Путь к стальным миллиардам пролегает через Темиртау. А также о письме М.Тажина редактору Financial Times

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

История стального махараджи


Индийский миллиардер Лакшми Миттал, хозяин крупнейшего сталелитейного комбината Казахстана, стал героем обширной публикации в Financial Times, которая указывает и на то, что его глобальный бизнес не совсем прозрачен. Значительная часть этой поучительной статьи посвящена деятельности Миттала в Казахстане. Итак, что же пишет FT о настоящем герое капиталистического труда.


Когда менеджеры компании LNM, находящиеся в собственности и управляемой индийским миллиардером Лакшми Митталом, прибыли в Центральную Азию семь лет назад, мораль на заводе и в расположенном рядом городе Темиртау была на крайне низком уровне. Предыдущий директор предприятия был застрелен из-за размолвки с одним из его подчиненных, многие служащие месяцами не получали зарплату.


Технические неполадки на заводе, который также обеспечивает теплом и электроэнергией 170000 жителей Темиртау, привели к тому, что быт большинства работников был абсолютно спартанским. После тяжелого рабочего дня они замерзали дома при свечном освещении, а температура за окном была до минус 20°C. \»Состояние некоторых цехов было ужасным, даже опасным\», — вспоминает В.С. Джха, один из примерно 15 менеджеров, в основном индийского происхождения, прибывших восстанавливать предприятие, налаживать финансовое состояние, улучшая маркетинг и инвестиции.


Теперь завод \»Кармет\», построенный в голой степи в центральном Казахстане, стал одним из оплотов LNM. Он получает хорошую прибыль, производя около 4 миллионов тонн стали в год, что вдвое превосходит показатели 1995 года, когда LNM приобрела завод. Также он стал одним из немногих положительных примеров финансового оздоровления прежнего советского промышленного производства и послужил моделью для последующих приобретений LNM, которые сделали индийскую группу вторым производителем стали в мире после Arcelor из Люксембурга.


Несмотря на это, Миттал представляется противоречивой личностью. В Великобритании, где он живет и где расположен его офис, о нем заговорили после того, как он пожертвовал Лейбористской партии Тони Блэра 120 тыс. фунтов стерлингов. Незадолго до этого Блэр написал письмо правительству Румынии, где поддержал предложение Миттала о приобретении государственной компании Sidex. Также известно о близких отношениях Миттала с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, которого обвиняют в нарушениях прав человека и причастности к делу о взяточничестве в США.


Конкуренты по-разному отзываются о Миттале. Но у него есть и поклонники. Американский бизнесмен Питер Маркус говорит, что индиец находится на вершине десятки людей, которых он встречал в промышленности. \»Он жесток и властолюбив, он знает все, что происходит в его компании в деталях, и он пользуется огромным доверием своих подчиненных\», — говорит Маркус.


LNM стремительно освоилась в перипетиях сталелитейного рынка бывших соцстран. Фирма обошла своего конкурента — компанию US Steel, которая три года назад купила сталелитейное производство в Словакии. В понедельник LNM приобрела PHS, польский металлургический комбинат, победив на конкурсе US Steel.


В промышленности, в которой большинство компаний работают на региональном уровне, LNM действует глобально. Ни один другой производитель стали не имеет предприятий более чем на двух континентах — Миттал владеет заводами на пяти континентах. За последние два года четыре приобретения LNM — в Чехии, Румынии, ЮАР и Алжире — увеличили мощности компании на 80 процентов, до 32 млн. тонны в 2002 г. В этом году продажи LNM — включая производства во Франции, Германии, США, Тринидаде и Индонезии — как ожидается, достигнут 12 млрд. долларов, а доходы с прошлогоднего 1,4 млрд. вырастут до 2 млрд. долларов.


Залогом успеха LNM служит современный маркетинг, владение потоками информации и обмен техническими достижениями. 53-летний Миттал преодолевает 35000 миль в год на собственном реактивном самолете, посещая обширные владения компании. Каждый понедельник он проводит со старшими менеджерами всех заводов LNM многочасовые конференции, во время которых происходит обмен достижениями и важной информацией.


