Что такое Организация Центрально-Азиатского сотрудничества и с чем его едят во время встреч глав государств региона

Экономическая клоунада или это такая интеграция?

5-6 июля 2003 года в Алматы прошел саммит глав государств – учредителей Центрально-Азиатской интегративной структуры. Хотелось бы сделать анализ этой организации через официальную прессу, которая осветила сей факт на страницах узбекских газет…


В правительственной газете “Народное слово” 8 июля 2003 года вышла статья “ЦАС: плодотворное сотрудничество продолжается”. Может, журналист, который поверхностно знает интеграционные процессы и видит ее только через иллюминатор правительственного самолета, считает плодотворным то, о чем говорили главы государств на встречах, что затем плодотворно вписывалось в документы и плодотворно подписывалось, и которые впоследствии плодотворно забывались. И вообще, плодотворное – это слово, близкое к селекции или животноводству, поскольку сложно оперировать им при оценке интеграционных процессов, использовать для анализа реальных текущих процессов региона. Впрочем, суть не в самом названии, а в том, о чем информирует эта статья.


Она начинается с такой фразы: “Как отметил глава нашего государства в своем интервью журналистам перед отъездом, организация “Центрально-Азиатское сотрудничество” является демократической структурой, созданной почти полтора года назад на базе Центрально-Азиатского экономического сообщества”.


Наверное, глава нашего государства запамятовал, что еще раньше существовал Центрально-Азиатский Экономический Форум (он так назвался после вступления в него Таджикистана), который трансформировался из Единого экономического пространства (ЕЭП) Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана, созданного аж в апреле 1994 года. А еще ранее были Координационные советы по сотрудничеству республик Средней Азии и Казахстана, которые растворились в годы независимости. Вывески менялись с такой скоростью, что жители региона не успевали запомнить, а в каком интегративном сообществе они живут.


То, что оно, это сообщество, демократическое, никто не сомневался. Только как измерить степень демократичности? Все страны региона – в той или иной степени авторитарны, в них функционирует восточная (азиатская) экономика с моделью политического деспотизма и административного управления. Скорее всего, это называется спецификой демократии с восточным лицом. Таким образом, саммит ЦАС – это встреча демократов, представляющих восточную демократию, ради демократических ценностей и свобод, которые принципиально отличаются от западной демократии.


Далее: “В отличие от прежнего экономического сообщества, которое ограничивалось лишь экономическими вопросами, своеобразной особенностью этой организации является то, что четыре страны – члены этой организации – занимаются не только развитием экономических отношений, но и эффективно используют новые возможности для расширения политических, социальных и других связей”.


Года три назад эта фраза просто бы не проскочила в печати. Потому что официальный Ташкент с первых дней создания ЕЭП всячески противился протаскиванию через него политических проблем. Узбекские чиновники не хотели “второго СНГ”, только в формате Центральной Азии. Никаких политических контактов, никакого политического процесса, только экономика, и интеграция ради экономики, — с пеной у рта утверждали они. Поэтому много лет ЕЭП не функционировало, потому что невозможно было разрешить экономические противоречия и даже развивать сотрудничество, не вникая в политический процесс, который в регионе с каждым годом усложнялся и ухудшался. Таким образом, интеграция оставалась на бумаге, проекты принимались и оставались в виде технико-экономического обоснования и предложений ряда министерств и ведомств. Зато президенты встречались на саммитах, восторженно говорили, что они еще сильнее и плотнее сблизились друг с другом, и обещали еще кучу разных там тесных контактов.


В статье ничего не говорилось о том, что четверка плодотворно похоронила Центрально-Азиатский банк развития, который итак рождался и функционировал в сплошных мучениях. Вначале долго не могли собрать Уставной фонд (причем от каждой страны требовалось всего лишь по $1,5 млн.), еле-еле наскребли требуемую сумму, затем Ташкент вдруг решил открыть у себя филиал и отозвал свою долю из банка. Некоторые языки утверждали, что это было сделано из-за того, что руководители Центрально-Азиатского банка финансировали проекты на территории Казахстана, а про Узбекистан как бы и забыли. А потом этот банк вообще перестал быть нужным. Его эвтаназия прошла тихо и безболезненно, не было поминальных речей и соболезнований. Если это – “эффективное использование новых возможностей для расширения… связей”, то остается гадать, а что такое вообще экономическая интеграция, и чем занималась “вывескоменяющая” организация в течение почти десяти лет? Чем занимались чиновники так называемого Исполкома Межгоссовета, которые по статусу приравнивались к министерским? На что шли деньги налогоплательщиков?


