Ротшильд передает бизнес де Ротшильду

В банковской империи Ротшильдов перемены: патриарх сэр Ивлин де Ротшильд решил объединить английскую и французскую части банковской группы с 200-летней историей, а контроль над группой передать барону Давиду де Ротшильду.

 Сэр Ивлин, который руководил Rothschild 21 год, долго не сдавался. И сейчас, в 71 год, он собирается занимать ведущие посты в подразделениях Rothschild. \»Я не собираюсь уходить и всегда готов помочь, если это потребуется\», — говорит он. Ивлин де Ротшильд останется председателем компании Rothschild & Son, лондонского подразделения группы, но не будет занимать руководящих должностей. Он также будет председателем совета директоров голландской компании Concordia, которая будет контролировать банковские активы семьи Ротшильд. Сейчас они разделены поровну между британской и французской частями семьи, но фактически управление компании передано французам.


Объединение отдельных частей группы в одну компанию — сложная задача. Сэру Ивлину было над чем подумать, и, по его словам, на раздумья ушла \»пара лет\». Когда конкурент Rothschild — группа Lazard решила подобным образом объединить свои подразделения, тоже разбросанные по всему миру, дело не пошло. Оказалось, что их методы ведения бизнеса в разных странах не совсем совпадают, попытки объединения только сделали эти различия более явными.


Но Давид де Ротшильд доказал, что может управлять группой, чьи офисы находятся в нескольких мировых финансовых центрах, Лондоне, Париже и Нью-Йорке.


Давиду де Ротшильду пришлось с нуля создавать весь французский бизнес Rothschild — банк был национализирован в 1982 г. при социалистическом правительстве Франсуа Миттерана.


Для того чтобы достичь успеха, конечно, было достаточно и одной фамилии. Но Давид много чего сделал и собственными руками. \»Он не боялся испачкать руки, ему приходилось дозваниваться до секретарш директоров корпораций, и он знал, как их разговорить\», — говорит один из бывших коллег Ротшильда.


Одним из самых важных событий в его карьере стала организация покупки издательского дома Presse de la Cite в 1986 г. по заказу друга семьи, предпринимателя Джеймса Голдсмита.


В 1997 г. Давид де Ротшильд встал во главе инвестиционного управления банка. Уже тогда он неофициально управлял отделениями банка в Лондоне, Париже и Нью-Йорке. Уже тогда он старался создать сплоченную команду из знатоков банковского дела, работающих в разных частях света.


Его задача была в том, чтобы заинтересовать их в совместной работе. Люди должны были научиться обмениваться информацией и помогать друг другу в работе над разными проектами.


Ротшильд смог преодолеть проблемы, которые чуть не привели к развалу Lazard, например умел улаживать споры по поводу того, как делить прибыль. Еще Ротшильд решил поднять зарплаты, чтобы Rothschild могла позволить себе нанимать таких же квалифицированных сотрудников, как большие банки. Таким образом, Ротшильду удалось заполучить, например, бывшего работника Lazard Джеральда Розенфельда, который помог основать нью-йоркский офис банка. Давид понимал, что, не делая всего этого, трудно соперничать с другими банками на рынке консультационных услуг.


На прошлой неделе, давая комментарии относительно новой структуры Rothschild, Давид вновь доказал, что является блестящим дипломатом. \»Разумеется, я буду искать совета [Ивлина], если у меня ничего не получится\», — говорит Ротшильд.


За мягким и дипломатичным стилем Ротшильда скрываются большие амбиции.


\»Люди не видят, насколько велики его амбиции, он хорошо умеет их скрывать в отличие от других банкиров, у которых все напоказ, — говорит один из коллег Ротшильда. — Но его амбиции не в том, чтобы быть богатым и влиятельным. Ему важно, чтобы фамильный бизнес процветал и компания занимала достойное положение на рынке\».


Возможно, это то, чего не хватает Ивлину де Ротшильду. По словам банкиров, работавших с ним, отношения с подчиненными у него не ладились.


Чувство принадлежности к одной династии у Ротшильдов настолько сильно, что они продолжают называть друг друга кузенами — это несмотря на то, что их ближайший родственник, Майер Амшел, умер в 1812 г.


Но в жизни они так же непохожи, как и в методах ведения бизнеса. Сэр Ивлин, в частности, любит посещать тайные собрания влиятельных бизнесменов и политиков, напоминающие заседания масонских лож. Его жена Линн — близкая подруга Хиллари Клинтон.


Политическая карьера Давида всегда была менее заметна, но имела больший практический смысл — так, в течение 17 лет он был мэром города Пон л\’Эвек в Нормандии и до сих пор является членом городского совета. В городе у Ротшильда свой замок, окруженный рвом. Он также является председателем Французской федерации иудаизма.


Есть черта, объединяющая Ротшильдов. Как и Ивлин, Давид считает, что бизнес должен оставаться в руках потомственных Ротшильдов. Его друзья говорят, что в какой-то момент он может решить включить в группу Rothschild частный банк Бенджамина де Ротшильда в Женеве.


На смену Давиду, которому сейчас 60, уже подрастает его племянник Эдуард, который на 15 лет его моложе. В Париже поговаривают, что Эдуард де Ротшильд, возможно, будет руководить парижским офисом Rothschild — Давиду теперь придется управлять всей группой. \»В нашей семье передача полномочий происходит мирно\», — сказал Давид о своем назначении главой группы. Он имел в виду свои отношения с Ивлином, но его слова сулят Эдуарду большое будущее.


Ротшильд вряд ли кардинально изменит стратегию компании. В прошлом году руководство Rothschild уже приняло кардинальное решение продать убыточное подразделение, занимающееся управлением активами, и полностью переключиться на частные банковские услуги. Ротшильд также собирается расширить деятельность на рынке прямых инвестиций, которые приносят группе больше прибыли, чем другие операции.


По мнению экспертов, группа вряд ли решит оставить в своем составе убыточные подразделения из сентиментальных соображений. (FT, 11. 07. 2003, Кирилл Корюкин)


Источник: Ведомости


 


 

Новости партнеров

Загрузка...