После приобретения нового предприятия туда отправляется команда до 20 человек с других заводов, ее целью является поиск идей по улучшению деятельности. Подобные группы действуют как внутренний аудитор, предлагая рецепты исправления проблем. Сам Миттал стремится во всем быть живым образцом того, как надо действовать во благо компании. Важным является то, что в LNM нет одного доминирующего предприятия, поэтому возникает особая корпортивная культура, в рамках которой люди свободны в передаче идей.


\»Кармет\» является примером того, как идет этот процесс. В Казахстане у LNM 55 тысяч работников, что делает фирму крупнейшим работодателем страны. Половина из них работают на металлургическом комбинате, остальные на вспомогательных производствах, включая расположенные неподалеку шахты, снабжающие завод сырьем. Также компания управляет трамвайной сетью Темиртау и владеет лучшей гостиницей города.


Перед продажей завода в 1995 г. эксплуатационные затраты здесь составляли 268 долларов на тонну стали. Благодаря техническому усовершенствованию расходы сократились до 114 долларов. Аналитики говорят, что эксплуатационные расходы \»Кармета\» на 40 процентов ниже, чем у конкурентов из Японии, Западной Европы и США.


Во многом это преимущество сложилось благодаря низкой оплате труда — в Казахстане рабочие получают всего 300 долларов в месяц, или только 10% от соответствующего уровня в Западной Европе. При этом, несмотря на низкую себестоимость, цены за сталь завода, экспортируемую в более чем 40 стран, вполне соответствуют западным, поскольку на заводе осуществлена программа технической модернизации, потребовавшая значительных инвестиций. До 2005 г. LNM вложит в предприятие 1,2 миллиарда долларов, включая затраты на покупку самого завода.


У Миттала почти что безграничные планы. Он говорит, что \»в определении оптимального размера нашей компании нет никаких реальных пределов\». Однако некоторые аналитики упрекают фирму в непрозрачности финансовой структуры. Это приводит к некоторым сложностям на фондовых биржах, поскольку не всегда понятны взаимоотношения и обязательства LNM и Ispat, что отпугивает потенциальных инвесторов. Корреспондент FT пишет, что если Миттал сделает свою компанию более прозрачной, это поднимет его авторитет в мировом деловом сообществе.


А вот что писали о Миттале и его владениях в последние дни другие издания.


Индийский стальной барон Лакшми Миттал, проживающий в Англии, приобретает крупнейшее сталелитейное производство Польши за 560 млн. долларов. Фирма Миттала LNM, судя по сообщению газеты Independent, станет владельцем металлургического комбината PHS после одобрения сделки польским правительством. Этот завод находится в сложном финансовом положении из-за низких мировых цен на сталь. Миттал заплатит 150 млн. долларов за 75 % акций и возьмет на себя оплату долгов в размере 410 млн. долларов. Также рассматривается возможность приобретения по аналогичной схеме контрольного пакета еще одного польского металлургического предприятия-банкрота. Судя по всему, при осуществлении сделки использовались механизмы, апробированные в Казахстане 8 лет назад.


Ежегодные доходы LNM (в нее входит группа Ispat) оцениваются в 8 млрд. фунтов стерлингов (порядка 12 млрд. долларов). Агентство PR Newswire называет группу Ispat вторым производителем стали в мире, осуществляющим поставки на рынки более чем 55 государств. Основные владения Миттала, расширяющиеся с каждым годом, расположены в Мексике, США, Германии, Франции, Чехии, Индонезии, Казахстане, ЮАР и др. странах. Причем продукция компании выигрывает за счет самой низкой себестоимости. В Казахстане группе LNM принадлежит гигант черной металлургии — Карагандинский металлургический комбинат в Темиртау, ныне известный как АО \»Испат-Кармет\».


О Лакшми Миттале много писали в прошлом году, когда он оказался вовлечен сразу в несколько скандалов, причем с участием самого премьер-министра Великобритании. Сначала местная пресса обвинила его в финансировании Лейбористской партии на сумму в 125 тыс. фунтов. Это пожертвование поступило за два месяца до того, как премьер-министр Тони Блэр написал президенту Румынии письмо, в котором поддержал предложение Миттала о покупке крупного сталелитейного предприятия в этой стране. ВВС в связи с этим напомнила, что \»компания Миттала LNM не является британской и зарегистрирована на Голландских Антильских островах\», известных как одна из \»карибских налоговых гаваней\».


