Серикболсын Абдильдин: “Мы выступаем за парламентскую республику”

Серикболсын Абдильдин, лидер Компартии Казахстана, депутат Мажилиса


Серикболсын Абдильдаевич!


Мне посчастливилось поработать с Вами в начале 70-х годов, когда Вы работали в отделе сельского хозяйства Госплана Казахской ССР, и непосредственно руководили работами по своду показателей годовых отчетов в разрезе территорий, министерств и ведомств, отраслей по всем категориям хозяйств. В то время я, тогда ещё молодой специалист Вычислительного Центра, участвовал в проведении расчетов на ЭВМ. Ещё в те годы Вы произвели на меня неизгладимое впечатление как грамотнейший специалист и умелый руководитель.


У меня есть к Вам следующие вопросы:


Выберется ли, вернее, поднимется ли сельское хозяйство РК из той критической ситуации, в которой оно оказалось в результате “реформ” последнего действительно “критического для села десятилетия”: спад с/х производства, повальная безработица, преступный вывод из оборота сельскохозяйственных угодий, разруха и пр.? Ваше видение выхода из этой ситуации?


— Сельское хозяйство является наиболее трудоемким производством, чем другие отрасли экономики. Его разрушить легко, но, к сожалению, восстановить намного труднее. Можно отметить, что разрушение тех структур, которые входили в сельское хозяйство к началу распада Советского Союза, произошло после принятия указа главы государства о земле. Ранее принятый парламентом закон о земле, увы, оказался побоку. В данный момент восстановить сельское хозяйство весьма нелегко, можно даже сказать, невозможно, потому что реальной помощи сельчанин не имеет до сих пор. Это все только разговоры о принятии программы “трехлетка аула”, помощи селу. Что необходимо сделать для того, чтобы выбраться из сложившейся ситуации? Надо определиться с формой организации труда в сельском хозяйстве. Фермеры поодиночке в наших условиях не выживут и это надо четко осознавать. Мы, коммунисты, как и организаторы сельскохозяйственного производства, говорили об этом неоднократно до роспуска совхозов и колхозов. Но, к сожалению, к голосу специалистов никто не прислушался. Сейчас, когда руководитель страны взял курс на оптимизацию сельского хозяйства и когда речь идет о возможном подъеме села, не имеет значения название формы организации труда. Но коллективный труд надо восстановить. Мы говорим, что нужно равнение держать на европейские страны. И при этом забываем о том, что сельскохозяйственные площади в Европе маленькие и фермеры запросто могут справиться с их обработкой. У нас же масштабы иные, требующие совместного начала. Кстати, и сейчас кое-где в Казахстане сохранились бывшие совхозы, которые просто переименовались в товарищества или крестьянские хозяйства, и результаты их деятельности весьма высоки. Если раньше мы насчитывали порядка 3000 крупных специализированных совхозов и колхозов, то сейчас их где-то 200. Политика государства должна быть направлена на воссоздание крупных специализированных хозяйств, формирование крестьянского банка с тем, чтобы сельчане могли брать кредиты на беспроцентной основе, предоставление налоговых льгот тем, кто трудится на земле, ограничение права продажи и выкупа земли с тем, чтобы не было монополии.


Трехлетие аула, объявленное президентом страны, безусловно, полезное начинание. Но прошла уже половина этого срока, а деньги на село так и не поступили. К тому же большая часть средств, выделяемых из бюджета на село, пойдет на создание инфраструктуры, выполнение социальной программы. Это, конечно, хорошо и нужно, но простой расчет показывает, что на деле к сельчанам попадет лишь 550 тенге на человека в месяц, а что на такие деньги можно реформировать?


Какова организационная структура руководимой Вами КП Казахстана? Программы минимум и максимум?


