперь. Власть будет идти (уже идет) на уступки, не афишируя их. Нам главное – содержание, а не форма. Сейчас надо сосредоточиться на сути вопросов, сберечь ресурсы времени и сил для предстоящих политических событий. А предстоит довольно интересное время, когда открывается конкурентный политический рынок. Многие известные “продукты” окажутся на обочине. Политика становится публичным товаром. И никакие гонения и репрессии не могут остановить естественное присутствие на этом рынке оппозиции. Разве я не прав, дорогая Гульжан Хамитовна?


Если бы не виртуальность нашего разговора, Галымжан, то складывается впечатление, что Вы вовсе не в тюрьме находитесь вот уже почти полтора года. Это Ваш талант, опыт и сила убеждений, невероятная интуиция политика подсказывают Вам объективный ход сегодняшних событий. А где объективность, там и правота. Разумеется, Вы правы, Галымжан!


Меня сейчас сильно беспокоит то, что за эти размышления Вас могут еще подальше упрятать. Я все больше и больше убеждаюсь, что грандиозный потенциал Галымжана Жакиянова кому-то очень не нужен на свободе. Успокаивает лишь то, что нашего диалога не было на самом деле в привычном понимании, и Ергалиева ни разу не встречалась с Жакияновым после последнего судебного заседания в Павлодаре. И переписка с Вами невозможна, даже опасна. Просто хорошо, что Вы успели многое написать еще до ареста, да еще с такой перспективой развития событий. Еще несколько коротких телефонных разговоров о Вашем настроении, информация адвокатов о продвижении Вашего “дела” в судебные инстанции, воспоминания о наших личных встречах. Вот мой материал нашей виртуальной “ беседы”.


Но отнюдь не виртуальна действительность о состоянии Вашего здоровья. Это слишком серьезно, и я решилась на этот публичный диалог с Вами в надежде, что, возможно, этот материал в газете дойдет до Вас. Чтобы Вы знали о нашей озабоченности за Вас, чтобы подумали о своем положении и сделали шаг к собственному спасению. Ваша совесть, Галымжан, чиста и спокойна, об этом знают все люди.


Вы знаете, Гульжан Хамитовна, ученые однажды поставили такой опыт. Они взяли двух представителей приматов мужских особей из разных мест и пометили в одну клетку. Согласно наблюдениям, через некоторое время один из них стал доминировать над другим. Причем, не было никаких физических столкновений. Первый лишь ходил кругами вокруг второго и уничтожающе зрел на него. В результате, сидящий внутри от напряжения перестал двигаться и принимать пищу. Стрессовая ситуация, в конце концов, довела нашего примата до инфаркта с летальным исходом.


К нашему счастью, мы, в отличие от приматов, осознаем губительность жизни без движения и стресса. Подобные испытания мы преодолеваем за счет своей поразительной приспособляемости к обстановке. Поэтому, что касается моего физического состояния, я буду и дальше выживать, пока хватит сил.


Главное, я чувствую свое моральное превосходство и моя совесть, Вы правы, чиста и спокойна, потому что я прав. После того, как я сделал свой выбор осознанно, и немало людей мне поверили, моя ответственность удвоилась. Возможно, что сегодня со мной связаны надежды тысячи людей, и я не хочу, чтобы их опять постигло разочарование и ушли последние надежды.


Простите, если я не оправдал Ваши ожидания, дорогая Гульжан Хамитовна. До встречи на свободе!


Источник: Газета “Соз” 09.07.03

Новости партнеров

Загрузка...