Затем информационная служба ВВС выяснила, что миллиардер давал миллионы долларов в качестве \»специальных комиссионных\», чтобы организовать сделку в Казахстане. Сумма в 100 млн. долларов была передана так называемой группе Шодиева, за что было обещано содействие в покупке Карагандинского металлургического комбината. \»Ключевые члены группы Шодиева, — говорилось в информации ВВС, — имеют деловые связи с организованной преступностью в бывшем Советском Союзе\».


В 1995 г. Миттал, которого газета Guardian назвала \»стальным махараджей\», купил сталелитейный гигант в Казахстане за 310 млн. долларов. Один из ключевых участников сделки, Йоханнес Ситтард, второй человек в LNM в 1995-2001 гг., признал оплату огромных комиссионных. \»Мы выплатили комиссионные в течение определенного времени …, потому что было очень важно получить поддержку местных властей и решить налоговые проблемы\», — сказал ВВС Ситтард. Официальный представитель LNM однако заявил тогда, \»что 100 миллионов не были комиссионными, эта сумма вырвана из контекста, а деньги были переведены группе Шодиева за поставку на \»Кармет\» железной руды и электроэнергии\».


Кстати, соглашения о покупке \»Кармета\» предоставляют группе LNM очень широкие налоговые преференции, сумма которых исчисляется сотнями миллионов тенге.


По материалам публикаций и архивных материалов www.independent.co.uk, www.bbc.co.uk, www.guardian.co.uk, www.prnewswire.com, www.ft.com


Рынок металлов по-прежнему нестабилен


Между тем ситуация на рынках черных металлов остается сложной. Во многих странах продолжаются антидемпинговые разбирательства, нередко затрагивающие интересы единственного крупного производителя стали в Казахстане — \»Испат-Кармета\».


Правительственная комиссия Перу ввела антидемпинговые меры в отношении стального проката из Казахстана и России для защиты национальной металлургической промышленности. Это решение стало результатом расследования, начатого в сентябре 2002 г. по просьбе местной сталелитейной фирмы Siderperu. На основе оценки ущерба, нанесенного импортом, введены дополнительные пошлины в размере 20,8 % — в отношении Казахстана, и 17,3 % — в отношении России.


Таиланд, напротив, объявил об отмене антидемпинговых пошлин, наложенных в мае на горячекатаный прокат, импортируемый из 14 стран, включая Японию, ЮАР, Россию и Казахстан, сообщает из Бангкока корреспондент Reuters. Действовавшие пошлины составляли от 3,45 до 136,5 процента в зависимости от страны и компании-производителя.


Особые надежды металлургической отрасли Казахстана связаны с Китаем, который, кстати, также периодически вводит и отменяет антидемпинговые санкции. По данным Asia Pulse Businesswire, эта страна стала крупнейшим импортером проката в мире, обойдя Соединенные Штаты. В числе главных поставщиков стальной продукции в КНР названы Япония, Южная Корея, Россия, Казахстан и Тайвань.


Таким образом, КНР становится в перспективе крупнейшим торговым партнером Казахстана в торговле как нефтью, так и продукцией черной металлургии.


По материалам публикаций www.hoovers.com, www.reuters.com, www.asiapulse.com


Пускай Financial Times критикует Казахстан, но только лет так через 200…


Financial Times напечатала письмо редактору газеты от заместителя главы администрации президента Казахстана профессора Марата Тажина (надеюсь, речь идет именно о нем, хотя фамилия 3 раза написана Tahzin). Ниже приводится полный текст публикации сайта www.ft.com.


\»Господа, что касается вашей статьи \»Казахские связи: как за деньги получить доступ к политикам и брокерам власти в Вашингтоне\» (от 26 июня), имеются различные взгляды на Казахстан; я предпочитаю оперировать фактами. Начиная с решения правительства добровольно уничтожить оружие массового уничтожения, оставленное в нашей стране советской империей, мы гордимся сотрудничеством с США, наиболее наглядно проявившееся в недавней войне против терроризма. Этот союз — важнейший приоритет для нашего правительства, и мы, подобно многим, готовы выслушать советы других для собственного совершенствования. Мы приветствуем критику, но не принимаем мнение тех, кто отказывается признавать наши достижения в построении диверсифицированной, прозрачной, свободной рыночной экономики. Казахстан интенсифицирует демократические реформы, создавая закон о выборах, основанный на руководящих принципах ОБСЕ, и закон о средствах массовой информации, устанавливающий лучшие гарантии свободы слова.