— Наша партия в определенной степени позаимствовала организационное строение у КПСС, чьей преемницей не является, потому что правопреемником Компартии Казахстана стала в свое время Социалистическая партия. Конечно, наша партия претерпела известные изменения, но организационно наши структуры построены по принципу КПСС. У нас существуют низовые партийные организации, районные и областные комитеты партии. Да, у нас имеются программы минимум и максимум. Минимальная программа рассчитана на то, чтобы постепенно через выборы пройти в представительные органы государственной власти. А программа максимум, естественно, предусматривает победить полностью и взять власть в свои руки по примеру наших молдавских товарищей. Кстати, хочу оговориться сразу, что мы, коммунисты, категорически отвергаем насильственные методы прихода к власти. Мы выступаем за парламентскую республику путем преобразования нынешнего строя. Программа максимум направлена на то, чтобы прийти к созданию открытого общества, в котором идеи коммунизма, основанные на социальной справедливости, найдут свое воплощение. Сегодня многих отпугивают сами слова – коммунизм, социализм, но по большому счету эти идеи всегда жили и будут жить. И тот же Запад во многом заимствовал некоторые принципы из коммунистической идеи.


Поддерживает ли КПК связи с зарубежными одноименными или близкими по духу партиями? В чем они выражаются?


— Прежде всего Коммунистическая партия Казахстана входит в Союз Компартий -КПСС. В этом союзе насчитывается два десятка Компартий, образованных после распада одной партии – КПСС. Штаб этого Союза находится в Москве, председателем является Геннадий Андреевич Зюганов. Он известный политик не только в СНГ. Мы встречаемся регулярно, у нас есть плановые мероприятия, которые проходят четыре раза в год. Вот скоро я поеду на заседание политсовета в Москву. На заседаниях, как правило, рассматриваются наиболее жгучие проблемы не только СНГ, но и мирового сообщества. Мы обмениваемся не только опытом работы наших партий, но и обсуждаем, как развивать дальше коммунистическое движение в СНГ. Посла развала Советского Союза и КПСС было огромное давление с тем, чтобы коммунистическая идеология не возродилась. Но сегодня, спустя 12 лет после уничтожения Советского Союза, народ и даже сами политики поняли, что коммунистическую идею сжечь невозможно. И тот провал в экономике, социальной сфере, созданный деятельностью президентов суверенных государств, пример того, что на самом деле преимущество было на стороне коммунистов, идеи. А сегодняшние лозунги о демократизации общества и обещания, что каждый будет зарабатывать соответственно своему труду, все это остается пустыми словами, не подкрепленными делом. И в такой ситуации, безусловно, меняется отношение к Коммунистической партии, люди поворачиваются в ее сторону. Помимо заседаний политсовета, два раза в год Союз компартий СНГ проводит пленумы, один раз в два года – съезд. Это довольно хорошее общение, мы ездим на съезды к коллегам из других республик, они приезжают к нам. Скоро состоится очередной съезд Компартии Украины, и там наша делегация будет присутствовать. Через дипломатические корпуса в нашей стране идет обмен мнениями с послами государств дальнего зарубежья. У нас установились хорошие контакты с Компартиями Греции, Италии, с германскими партиями социалистической ориентации. У нас очень хорошие взаимоотношения с Компартией Кубы, Корейской Народно-Демократической партией. Встречи, обмен мнениями как бы дополняют наше представление друг о друге, помогают выработать единые подходы к оценке мировой ситуации. Мы печатаем в “Правде Казахстана” материалы Фиделя Кастро, наша информация распространяется через кубинские газеты.


Почему делегацию от Компартии Китая во время её визитов в Казахстан встречает не руководимая Вами партия, а партия “Отан”, руководство (прошлое и нынешнее) и ряд членов которой потеряло на это моральное право при добровольном выходе из состава КПСС?


Спасибо! С наилучшими пожеланиями, Ерик, чл. Компартии с марта 1978 г.


— Надо смотреть статус делегации. Коммунистическая партия Китая ни разу сюда не отправляла свою делегацию. Приезжают или правительственные делегации, или государственные, статус которых соответствует статусу наших руководителей, принимающих делегации из Китая. А то, что китайских товарищей встречают партийцы из “Отана”, то это понятно, поскольку “Отан” является правящей партией, председатель которой – глава государства. Есть свои правила и протокол, определяющий статус лиц, встречающих и провожающих официальные делегации, прибывающие к нам. Каких-либо упреков здесь мы не можем предъявить, а с дипломатическим корпусом Китая в Казахстане мы общаемся довольно плотно. Не надо забывать, что гигант – Китай – развивается по своей специфике, а Компартия играет главную роль в этом.


