Я подключаюсь к Интернету…

Модерация – это плохо, а отвечать за чужие слова хорошо?

Наверное, у большинства пользователей Сеть ассоциируется с аналогом независимой прессы. К тому же, всемирной. Каждый может высказать собственное мнение, специальное образование или виртуозное владение словом здесь не обязательно. Казалось бы, в отличие от традиционных СМИ, в Интернете практически отсутствует цензура. Ни временных, ни территориальных границ. Только ты и виртуальная реальность…


На самом деле ощущение глобальной свободы обманчиво: пусть и виртуальная, но все-таки реальность. Подтверждения можно найти и в Казнете, и во Всемирной паутине. Да и полной свободы, говорят, не бывает. В Интернете тоже есть свои правила и ограничения. Только судить, насколько они адекватны и справедливы, трудно.


Недавно в программе “Пресса” на “31 Канале” обсуждались проблемы казахстанского Интернета. Журналист Айгуль Омарова затронула актуальную тему: “До настоящего времени во всем мире не создана законодательная база Интернета. Интернет, с одной стороны, средство связи, с другой — средство получения и распространения информации. И нельзя забывать, что Интернет – мощное пропагандистское оружие”.


Даже если в отдельно взятой стране интернет-ресурсы подведены под какие-то правовые рамки, это лишь робкие попытки взять под контроль специфическую сферу деятельности. Это касается законодательства стран СНГ, для которых Интернет сравнительно новое явление, и дальнего зарубежья. Участились претензии к публикациям, появляющимся на веб-сайтах. Возникают вопросы защиты авторских прав, свободы слова, чести, достоинства и деловой репутации.


Регулярно разгораются скандалы, связанные с нарушением авторских прав к интернет-изданиям в Соединенных Штатах. В прошлом году украинский суд впервые удовлетворил иск по защите чести, достоинства и деловой репутации к местному интернет-изданию. Рассказывая о судебном процессе по иску о защите деловой репутации в Арбитражном Московском суде в 2003 году, автор написал: “Судебное разбирательство имеет принципиальное значение для российского Интернета. Если суд признает правоту истца, владельцам сайтов придется нести ответственность за высказывания посетителей в форумах, гостевых книгах и т.п. Возможно, это будет означать конец сетевой демократии в зоне Ru, предполагающей, что на немодерируемом форуме может быть высказано самое экстравагантное мнение. Если оффлайновые издания находятся в постоянных судебных тяжбах из-за некомпетентных материалов, порочащих честь и деловую репутацию человека или компании, то электронным материалам до сих пор не придавалось такого значения, чтобы публикация компромата была основанием для подачи иска”.


К модерации можно относиться по-разному: с одной стороны, это самоцензура, с другой — кому понравится отвечать за чужой стеб?


Для казахстанских интернетчиков столкновение с законом пока не стало привычным (тьфу-тьфу-тьфу) делом, но уже не в новинку. В судебных разбирательствах “засветились” интернет-сайты “Евразия” и “Азиопа”, сайт Казахстанского представительства международной организации “Internews network”, интернет-газета “Навигатор”. Кстати, завершившееся недавно дело по иску Данияра Ашимбаева к газете “Соз” могло принять иной оборот. Напомню, ответчик утверждал, что впервые оспаривавшийся материал Д.Ашимбаева был опубликован на “Кубе”, “Соз” только перепечатала. Если бы истец согласился с этим доводом, то “Куб” мог бы попасть в число соответчиков, или вообще появился бы новый иск. Правда, тогда бы у казахстанской Фемиды могли возникнуть сложности: хотя сайт работает на Казахстан, компания-владелец зарегистрирована во Франции. Как пояснил руководитель юридической службы фонда “Адил Соз” Илиодор Кальсин, “применительно к иностранным юридическим лицам наше законодательство позволяет привлечение их к участию в деле, если истец по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации проживает на территории РК или это лицо имеет на нашей территории орган управления, филиал, представительство или имущество. А ведь Интернет-сайт сам по себе тоже имущество. Другой вопрос, будет ли иностранное юридическое лицо выполнять определения и решение суда, находясь на территории государства, с которым у Казахстана не подписан соответственный международный договор“.


Когда в 2002 году Верховный суд Австралии по апелляционной жалобе издательства “Dow Jones” по делу против австралийского горного магната Джозефа Гутника постановил, что действие местного закона о клевете и намеренном искажении информации распространяется не только на австралийские веб-сайты и печатные издания, но и на зарубежные компании, журналист написал: “Решение австралийского суда является важным прецедентом, и ряд юристов полагают, что его могут взять на вооружение и другие страны Британского содружества, прежде всего, Канада и Великобритания. Критики же называют такое решение посягательством на свободу слова и опасаются, что вынесенное в Австралии решение может положить начало массированной кампании по введении цензуры в Сети.


Наиболее остро проблема стоит для интернет-изданий, которые доступны читателям по всем миру, независимо от действующих в том или ином государстве законов. Частично возникшую проблему можно решить, определяя географическое положение пользователя и меняя в зависимости от него контент сайта. Тем не менее, в перспективе перед международным сообществом стоит задача выработки единых норм обеспечения свободы слова в Сети”.


Сам по себе Интернет — результат (или корень?) глобализации. Очевидна необходимость отраслевого, универсального законодательства, которое ратифицировали бы все государства (или большая часть). Разрабатывать законодательную интернет-базу должна международная рабочая группа из независимых юристов, представителей правительств и интернет-ресурсов. Рабочие заседания которой, допустим, будут проходить в виртуальном пространстве…


 

Новости партнеров

Загрузка...