США шли к демократии 200 лет, и все еще преодолевают ошибки, принимая новые законы по финансовому реформированию и корпоративному управлению. Нам всего 12 лет. Мы просим оценивать нас не только по нашим ошибкам, но и по тому, как мы учимся на них, подтверждая наше обязательство идти, создавая новые законы, к становлению действительно демократического Казахстана.


M.Тажин — первый заместитель главы администрации президента Казахстана.\»


Что же хотел сказать г-н Тажин этим письмом? Вроде бы оно стало откликом на конкретную публикацию [ее изложение можно найти в обзоре мировой прессы от 30 июня], однако что же мы имеем по существу дела. Речь идет о важных вещах, для начала попытаемся выявить какую-то причинно-следственную связь между ними и содержанием того материала FT.


Не могу не согласиться с г-ном Тажиным в том, что важно помнить о вкладе Казахстана в ликвидацию оружия массового уничтожения, и не дай Бог какой-нибудь отъявленный негодяй в журналистском обличье посмеет усомниться в этом. Я сам попытался отыскать такого подлеца. Увы, безуспешно. Напротив, все, кто поднимает эту тему, уважают вклад нашей страны в дело мира. Вот, из свежего: 15 июля автор издания Asia Times (www.atimes.com) Джон Феффер привел Казахстан в качестве образца Северной Корее, которая пугает всех ядерными бомбами. И это не единичный случай. Сколько было публикаций в газетах и на лентах информагентств несколько месяцев назад, когда наш пример Белый дом пытался предложить как модель для иракского руководства.


Вряд ли кто поставит под сомнение и то, что Казахстан строит демократию всего ничего, а на Западе этот процесс идет столетиями. Та же FT в начале месяца опубликовала следующие слова президента Назарбаева: \»Вы должны помнить, что европейские страны, включая Англию, сделали свои первые шаги к нынешней демократии более 300 лет назад. Мы сделали много всего за 10 лет, и мы заслуживаем комплиментов, а не критики\». О наших успехах в экономике тоже пишут — и не только СМИ, но и уважаемые финансовые институты, например ЕБРР (www.ebrd.org) или МВФ (www.imf.org).


И все остальное, о чем пишет зам. главы администрации, — вещи вполне правильные, но при этом очевидные и не новые для Запада. Хотя нельзя утверждать, что все априори убеждены в демократичности новых законов о печати и выборах (как раз все наоборот). Но при чем тут содержание статьи, по поводу которой написано письмо? Ведь она не о ядерной угрозе, и, по большому счету, даже не о демократических устоях в Казахстане.


За дипломатичными формулировками также осталось неясным, почему наши первые лица уже не в первый раз апеллируют именно к FT (в последнее время в редакцию уже писал министр иностранных дел, а корреспондент издания был удостоен интервью президента РК). Это влиятельное издание действительно регулярно информирует о ситуации в Казахстане, но чем хуже Washington Post или New York Times. Эти и многие другие газеты также публикуют критические статьи о Казахстане, но ни одна из них не удостоена такого внимания.


Увы, редактора FT назначает не администрация президента, и редакционная политика формируется не Астаной. Но могу подсказать смелый шаг. Смог же Абрамович купить \»Челси\», что нашему правительству стоит покопаться в закоулках бюджета (наверняка найдется очередная заначка) и купить FT, а потом поставить туда рулить редактора \»Казахстанской правды\». В таком случае все директивы \»сверху\» будут исполнены, а журналисты точно будут день и ночь трубить о наших успехах.


И вообще, если так своеобразно понимать назначение откликов на публикации — можно отксерить приведенный выше текст много раз и направлять его во все иностранные газеты по случаю появления очередного критического материала. И нечего заботиться о каких-то логических связях.

Новости партнеров

Загрузка...