Серикболсын Абдильдаевич!


Когда-то Алмаз-ага рассказывал мне о вашей деятельности в Поспредстве Казахстана в Москве, когда после манифестации у Смоленской площади — Генералитета СССР и передачи послания генерал-полковнику Казакову от жителей Семипалатинска по требованию прекратить ядерные испытания, вы дружески рекомендовали Алмазу Р. Естекову валить из страны, иначе будет хуже…


Он последовал вашему совету!


Теперь вопрос: Не кажется ли Вам, что наступил критический момент, когда партия коммунистов должна выступить инициатором пересмотра последствий деятельности Президента страны?( Канат Сулейменов).


— Я помню этого молодого человека. Он был очень активным, поднимал вопросы по Семипалатинскому полигону и ко многому другому у него был свой подход. Одной из надежд его было получить, как политическому деятелю, гражданство в Америке. Когда он проводил свои мероприятия, это ясно было видно. Что касается проблем Семипалатинского полигона, то ими занимались многие, в том числе и я, как уроженец тех мест. Тогда, когда появилась возможность, мы приняли закон, но очень быстро о материальной помощи пострадавшим от последствий ядерных испытаний забыли. Что касается пересмотра последствий деятельности президента страны, я не думаю, что приписывать грехи Назарбаеву по проблемам полигона было бы неправильно, он не имел тогда возможности принимать решения, был председателем Совмина. Пересмотреть всю деятельность президента запрещено законом. Мы можем рассматривать всю деятельность президента лишь во время войны, когда он перейдет на сторону врага. Остальное — запрещается законом.


Не думаете ли Вы, что именно сейчас, когда политически обанкротились все отступники вашей идеологии в глазах народа, приведя его к \»разбитому корыту\», наступил момент активизации ваших сторонников? Ведь среднее и старое поколение помнит лучшие времена, до прихода воров и беспредельщиков!


— Очень умный вопрос. Сейчас именно наступило время, когда можно сравнить то, что было, что потеряли и что имеем, к чему идем. Если посмотреть, к чему идем, то никуда не идем. Мы пока проваливаемся и находимся на дне, поэтому активизация сил Коммунистической партии актуальна. Прошедший пленум для комитетов, районных организаций поставил задачу усилить работу с людьми, с массами. Еще в 1996 году было принято решение поддерживать всех представителей исполнительной власти, которые работают на благо народа, а тех, кто не работает для народа и замешан в коррупционных преступлениях, – разоблачать. И тем самым способствовать развалу коррупционной системы.


Какова реальная цифра числа коммунистов в Казахстане и ведётся ли учёт?


— Учет по воле нового закона о политических партиях проведен. Хотя даже переучет был для нас сопряжен с проблемами, потому что надо было удостовериться в достоверности документов всех наших партийцев. Но мы перерегистрировали всех, и с вновь принятыми численность партии сегодня составляет более 60 тысяч человек. Для регистрации мы подали списки 54 тысяч человек, и при проверке никаких замечаний по регистрационным документам не было. Свидетельство нам было выдано. В отношении количественного состава у нас проблем нет, но есть проблемы качественного отбора. Я имею в виду по возрасту, хотя за последние годы среди вступающих в партию растет число молодых. И это не может не радовать.


Как можно в наше просвещенное время быть коммунистом?


Ведь это же полностью обанкротившаяся преступная человеконенавистническая и маразматическая идеология, провалившаяся во всех республиках бывшего СССР и странах, куда она была насаждена на штыках Красной Армии.


Везде, где правили или правят коммунисты, — везде нищета, убожество, кровь и смерть. 4 миллиона казахов погибло в 20-30 годы во время правления коммунистов! Мне мой отец, который видел все это собственными глазами, рассказывал, как умирали наши родственники и соседи. В КПСС вступали либо оболваненные монопольной пропагандой, либо из карьерных соображений. Это была партия дураков и подлецов. Сейчас подлецы ушли, и в компартии остались одни дураки. В хрущевско-брежневские времена уже, конечно, почти перестали убивать, но все равно жить в той стране было неприятно, а уехать — невозможно. А если хотите защищать права трудящихся — идите в профсоюз, а не в компартию.