И еще: “На заседании отмечалось, что в период руководства организацией узбекистанской стороной были сделаны важные шаги на пути развития многосторонних отношений между странами-партнерами”. Такое ощущение, что эти слова пишут для жителей Африки, которым “по барабану”, что творится в далекой и непонятной им Центральной Азии. О каких важных шагах идет речь? О тех, которые совершаются невидимой ногой человека-невидимки?


Во-первых, в период руководства Узбекистаном ЦАС были закрыты узбекско-казахстанская и узбекско-кыргызская границы – это и есть “важные шаги на пути развития многосторонних отношений”? Предлогами были – эпидемия ящура и сальмонеллеза, атипичной и просто типичной пневмонии, борьба с контрабандой и террористическими группами. Складывалось впечатление, что в Центральной Азии просто ядерная вспышка всевозможных болезней, а также место дислокации всех бандитов и террористов Земли. Хотя причину невозможно было не заметить: это — естественная реакция населения Узбекистана после идиотских решений о закрытии оптовых рынков и введения высоких таможенных пошлин на импортируемые товары. Узбекские граждане вынуждены были искать дешевые промышленные и продовольственные продукты в соседних республиках. Это элементарная реакция простых экономических законов. И их невозможно изменить административно-директивными решениями недальновидного правительства.


Во-вторых, насколько многосторонние отношения подразумевают введение визового режима Узбекистана с Кыргызстаном и Таджикистаном? Укрепления границ путем мин и колючей проволоки? Установки таможенно-грабительских и милицейско-унижающих постов? Или это проявляется в нерешении вопросов анклавов на территории государств?


“Помимо встреч глав государств на высшем уровне, были организованы бизнес-форум деловых кругов в масштабах региона в г.Ташкенте, заседания представителей парламентов стран-членов организации. Самое главное, был сделан особый акцент на практических сторонах и полном исполнении документов, принятых в рамках этой региональной структуры для повышения ее авторитета и эффективности”.


Что касается встреч глав государств, то они осуществляются за счет денег налогоплательщиков, и тут не до режима экономии. Ведь президентам нужно жить в шикарных отелях, летать на государственных “Боингах”, ездить в охраняемых бронелимузинах, возить с собой придворную челядь, организовывать маршруты, безопасность, информационную поддержку, а это требует больших сумм. Но в этом ЦАС явно преуспел. Судите сами: встречи в декабре 2001 года в Ташкенте, в феврале 2002 года в Алматы, в июле 2002 года в Актау, октябре 2002 года в Душанбе, в декабре 2002 года – в Астане, а также в мае 2003 года в Ташкенте (внеочередной, правда, стихийно сложившийся). Такое ощущение, что весь бюджет республик спущен на эти миссии. Или, может, они осуществляются за счет личных сбережений участников? Тогда остается завидовать наличию таких источников дохода у сильных мира сего…


Эффективность бизнес-форумов в рамках Центральной Азии всем известна, об этом даже скучно шутить. Учитывая, что в Узбекистане далеко не лучший инвестиционный климат, трудно предположить, что среди казахских или кыргызских предпринимателей найдется много смельчаков для работы на местных рынках. Сейчас все больше узбекских предпринимателей уезжает в соседний Казахстан, хотя условия работы там тоже не сахар, однако не совсем уж такие невыносимые, как в Узбекистане. Конечно, существуют совместные предприятия с участием партнеров из соседних государств, но насколько они весомы в нашей экономике, как они развиваются? Не уверен, что услышу много слов от руководства этих предприятий в адрес отечественных законов и механизмов.


Отдельно пройдусь о встрече парламентариев. Идея не нова. Еще раньше в рамках СНГ появилась Межпарламентская Ассамблея, в которой участвуют делегаты из национальных парламентов. Ташкент отказался от участия в таких структурах, заявив, что не приемлет союза по политическим мотивам. Более того, в подобных встречах, мерещилось власти, что в Санкт-Петербурге (месте нахождения Межпарламентской Ассамблеи СНГ) создается новая наднациональная структура, где будут вырабатываться законы, исполнение которых будет обязательным для всех, и станет таковым для Узбекистана, если он туда войдет.