— Само содержание вопроса говорит о том, что человек, задавший его, проживает в нашем обществе. Здесь надо различать, что не идеология, не идея обанкротилась, а сама партия, сама партийная структура потерпела крах. И при этом надо понимать, что обанкротилась не только социалистическая система, но и ведущие западные страны также деградировали. В правление Хрущева и в брежневские времена коммунистическая идея развивалась, поэтому она не могла быть объектом критики. Я с этим согласен. А что касается норм морали и целей коммунистической идеологии, то пусть этот молодой человек посмотрит мировую историю, с какого века и до наших дней люди стремились построить именно такое общество, в котором идея социальной справедливости является превалирующей. Да, были жертвы, когда мы жили в социалистическом обществе, но это ведь кто как оценивает. Ведь даже нет единого мнения о количестве жертв, одни называют цифру в 4 млн., другие утверждают, что расстреляны 200-300 тыс. Но давайте посмотрим, какова сегодня ситуация с рождаемостью и смертностью и сопоставим полученные цифры с тем, что касается жертв сталинского террора. Поэтому односторонне нельзя оценивать коммунистическую идеологию. Сейчас многие говорят о какой-то национальной, государственной идеологии, но никто не может назвать ее, четко сказать, в чем она выражается. Даже глава государства не может это обозначить, потому что идея должна ориентироваться на социальные слои. А у нас царят разброд и шатание. Коммунистическую идеологию в мире поддерживают миллионы трудящихся. Бесплатное образование и медицинское обслуживание, бесплатное жилье, гарантии обеспеченной старости – все это было у нас при прежней социалистической системе. Да, мы жили небогато, но у людей зато была надежда на будущее, а нынче и это отняли у миллионов граждан. Этот молодой человек может рассуждать так, если он богат, обеспечен, уверен в будущем. А если у него нет работы, возможности получить бесплатное образование и медицинское обслуживание, то пусть он сравнит то, что было и что имеется сейчас. Тогда присутствовали мечты и надежды на создание открытого общества, свободного человека, способного с помощью общества стать Личностью. А сейчас и этого нет.


Как Вы относитесь к последнему посланию президента к народу Казахстана?


Прокомментируйте политическую часть предложений главы государства.


— Любое послание главы государства народу Казахстана читается хорошо. Мы научились писать и произносить обещания. Последнее послание оказалось богаче предыдущих на них. Но от того, что мы обещаем, положение миллионов населения в лучшую сторону не меняется. Я и раньше критически относился к обещаниям и сейчас говорю, что все высказанное в Послании вилами на воде писано. Каждому из нас нужно жить сейчас, а не потом. Если мы не сделаем того, что обещаем, то грош цена нашим реформам. Мы потеряли промышленность, разрушили сельское хозяйство, уничтожили вообще всю сферу социальной защиты населения. Это нельзя назвать реформами. Реформа, как правило, — путь от худшего к лучшему. А мы пришли к худшему, и поэтому трудно назвать все сделанное реформой.


Что касается отношений властей и общества, то ничего нового в Послании не сказано. Есть мысли в отношении власти, СМИ, политических партий и т.д., но это не глобальные политические вопросы. Решения, принимаемые правительством, давно озвучены лидерами политических партий. Мы всегда категорически выступали против идеи саморегулирования рынка. И правительство сегодня возвращается к нашим предложениям.


Серикболсын Абдильдаевич!


Как Вы относитесь к Плану мероприятий по борьбе с оппозицией, опубликованному в “Нави”? Правда ли это? И что Вы намерены предпринять, если этот документ правда?