Потом этот “бред” появился в рамках Центральной Азии в середине 90-х годов – и он был похоронен Ташкентом. И лишь после известных событий с экстремизмом в регионе узбекская сторона спохватилась и стала призывать соседей к активному диалогу, укреплению контактов на всех уровнях, в том числе и между парламентариями. Лишь бы вместе вдарить бандитам-экстремистам, а о прежних идеологических установках почему-то забыли. А ведь как убеждали свой народ и иностранные делегации, что Узбекистан против политической интеграции, мол, это есть возрождение Советского Союза. Может, у власти амнезия? Ну, мало ли что в жизни бывает: упал с полки, мозги отшибло, там помню, а там – не помню… Ромашка!


Кстати, о каких практических сторонах и полном исполнении документов идет речь? В рамках ЦАС были приняты сотни разных документов, проектов, но где они? Почему никто не говорит: господа, вот на сегодня работает столько-то проектов, они принесли такой-то экономический эффект, действует столько-то соглашений. Если впустую болтать, то авторитет у этой организации не повысится.


А если честно, то нет авторитета у этой аморфной и практически бесполезной структуры не только у самих правительств ЦАС, но и населения, которое, впрочем, и не слыхивало о существовании такой организации. Если не отрегулированы вопросы приграничной торговли (зоны свободной торговли-то и нет поныне!), нет нормального перетока капиталов, рабочей силы (это вообще нонсенс для нас!), нет нормальных банковских расчетов между государствами… Если Ташкент перекрывает газовую трубу братьям-казахам и кыргызам, кыргызы в ответ не дают летом нам воду, а казахи-соседи по-дружески перекрывают железнодорожный транзит… Если казахские таможенники грябят узбекских бизнесменов, узбекские милиционеры ловят таджикских гостей, кыргызские граждане жалуются на казахских пограничников… Так это что – результат работы “авторитетной и эффективной” интегративной организации? Тогда, извините за резкость, на хрена она нужна?


“В ходе переговоров также серьезное внимание уделялось развитию экономической интеграции в регионе, совершенствованию форм и механизмов политических, социальных, научно-технических, культурно-просветительских связей”. Сухие фразы, словно читаешь учебник анатомии слона…


Торговля Узбекистана с соседями по ЦАС остается на одном уровне, хотя были периоды, когда объемы значительно уменьшались (но об этом не любят говорить), не лучше ситуация у других членов ЦАС друг с другом. Торговля идет в основном между низовыми хозяйствующими субъектами, которым мешают сотни барьеров, воздвигаемых административными структурами членов ЦАС. А правительства и в ус не дуют, чтобы помочь своим бедолагам-бизнесменам решить порой острые конфликты с соседями.


Проекты, предложенные еще в середине 90-х годов в рамках ЕЭП, остались воздушными замками. На сегодня строятся не менее красивые и не менее грандиозные замки, вес которых сравним с облаком. Работая в Управлении стран СНГ МИДа Узбекистана я перечитывал эти проекты и все пытался узнать, какие из них работают. Узнавал – что они пока в разработке. Не уверен, что к настоящему времени они приобрели реальные очертания.


Фразы “совершенствование форм механизмов… связей” вызывают оскомину. Ибо нет предела совершенству! Можно до бесконечности в пространстве и во времени совершенствовать механизм, а люди, стоя у шлагбаума таможни и пограничников, будут мучиться и дальше от таких вот “механизмов”.


Понравилась фраза: “На одной из предыдущих встреч в рамках организации Ислам Каримов высказал предложение о трансляции обменных телепрограмм стран региона… На заседании также был сделан практический шаг и в этом направлении. Отныне телевидение каждой страны – члена организации по два часа в неделю будет транслировать передачи телевидений государств-партнеров по ЦАС”.


Прекрасная идея! Хотя несколько лет назад Ташкентом это было бы воспринято как идеологическая диверсия. Ведь Узбекистан отказался участвовать в телепередачи СНГ “Мир”, запретил через цензуру публиковать материалы о соседях (даже упоминать о существовании “партнеров по ЦАС”). Но не думайте, что все будет так, как решили главы государств на алматинской встрече.


Как вы представляете себе трансляцию на Узбекистан передачи казахстанского телевидения, в которой критикуется официальная позиция Ташкента по какому-то острому вопросу? Или художественный фильм узбекских кинематографистов о подвигах Амира Темура в степях Казахстана сотни лет назад, когда вырезались целые народы? Не думаю, что политические, особенно критического характера, передачи будут позитивно восприняты властью всех четырех государств.


Но два часа чем-то же надо заполнять… Скорее всего, будут транслироваться “ляй-ляй”, то бишь музыкальные передачи. Или культурно-просветительские передачи. О проблеме Арала. О традициях. О языке. Хотя, впрочем, это тоже важно. И это нужно знать, чтобы не представлять лет через двадцать себе казахов как жителей той же далекой и недоступной Африки: вай, Марьям-опа, видела казаха, он-то не негр, оказывается, вай-вай-вай, он на нас похож!..


“По итогам встречи был подписан ряд документов. Среди них – совместное заявление руководителей Республики Узбекистан, Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Республики Таджикистан, решение об усилении координации действий государств-членов организации “Центрально-Азиатское сотрудничество” по борьбе с терроризмом, экстремизмом и незаконным оборотом наркотиков”.


Совместное заявление в узбекской печати не опубликовали, поэтому трудно сказать, о чем говорили президенты. Решение о борьбе с экстремизмом – явный повтор заезженной пластинки. Складывается такое ощущение, мол, люди забывают, что подписывали на прежних саммитах, и вновь подписывают документы о борьбе с тем, с чем бороться просто не хотят. Если документы вновь и вновь по одним и тем же вопросам принимаются, значит, они просто не работают или не-э-ффе-кти-в-ны! Чего далеко ходить, посмотрите то же “Народное слово” в прошлых месяцах, и вы найдете статьи, что президенты на встречах говорили о необходимости борьбы с терроризмом и экстремизмом и подписывали меморандумы, соглашения, договора…


“Проекты документов тщательно обсуждались президентами и были дополнены важными практическими рекомендациями”.


Интересно, а какие практические рекомендации могли предложить президенты, которые на своих двух ногах никогда не пересекали границы, не стояли в очереди за обменом валюты или у пограничного поста, их не шмонали таможенники?.. Они не могут различить дактилоскопию от кардиограммы, героин от марихуаны… А все туда же – дают советы. От таких-то советов и интеграции не видно!


“В ходе встречи были определены масштабы работ на ближайшую перспективу для осуществления этих целей, которые играют важную роль в активизации процесса интеграции в наших странах и улучшении уровня жизни населения региона. В частности, достигнута договоренность о необходимости обращения к международным финансовым организациям и разработке соответствующей концепции в этом плане”. Вы что-нибудь поняли? Для меня этот абзац – сплошной набор слов, разбросанных в бессмысленном порядке на странице газеты.


Неизвестно простому читателю, какие работы выполнялись за 10 лет существования интеграции и как они вообще выполнены. Так что определять “на ближайшую перспективу”? Кстати, эта перспектива не растянется ли на 200 лет, как обещанный коммунизм? Играют ли “важную роль в активизации процесса интеграции” противопехотные мины на границах, визовые режимы, полицейская регистрация, таможенный грабеж? Как можно улучшить уровень жизни населения, где размеры заработных плат абсолютно разнятся, и порой кажется, что Казахстан в этом направлении никому не догнать…


К каким международным финансовым организациям и зачем собираются обращаться главы государств? Брать кредиты? У Узбекистана, откуда два года назад сбежал МВФ, внешний долг почти в $5 млрд., о котором узбекский народ и слыхом не слыхивал. Так что еще брать-то? Кто расплачиваться будет? Неужели сами главы государств?.. Или население Центральной Азии, которое и так еле выживает?..


Единственное, что вызывает мысль о постановке проблемы в практическую плоскость, – это “вопросы по созданию консорциума по использованию в рамках организации региональных водоэнергетических ресурсов, осуществлению коммуникационных проектов в рамках заинтересованных государств и улучшению обеспечения продовольственной продукцией стран региона”. Хотелось, чтобы эти жизненно важные аспекты были реализованы.


Хотя может получиться, что это просто шутка клоунов, которые собирают зрителей в большом цирке, именуемом Центральная Азия, а мы все смеемся, верим, хлопаем в ладоши. А выходя из цирка, вновь попадаем из “Чудесной сказки” в “Страну Дураков”…

Новости партнеров

Загрузка...