— Степень правдивости данного документа определяется практическими делами. Каждый его пункт, увы, подтверждается практикой. Например, нападки в мою сторону имеют место несколько лет, за этим лично я вижу нечто, что пытается разделить Назарбаева и Абдильдина. Скажем, всего один раз за годы суверенитета я встречался с главой государства, но ни один телеканал не рассказал об этом, хотя все другие встречи президента страны старательно освещаются всеми проправительственными каналами. У любого депутата, побывавшего на приеме у главы государства, берут интервью, расспрашивают, о чем шла речь. В “Казахстанской правде”, к примеру, две строки дали о том, что вчера лидер коммунистов Серикболсын Абдильдин встречался с президентом страны. Почему я так подробно об этом говорю? Да потому что вот вам первый пункт Плана мероприятий в действии. Это по отношении к нашей партии и ко мне лично, а про других и говорить нечего. Слежка, прослушивание телефонных разговоров, сопровождение во время поездок по регионам – все это привычно для меня. Не успеешь из районного центра в областной приехать, уже все знают о приезде. И что можно предпринять против этого?


Компартия была зарегистрирована после вашей встречи с президентом. Если не секрет, о чем говорили с президентом? Некоторые ваши оппоненты подозревают, что Вы ведете сепаратные переговоры с властью.


— О чем угодно мы могли говорить с главой государства, но только не о регистрации Компартии. Об этом мы не сказали ни слова.


Поддерживает ли Компартия Казахстана связь с товарищами из других стран, например, Россией? Как вы оцениваете перспективы Геннадия Зюганова?


— Мы поддерживаем связь с партиями других стран. Геннадий Андреевич Зюганов является лидером не только Компартии России, но и членом Союза коммунистов на всем геополитическом пространстве СНГ. Зюганов растет, мужает, у него появилась мудрость и он может на нынешних выборах победить. Он достоин этого. Что бы не говорили его противники, он уже стал национальным героем.


Как мажилис в дальнейшем собирается работать с правительством Тасмагамбетова, которому не доверяет? Как будут строиться отношения с сенаторами, которые поддержали правительство? Может, стоит в будущем бойкотировать все законопроекты, поступающие из кабинета министров?


— Бойкот – один из методов протеста. Но ему бы я предпочел совместную работу. Причин здесь много и главная – несамостоятельность нынешнего правительства. Это касается не только руководителя кабинета министров. Чтобы освоить такую махину, как наша республика, потребуются годы. Я очень болезненно отношусь к тому, что президент меняет, как перчатки, правительство и министров. Он подбирает их без подготовки, без учета опыта и деловых качеств. В управлении есть выражение “познание объектов”. У нас же часто чиновнику не дают возможности это сделать, поскольку ротация идет беспрерывно.


Что касается сената, то с ним все ясно. Это – палата главы государства, что скажет, то и сделают.


— “Навигатор” много писал о проблемах трайбализма и жузовщины в Казахстане, некоторые обозреватели писали, что \»Ак жол\» — партия аргынов, что власть в стране находится в руках Старшего жуза, что подбор кадров идет по родовому признаку, — что думаете по этому поводу?


— В течение нескольких веков трайбализм то проявляется, то затухает. Правление небольшой группы людей, сформированной по родовому признаку, мешает казахам вырасти как нации. Свой род, несомненно, необходимо знать, чтобы им гордиться, помнить, но не для того, чтобы этим козырять и друг на друга нападать.


Была бы моя воля, я сделал бы так, чтобы государство обратилось к наведению порядка и принятию законов, в том числе и законов, запрещающих прием на работу родственников, близких. Всему народу известно, что политическая власть находится в руках одного человека и его родных.


Какие перспективы Вы видите для осужденных политзаключенных после помилования Аблязова, имею в виду Жакиянова и Дуванова. Вообще, как Вам видится ситуация в оппозиции Казахстана, бесконечные споры между ДВК и РНПК?


— Я убежден, что осуждение Жакиянова и Аблязова было большой ошибкой. Президенту оказали медвежью услугу, настаивая на их аресте. Сам процесс проведения суда обнаружил отсутствие доказательств и состава преступления. И при этом проявились политические мотивы. По политическим мотивам судить, двоих посадить в тюрьму – большая ошибка.


В то же время я не хотел бы сваливать всю вину за произошедшее только на Нурсултана Назарбаева, потому что мне представляется нездоровым его окружение. В первые годы независимости окружение было весьма грязным, хотя каждый доказывал президенту свою необходимость: “Я есть – ты, Нурсултан, цел, меня нет – у вас проблемы появятся”. Проблема с Жакияновым и Аблязовым создана искусственно, хорошо, что общественность взялась за их защиту, подключились международные правозащитные организации. Амнистирован Мухтар Аблязов, дай Бог, чтобы амнистию применили и в отношении Галымжана Жакиянова.


Что касается ДВК и РПНК, если реально посмотреть на политический расклад сил в республике, то увидим, что сейчас Кажегельдина не тронут. Его, можно сказать, даже поддерживают. Он ведет большую работу по связям с зарубежными организациями. Если РНПК и ДВК реально борются против режима, то им надо держаться вместе. А если каждый хочет прийти к власти при наличии существующего режима, то так не получится. Это мартышкин труд. Необходимо четко обозначить цели и интересы, найти точки соприкосновения для совместной деятельности. Первое – борьба с режимом, второе – пути демократизации общества. А если продолжить взаимные упреки, то все останется по-старому.


В СССР коммунисты проводили идеологию атеизма. Вы тоже не верите в “высший разум”, или все-таки Бог (Аллах) есть?


— Те, кто изучает Коран, Библию, приходят к тому, что все в человеке от сердца. Если сердце чисто, то человек не убивает, не ворует, не насилует, соблюдает нормы морали. Это и есть высшее признание, какой бы силой не был – Бог или Аллах. Я – атеист и не скрываю этого. Будешь честен – Бог поможет.


Вы выступаете за досрочное освобождение лидеров ДВК. Одного президент Казахстана уже помиловал. Ваши дальнейшие действия, если Г.Жакиянова не “простят”? Как Вы считаете, возможно ли помилование С.Дуванова, учитывая, что он был осужден за изнасилование несовершеннолетней?


— Я не исключаю, что президент Назарбаев примет нормальное решение и по первому, и по второму вопросу. И сделает так, чтобы в Казахстане не было политических узников.


Что, по-вашему, сегодня представляет собой партия Кажегельдина – РНПК? Согласны ли Вы с мнением, что экс-премьер “политический труп”? Есть ли у Кажегельдина шанс быть реабилитированным?


— По существующему закону о политических партиях, можно сказать, что РНПК нет. Другое дело, что Акежан Кажегельдин, как политическая фигура, может и должен быть. А какие шансы у него на предстоящих выборах в качестве кандидата? Акежан Магжанович, конечно же, отошел от реалий казахстанского общества. Идет массированная атака власти против него, неоднозначно складывается мнение и оппозиции, с которой у Кажегельдина должны быть устойчивые связи, а они прерваны. Поэтому я не думаю, что у него могут быть какие-то шансы вернуться к власти. Если считать реабилитацией отсутствие судимости, то суд над ним придумали, а следовательно, и судимости как таковой нет.


Серикболсын Абдильдаевич, занимаетесь ли Вы, помимо политики, бизнесом? Если да, то в какой сфере. Если нет, то по каким причинам.


— Если бизнесом считать дело, которым занимаешься, то да, бизнес у меня есть. Функциональных обязанностей у меня хватает. Я получаю зарплату из трех источников и гонорары разного уровня. Но ни один из них нельзя назвать бизнесом в общепринятом смысле. Я занимаюсь предпринимательством, но оно без прибыли. Консалтинговый центр, в котором я работаю, выпускает книги, монографии, брошюры, учебные пособия. Издание осуществляется за счет грантов, и бизнесом эту деятельность назвать нельзя. Это, скорее, относится к области образования. Моя депутатская зарплата идет на выпуск партийной газеты. А профессорскую зарплату Казахского аграрного университета приношу домой. Что касается гонораров от научной деятельности, то вкладываю их в производство учебников. При таком распределении доходов голод я все же не ощущаю.


Как Вы считаете, кто станет следующим президентом Казахстана? Только не говорите, что Жакиянов: у нас бывшие осужденные не имеют такого права. Или все может быть?


— Если мы хотим, чтобы осталась нынешняя коррумпированная система, то стоит согласиться с кандидатурой, предложенной Назарбаевым. Если мы должны в корне поменять политическую систему, то Галымжан Жакиянов в качестве президента страны не исключается. Кстати, в мире есть немало примеров, когда многие государственные деятели, ставшие президентами своих стран, испытывали “сладости” тюрьмы.

Новости партнеров

Загрузка...